Когда хороший тон вызывает тоску

«Представляешь, захожу как-то в богатую квартиру и вижу: над дверью – позолоченный портал, по бокам – пальмы в кадках, к туалету ведет дорожка, выложенная плиткой с китайскими иероглифами, а потолок – синий со звездами.И это наши архитекторы делали! Неужели из-за денег ребята готовы лепить все что угодно?!» Из жалобы известного архитектора журналисту.

Листая модные нынче зарубежные журналы из серии «Сам себе дизайнер» и «Сам себе архитектор», можно обнаружить немало любопытных советов. Вот один из таких: «Аккуратно оторвите обои с части стены, приложите к ней трафарет и заштампуйте краской отверстия. Меняя трафареты, вы сможете получить самые разнообразные рисунки на стене, начиная от полосок и кружков и заканчивая силуэтами животных и птиц!» Страшно? А вот еще страшнее: «При помощи специальных инструментов вы сможете в некоторых местах снять слой лака с вашей мебели. Затем нанесите на оголенные участки краску с эффектом позолоты. Обмотайте ножки стула серебристой изолентой. Правда, красиво получилось?…»
Увы, это рекомендации профессиональных дизайнеров, творение, предназначенное для состоятельных личностей. – У нас китч-интерьер представляет собой реакцию архитекторов и дизайнеров на необходимость следовать, мягко говоря, своеобразным вкусам некоторых заказчиков, – говорит дизайнер Лилия Козюкова. – Диалог между архитектором и заказчиком сводится к фразе: «Вы хочете песен? – Их есть у меня!» Допустим, заказчик в детстве читал книгу «Легенды и мифы Древней Греции» и проникся духом античной архитектуры, поэтому в интерьере, независимо от того, громадный ли это загородный дом или бывшая типовая квартира, появляются псевдоантичные колонны, портики и даже атланты и кариатиды. Причем особенность китч-интерьера состоит в том, что колонны эти, например, могут сооружаться в самых, казалось бы, неподходящих местах, например, посреди дверного проема, а атланты и кариатиды (и такое бывает!) часто имеют портретное сходство с хозяевами модернизированного жилища…
Разумеется, псевдоисторизм оказался излюбленным коньком китч-интерьера. Обычно это проявляется в романских и готических мотивах: в остроконечных башнях загородных коттеджей размещают гардеробные комнаты и туалеты. Окна-бойницы завешивают жалюзи и роллетами. Посреди громадного зала, в котором можно было бы проводить рыцарские турниры, надменно тлеет электрический камин ультрасовременной конструкции, а если такой камин не по карману, то очаг легко нарисовать на холсте, повешенном на стену, руководствуясь широко известным опытом папы Карло. Кстати, о художествах! Ведь Китч – это насмешка, пренебрежение, так называемый «нигилизм от архитектуры», нагло глумящийся и над историей, и над устоявшимися представлениями об эстетике и стиле. Его можно вытерпеть неделю-две, но тащить такой «навороченный» багаж всю жизнь нежелательно для психики. Остается только надеяться, что китч-интерьер, как и все сверхоригинальные изыски моды, в скором времени уйдет в историю.

Надежда Тавобова