Проделки Мессира

Проделки Мессира

В небольшой двор-колодец по Большой Садовой, 10, энтузиасты уже еле вмещались. А народ все прибывал. Толпа ждала чудес. А как же иначе в ночь на Ивана Купалу, да еще и в Доме Булгакова?

Рослый красноармеец в буденовке, то зазывно горланил: «Ка-а-му краснопролетарское сало?» (и вправду подносил желающим с черным хлебом), то вперивал в рядом стоящего строгий взгляд: «Ты почему не на фронте?». Телеоператоры смущались и путались в ответах. Бродила Аннушка с бидоном наготове. В настежь распахнутых дверях музея тоже бурлила жизнь. По узкой лестнице, мимо втиснутой в перила Геллы любопытные двигались вверх. (Говорят, приветствовал гостей и безголовый Берлиоз, но в толчее мы, видно, разминулись). Ровно с той же скоростью, время от времени застревая в пробках, двигались во двор удовлетворившие любопытство. Памятник Булгакову с примостившимся у его ног «почтовым ящиком желаний», витрины с фото и документами, плоские мониторы в резных картинных рамах, где проплывают то герои «Бега», то Шариков с профессором Преображенским... Конечно, все это лучше смотреть в обычный день. Или – в ночь. Потому что теперь, после шумной презентации, музей Михаила Афанасьевича будет открыт для посетителей до часу ночи. Ну а тем, кто хочет получить полноценные объяснения специалистов, лучше заявлять о своих желаниях заранее – по телефону. Меж тем, кроме многочисленных булгаковских персонажей и зрителей, туда-сюда бродили слухи: «Начало на летней веранде будет!», «Внутри давно уже экскурсия идет...» Но начали, похоже, разом везде. На веранде, неожиданно расположенной с тылу здания, красноармейцы, морально поддерживаемые Маргаритой, запускали в небо гигантский, в человеческий рост, бумажный стакан со свечой внутри – то ли люстру, то ли примус для Бегемота. Кто-то довольно похрюкивал наверху, на балконе. Возможно, это был Кот. Или Мастер. Или сразу оба. Пробило полночь. Внутри, тем временем, экскурсовод дома-музея Игорь Козлов, на вид ничем не отличимый от Коровьева, поведал, что дом этот, в котором Булгаков жил сам, а также поселил Воланда со свитой, обладал мистическими свойствами не только в романе – отсюда бесследно исчезали... – Где Бегемот? – раздался крик в коридоре. – Вы Бегемота не видели?! Толпа вздрогнула. Но тем не менее, переместиться на Патриаршии пруды, где впервые взорам читателей явился Воланд, не отказалась. Мессира на Патриаршиих обнаружено не было, зато количество любознательных любителей ночных прогулок увеличилось. – Эй, чуваки, чё тут? – заинтересовался представитель отдыхающей неформальной молодежи. Но, как ни странно, при словах «Мастер и Маргарита» протянул понимающе: «а-а-а!». Присоединились к экскурсии и москвичи Лариса Дмитриевна и Виктор Петрович с аккуратной хэмингуэевской бородкой – специально приехали с Нагатинской на велосипедах: «Интересно ж!» С трудом видный из-за голов Фагот все нагнетал мистики: в тот день была красная луна и самое большое количество самоубийств... Далее процессия плавно перетекла на Спиридоновку – к особняку, из которого, по одной из версий, улетала ведьма-Маргарита. Заканчиваться «булгаковский поход» должен у Дома Пашкова, откуда Мессир со свитой прощались с Москвой. Мы не дождались – закрывалось метро. Осталось ощущение шумной неразберихи, но, наверное, так и положено, когда в дело вмешиваются Мастер и Мессир? Словом, если запоздалый прохожий настигнет вас вопросом «как пройти в музей?», не хватайтесь за баллончик со слезоточивым газом, а вежливо объясните, где находится «нехорошая квартира». Сам же напросился.

Ночью гуляла Мария Кронгауз