И убережем, и наведем порядок, потому что активно помогают сами жители

Террористический акт в Москве заставил всех нас по-новому взглянуть на привычный ход жизни. Коррективы в свою работу вносят и работники жилищно-коммунального хозяйства, члены общественных домовых формирований, органы местной власти.

Безопасность жилищ и дворов, культурно-просветительных учреждений и спортивных сооружений была в Северо-Западном административном округе столицы и до событий на Дубровке в центре повышенного внимания префектуры, районных управ. Жители называют свой округ пограничным – действительно, на его территории находится несколько автомобильных и железнодорожный въезд в Москву. К тому же по Московской кольцевой автодороге сюда можно попасть, въехав в столицу в любом ином месте. После взрывов жилых домов в Печатниках и на улице Гурьянова местная власть ужесточила охрану жилых массивов, включая, разумеется, дворы и подъезды. Сейчас, как считают в префектуре, и этого мало.
Впрочем, слово непосредственным, так сказать, участникам процесса.
Виктор Кривоклякин, заслуженный работник коммунального хозяйства Российской Федерации, начальник управления развития окружающей инфраструктуры СЗАО: «Буквально с первого дня утверждения общегородской программы «Мой двор, мой подъезд» в префектуре начал работать штаб с тем же названием. Заседает он еженедельно, каждый месяц подводятся итоги соревнования всех наших районных управ. На заседаниях штаба подробно отчитываются о ходе комплексного благоустройства дворов и приведения в порядок подъездов все руководители районных управ, водо- и теплоснабжающих организаций, других коммунальных служб. «Липовые» отчеты у нас не проходят, потому что члены штаба накануне его заседания обходят территории пешком, беседуют с жителями, в частности, со старшими по подъездам и домам. Добиваемся того, чтобы к началу ноября любой из дворов полностью был готов к зиме и сдан специальной комиссии. Скажем, в какой-то момент в районе «Щукино» из 136 дворов не было сдано 9, так штаб рассмотрел причины отставания, оказал необходимую помощь.
Что касается безопасности, то мы, извините за некоторую жесткость, не слезали с работников ЖКХ и правоохранительных органов, добивались, чтобы двери чердаков и подвалов, замки на них были прочными и надежными, постоянно опечатывались. Широкое внедрение компьютерной диспетчеризации позволило тщательнее обеспечивать безопасность жилых домов. Приведу пример. Лифты и теплосети имеют систему специальных датчиков, характеризующих их исправность или неисправность, параметры работы. Эти же датчики могут сигнализировать диспетчеру по компьютерной сети, не произошло ли несанкционированное открывание дверей в подвалах и на чердаках, в черных ходах зданий.
Недавно в префектуре состоялось специальное заседание коллегии. Планировали мы его еще до событий на Дубровке, но потом перенесли, чтобы с учетом событий теракта несколько изменить программу безопасности, скорректировать некоторые меры по защите населения и жилищ, общественных зданий. Разумеется, деталей коррекции раскрывать не буду, могу сказать лишь одно: стараемся предпринимать все возможное, чтобы никто не преподнес людям никаких трагических сюрпризов».
С патрульной группой, вышедшей на маршрут, ваш корреспондент встретился, можно сказать, на ее рабочем месте.
Вадим Илюхин, сотрудник частного охранного предприятия (ЧОПа): «Как видите, я осматриваю сейчас мусоросборочную площадку и контейнеры, колонны в подворотне. Два моих напарника – сотрудник милиции со штатным автоматическим оружием и член народной дружины – обследуют подъезд, все площадки и лестничные клетки на этажах. Да-да, в нашем округе давно возрождена народная дружина, и она вполне доказала свою полезность и дееспособность.
Почему мы занимаемся досмотром жилых зданий? Вполне разделяю мнение местных властей по поводу того, что дежурства в подъездах в большинстве случаев абсолютно неэффективны. Что, скажите пожалуйста, могут противопоставить даже обычному юному хулигану пожилые бабушки и дедушки, которых преимущественно и набирают в дежурные? Во двор же, если там возникла драка или иная нештатная ситуация, дежурные, как показывает практика, вообще боятся высовываться. А наши патрульные группы, передвигаясь по закрепленным за ними маршрутам, обеспечивают комплексную безопасность жителей.
Например, сегодня мы задержали пьяную компанию, распивавшую спиртное в подъезде одного из домов по улице Свободы. Попутно попросили группу молодых людей, гулявших с гитарой по улице, вести себя чуточку потише, потому что большинство людей уже ложится спать. Патрульные группы постоянно находятся на радиосвязи с дежурной милицейской частью, в течение нескольких минут к нам на подмогу в случае необходимости прибудет вооруженное подкрепление».
Не надо думать, что штаб «Мой двор, мой подъезд» озабочен исключительно проблемами безопасности. Замечу, кстати: все профилактические и предупредительные мероприятия производятся предельно деликатно, чтобы не вызвать у людей страх, панику, неуверенность. Патрульные группы тесно контактируют с домовыми комитетами, старшими по домам и подъездам, участковыми инспекторами милиции.
Это позволяет знать все «горячие точки» по маршруту следования группы. Где предпочитают собираться молодежные компании, склонные к нарушению общественного порядка? Кто из жителей регулярно выпивает и устраивает у себя в квартире дебоши, не дающие покоя всему дому? В каких темных и глухих уголках расположены мусоросборочные площадки с контейнерами, которые можно использовать далеко не в мирных целях? На это обращается особое внимание при инструктаже патрульных групп перед их выходом на дежурство.
Однако жизнь не стоит на месте и не замыкается на чем-то одном. Об этом свидетельствуют краткие монологи следующих моих собеседников.
Виктор Шарилин, заместитель главы управы района «Щукино»: «Обеспечивая безопасность людей совместно с правоохранительными органами, мы обязаны четче реализовывать основные положения программы «Мой двор, мой подъезд». Главная проблема – уборка придомовых территорий и дворов. В нашем районе, как и в округе в целом, внедряются новые контейнеры повышенной емкости с механическими запорными устройствами. Огораживаем специальные площадки для этих контейнеров – дело нехитрое, но ветер не разносит собранные отходы по дворам, нет необходимости вести уборку с раннего утра до позднего вечера без перерыва.
Тем более,что все районы (знаю, что проблема эта общая для Москвы) испытывают острую нехватку дворовых рабочих. их средний возраст – пенсионный, молодежь в дворники не идет. Причины? Прежде всего – низкая оплата труда, хотя работа стала гораздо труднее. Приведу простой пример с разгрузкой мусоропроводов. Твердых бытовых отходов стало гораздо больше – вакуумные упаковки продуктов, коробки из-под кондитерских изделий, внутри которых находятся дополнительные пластмассовые мини-контейнеры, тьма пластиковых пакетов и мешков… Растет этажность жилых домов. Сопоставьте семиэтажку с девятнадцати-двадцатидвухэтажной башней. Сколько рейсов нужно сделать дворовому рабочему от сборника мусоропровода до дворовых контейнеров?
Та же история с уборкой дворов и тротуаров. Мусора больше – тарифы прежние. Малой коммунальной техники – практически никакой, промышленность никак не реагирует на запросы коммунальной сферы, хотя немало предприятий «лежат на боку». Выходим из положения, «нарезая» дворникам не один, а два участка для обслуживания. Но не всем это под силу, содержать в порядке удвоенную территорию могут только молодые, физически здоровые и крепкие люди. Вот круг и замкнулся…»
Некоторые сложности создают местной власти чиновники, глядящие на «коммуналку» исключительно из окон своих кабинетов.
Николай Сенчило, первый заместитель главы управы района «Митино»: «В минувшем сезоне мы получали реагенты, с помощью которых разрушается снеговое и ледовое покрытие на тротуарах и во дворах, в пятидесятикилограммовых упаковках. Сейчас дали – в полутонных и тонных пакетах. Использовать такое количество сразу дворовым рабочим практически невозможно, хранить реагент длительное время открытым тоже нельзя. мы пытались выяснить в городских организациях, ответственных за снабжение округов и районов химическими составами, кто это нам так удружил, однако до правды так и не докопались, великая тайна примитивного непрофессионализма и незнания нужд коммунального хозяйства покрыта мраком».
Хорошо тем, у кого все хорошо. Жаль только, что эти люди чаще всего немногословны.
Лидия Воропаева, жительница одного из корпусов дома 6 по улице Исаковского: «Мы все искренне рады, что поставлен абсолютный рекорд округа, если не всей столицы или России. Судите сами, в конкурсе «Улучшаем свое жилище» (этот конкурс – один из элементов программы «Мой двор, мой подъезд». – В. Д. ) восемь наград из десяти «прописаны» по нашему адресу. Все жильцы хорошо знают старшую по дому из первого корпуса Ольгу Ивановну Рыбакову, старшего по подъезду Гию Герценовича Элишакова и старшую по дому из третьего корпуса Алевтину Александровну Кириченко. Чем они знамениты? Ой, долго рассказывать… Но многое в подъездах и во дворе сделано благодаря тому, что они привлекали всех нас к общественно-полезному труду. Мне лично нравится это словосочетание, другим жителям, думаю, тоже, иначе не было бы у нас ни такого благоустроенного двора, ни нарядных холлов в подъездах, ни чего-то другого».
Еще один мой собеседник был и вовсе лаконичен, потому что в игре двух дворовых футбольных команд образовался небольшой перерыв, и он как раз переводил дыхание.
Валерий Распевин, инженер, житель Сходни: «Мы здесь, на площадке по улице Фомичевой, играем постоянно, сложились команды, ведем турнирную таблицу. Зимой перейдем на хоккей, площадка-то огорожена «коробкой». А вообще такого количества полей и «коробок», как у нас, нет больше нигде по столице, это точно».
…Вечереет. В большинстве дворов СЗАО загораются фонари – темные углы здесь не уважают. Хлопают двери подъездов, из какого-то окна звучит фортепиано. По асфальту мерно погромыхивают подкованные каблуки патрульной группы.
Жизнь. Спокойная. Размеренная. Безопасная.

Вячеслав Долганов