Я тебя укушу!

Я тебя укушу!

Сладкоежки столицы, радуйтесь! До воскресенья 14 мая в Москве проходит фестиваль «День шоколада – 2006». Пожалуй, стоит на время забыть о диете и, придя в Манеж, в полной мере ощутить этот волнующий аромат и этот божественный вкус. Заодно можно будет познакомиться с перспективами развития рынка шоколада в России.

Надо сказать, что особую силу шоколада почувствовали еще индейцы племени майя, жившие 3 000 лет назад на берегах Мексиканского залива. Говорят, у них был бог какао, который распоряжался священными плодами. Какао-бобам, растущим на деревьях, приписывали целебные и даже волшебные свойства. Шоколадный напиток пили только вожди и только из золотых чаш. Легенда гласит, будто вождь ацтеков Монтесума выпивал по 50 бокалов шоколада каждый день. В Европу плоды какао были привезены на кораблях Христофора Колумба в XVI веке. Сначала испанцы, а потом и гурманы других стран оценили вкус шоколада и решили, что дерево, приносящее такие плоды, наверняка росло в райском саду. Шоколад стоил огромных денег, им пытались лечить лихорадку и продлевать молодость. До XIX века его употребляли только в жидком виде. Первые плитки изготовила английская фирма «Фрай и сыновья». Примерно в то же время (в 1800-х годах) в Москве появились первые кондитерские мастерские: купца Абрикосова, выходца из Пруссии Эйнема, фабрикантов Иванова и Сиу. В 1826 году в Малом Болвановском переулке мещанин Сергей Ленов открыл маленькую мастерскую. Конкуренция росла пропорционально количеству выпускаемых конфет и карамелек. К началу XX века в московских газетах начали появляться разоблачительные статьи. Например, «Абрикосов и сыновья» сообщали, что у Эйнема в шоколад добавляют яйца (какой позор!). На что управляющий фабрикой Эйнема реагировал ответным выпадом – уж он-то знал, что Абрикосовы в качестве загустителя используют муку – несказанное нахальство! Уже тогда фабриканты вовсю рекламировали свою продукцию – этикетки для конфет писали художники в отдельных цехах. Сегодняшние рекламные акции по сравнению с теми, что придумывали кондитеры, поражают масштабами, но не тонкими ходами. Абрикосов, например, как-то объявил, что в одной из его кофеен в субботу будут продавать товар только блондинки. В назначенный срок у лавки выстроилась очередь мужчин со всего города – поглазеть на барышень-красоток, а заодно и прикупить пакетик леденцов или плитку шоколада. Вряд ли С. Ленов подозревал тогда, что спустя два века его крохотная мастерская станет известна на всю страну, и будет производить около 50 тысяч тонн шоколада, конфет, вафель, печений и карамелек в год. После революции фабрики были национализированы и переименованы. Абрикосовых – в имени Бабаева, Эйнема – в «Красный Октябрь». А предприятие Ленова в 1931 году стало называться «Рот Фронтом» – в знак солидарности с немецкими рабочими-антифашистами. На фирменной марке фабрики, которую печатали на всех обертках и коробках в те годы, появилась эмблема – рука, сжатая в кулак.

Катерина Зоркина