Дом не защитишь – квартиру не спасешь

Дом не защитишь – квартиру не спасешь

Недвижимость и страхование… Во всем мире эти понятия неразделимы. Начинаем привыкать к этому и мы. В настоящее время по городской схеме (льготный вариант!) застраховано более 40 проц. московских квартир. Услуга стала массовой. И вот теперь ее предлагают домам в целом. Пока – только товариществам (см. постановление правительства Москвы от 31 августа 2004 года № 592).

Об этом на семинаре, организованном Центром реформы в ЖКХ, рассказал начальник отдела анализа страховых случаев Городского центра жилищного страхования Алексей БАГДАСАРОВ. Чего боится дом Напомним риски, которые легли в основу страхования квартир: бытовые пожары, последствия от их тушения (от воды, которой заливают огонь, бывают даже большие беды, чем от огня), аварии инженерных систем (включая забивку внутренних водостоков), взрыв бытового газа, повреждения из-за сильного ветра (свыше 20 м/с) и сопровождающих его осадков. Так вот, у дома гораздо больше «врагов», чем у отдельных квартир: к тем, что названы для квартир, добавляется пожар или взрыв, произошедший по любой причине, исключая теракт. Например, нередки случаи взрыва баллонов с газом, возгорания растворителя, красок. Кстати, такая авария, как засор общего канализационного стояка, принесет гораздо больше вреда дому, чем отдельным квартирам. А подобные аварии – по статистике – занимают 20 проц. всех страховых случаев. Ремонт же в этом случае обходится домовладельцам во многие десятки тыс. руб. Разорительно для кассы товарищества! Ущерб от стихийных бедствий. Здесь берется во внимание все – кроме разве землетрясения… Повреждение крыши от шквального ветра с дождем, когда срываются листы жести, шифера, вследствие чего вода заливает чердаки, лестницы. Выбитые стекла – при сильном граде. Обильный снегопад. Подтопление подвалов в результате действия талых или грунтовых вод. Москва, конечно, не Флорида, но и нам погода порой преподносит сюрпризы. И еще одно бедствие, от которого страхуют – правда, оно рукотворное. Это – вандализм. Уж точно не Флорида… Отношение к общему имуществу у нас – самое безобразное. А в результате – сожженные или ободранные лифтовые кабины, изуродованные стены на лестничных клетках, да и всякие другие повреждения, которые наносят дому юные (а иногда и не очень юные) варвары. Еще одна особенность национального проживания – воровство. Крадут все: рамы, электросчетчики, арматуру инженерных систем, и даже входные металлические двери (на дачу!). И здесь поможет страховка – возместят. Конечно, хорошо было бы поймать воришку… Общее имущество может пострадать в результате элементарной халатности обитателей дома, когда от брошенного окурка загорается мусоропровод и мусорная камера. Либо от спички, попавшей на нижний балкон. В общем, не важна причина – важен ущерб. Случится беда – товариществу придут на помощь. А что реально? Может, страхи преувеличены? Нисколько. Типичная авария: из-за неисправности канализации в квартире вода из сифона растеклась по лестничной площадке, повредив потолки и стены лестничного пролета этажом ниже. Лестница – общее имущество. Ремонт должен сделать ДЕЗ. Но в какие сроки, – через месяц, через год, никогда? Ответа жители не получили. Объяснение традиционное: «Нет денег!». Случай, кстати, реальный: в ТСЖ «Печора». Если бы несчастье произошло несколькими днями позже: дом как раз и вошел в эксперимент по страхованию товариществ, который проводился в Северо-Восточном административном округе. Находятся «экспериментальные» дома по разным адресам: Печорская, Новгородская, Челюскинская улицы… Вот объекты в кондоминиуме, которые подлежали страхованию: нежилые помещения и элементы конструкции дома (подъезды, подвалы, чердаки, лестничные марши, крыши), лифты, внеквартирное инженерное оборудование: электрощитовые, трубопроводы, кабели, и тому подобное. В общем – защитили все. Между прочим, плохое обслуживание – тоже беда. Возьмите ту же крышу. Чуть ли не каждый год там делают «профилактические ремонты», а кровля как текла, так и течет. Так вот, страховщиков не интересует, по какой причине залило подъезд и квартиры. Они в любом случае возместят причиненный ущерб, а потом взыщут деньги с нерадивой дирекции. По сути, товарищество страхует «ответственность обслуживающей организации» за свою работу, то есть эксплуатацию и ремонт подведомственного ей жилищного фонда. За два года, которые проводится эксперимент, в домах было пять страховых случаев. И знаете, каких больше всего? Повреждение лифтов! Страховщиков пришлось вызывать три раза. К счастью, подъемники не поджигали, не ломали двери в шахту, не повреждали направляющую балку (как сгибают мощную балку – загадка, для этого нужна гигантская сила, но – гнут!). Просто расписали и ободрали обивку кабин, что, впрочем, тоже довольно неприятно. Так вот, кабину ремонтировали за счет страховой компании и дотации города. Понятно, что теперь подъезды стали лучше охранять, и случаи вандализма прекратились. Сколько это стоит Дорого ли обойдется эта услуга жильцам – учитывая, что объем ответственности страховой организации значительно возрастает? По жилью такая ответственность рассчитывается исходя из стоимости одного кв. м. общей площади в 9 тыс. руб. (независимо от типа дома), что обеспечивает минимальный, но все же необходимый и гарантированный объем средств для ремонта помещения. Сейчас, кстати, рассматривается вопрос, чтобы увеличить эту сумму в полтора раза. Люди получат для возмещения ущерба еще больше денег. Так или иначе, но необходимый ремонт часто может провести сам хозяин квартиры. С общим имуществом сложнее. Здесь своими силами не обойдешься. К тому же «начинка» разных домов значительно разнится друг от друга. Поэтому у страховщиков должен быть достаточный объем финансовых резервов. А страхователи – домовладельцы в лице ТСЖ – должны получать возмещение ущерба, соответствующее сметам на восстановительный ремонт. Общее имущество разделено на три категории: конструктивные элементы, инженерные системы, лифтовое хозяйство. По первому виду тариф установлен из расчета 0,1 проц., то есть 10 коп. со 100 руб. стоимости общего имущества, по второму – 0,2 проц., и, наконец, для лифтов (наиболее часто повреждаемых) – 0,3 проц. В общем же плата составит 2-3 тыс. руб. в год. При этом страховая премия может вноситься не сразу, а в рассрочку, по месяцам. Такого раньше в страховом деле не было, и этот фактор тоже позволяет с полным основанием назвать городскую систему льготной. Сами же тарифы – минимально возможные. По жилью, скажем, где в основном подвергаются повреждению конструктивные элементы, они составляют 0,13 проц. Между прочим, в коммерческих компаниях такие цифры вообще на порядок выше. В зависимости от оценки общего долевого имущества (проще говоря – состояния, в котором находится дом) сам взнос располагается в пределах от 10 до 50 руб. в месяц с одного жилого помещения (квартиры домовладельца). Верхний предел относится к элитным, дорогим домам. На практике (в том же СВАО) взнос каждой семьи составлял от 15 до 22 руб. Сумма зависела от доли общего имущества, приходящегося на ту или иную квартиру, и скажем прямо – вполне божеская. Но и эти средства далеко не всегда шли из кармана жильцов, а в некоторых случаях из общей кассы ТСЖ. А кооперативы обидели… Заключить договор могут сами ТСЖ (в лице их правления), либо управляющие компании. Соглашения охотно заключаются со всеми – кроме тех домов, которые находятся в аварийном состоянии либо подлежат сносу. Разработана методика оценки общего имущества, на основании которого и определяется страховой взнос. При этом необходимо иметь минимум документов: технический паспорт дома, экспликацию, и – желательно – сметную документацию. Напомним контактные телефоны Городского центра жилищного страхования: 238-27-19, 238-10-82. Что ж, товариществам повезло… Но ведь есть и другие дома, в которых созданы жилищные объединения, они бы тоже хотели воспользоваться льготой. Речь идет о жилищных и жилищно-строительных кооперативах. Увы… Дома, принадлежащие им, пока не страхуются. Объяснение простое: у правительства на это нет денег. Напомним: половину причиненного ущерба возмещает бюджет (чего, кстати, никто, кроме Москвы, не делает), и лишь остальное – страховые компании. На тысячу товариществ – если те все же решатся последовать примеру коллег из СВАО – средства найдутся, а вот дополнительно к ним две с лишним тысячи домов ЖК и ЖСК городская казна не потянет. Что ж, дело будущего. Как, впрочем, и муниципальных домов. На них тоже нет средств. Хотя город, будучи их хозяином, больше, чем кто-либо другой, заинтересован в их сохранности.

Игорь Громов