Среди грязи и садов

По словам царицы Екатерины II, Москва была «сосредоточием нескольких миров». Действительно, город в те времена представлял собой несколько больших городов и деревень. Строилась Москва без всякого плана – как Бог на душу положит. Всяк хозяин дома что хотел, то и воротил.

Улица ты, улица

Соответственно, и улицы представляли собой сущий хаос. Кривые, неправильные, где чересчур узкие, где не в меру широкие, сплошные переулки, закоулки, тупики, плетни и заборы.

Мостили улицы по большей части хворостом или кругляшами бревен. С жителей собирали специальный побор – «мостовщину». Но мостили больше там, где было близко к Кремлю. Да и ходили по такой мостовой, порой по колени увязая в грязи.

Мостить улицы камнем в Москве начали с 1692 года. Всех крестьян и приезжих в столицу обязали в городских воротах сдавать по три больших камня.

Москва садовая

Впрочем, от грязи московской большая польза была – со столичных улиц грязь шла на удобрение царских садов, куда каждый год свозили по нескольку сот грязевых возов.

Во все былые времена Москва красовалась своими садами. Самый главный был царский сад – Васильевский. Принадлежал он Кремлю, а его создателем, по преданиям, был великий князь Василий Дмитриевич Донской (сын прославленного Дмитрия Донского) – первый садовод из наших великих князей.

А на другом берегу Москвы-реки лежали Садовники. В тамошних слободах жили только садоводы. К садам примыкала цветущая поляна (нынешняя Полянка) с прудами, рыбными сажалками, заливными озерами.

Сады в Садовниках, как и все в Москве, росли по все той же схеме – как Бог на душу положит. Дорожек в них не было, только хаотичные тропинки, и то не везде.

Малинники были почти непроходимы, бывало, туда захаживал «косолапый» – большой любитель малины. От каждого сада тянулись огороды, как правило, капустные.

Мой дом – моя крепость

Огромные дворы богатых домов огораживались забором, а порой каменными стенами. Хотя сам дом был деревянным. Из-за частых пожаров при царе Алексее Михайловиче, в 1681 году, приказано было в Кремле, Китае-городе и Белом городе строить исключительно одни каменные строения, и для этого выдавали из приказа Большого дворца хозяевам на постройку кирпич по полтора рубля за тысячу с рассрочкой на десять лет.

Историк Соловьев отмечает, что в XII веке в Москве чем больше был дом, тем опаснее он был для прохожего. У знатного боярина имелось несколько сот дворни, вечно голодной и без денег. И дворовые безнаказанно грабили каждого, кто проходил мимо.

К числу домочадцев богатого боярина принадлежал еще и шут, или дурак, а также священник его домовой церкви. Если же своей церкви не было, нанимался «домашний» священник, который пел в доме все церковные службы, кроме обедни. В довершение на дворе, в прихожих и лакейских всегда толпились странники, калеки, юродивые и прочий люд, кормившийся боярскими объедками.

Кроме того, у богатого боярина дом всегда был полон бедных дворян – «знакомцев». Выезжая в гости, хозяин брал с собой и «знакомцев», составлявших его свиту. Да и жены бояр стыдились даже показаться на улице без свиты в двадцать или тридцать человек.

Владимир Симонов