Наталья Голубенцева: «Люблю степашку и... ночью передвигать мебель»

Наталья Голубенцева: «Люблю степашку и... ночью передвигать мебель»

Наталью Голубенцеву мало кто узнает на улице, хотя она – заслуженная артистка России. Зато ее голосом уже почти 30 лет говорит Степашка, герой программы «Спокойной ночи, малыши!». Наталья Александровна – дочь известных родителей: отец Александр Голубенцев был композитором, а мама, народная артистка Нина Архипова – в Театре сатиры. Наталье Александровне есть что вспомнить-рассказать, поэтому мы – у нее в гостях.

– Помните свой первый дом, где прошло детство? – Он стоял на Арбатской площади, но не так давно его почему-то снесли. Сначала там устроили стоянку, а теперь на этом месте организовали небольшой рынок... Окна в доме были высокие – в два метра, я забиралась на подоконник и подолгу смотрела на площадь. Когда-то там ходил и позванивал трамвай...
Веселая «коммуналка»
– Квартира, конечно, была коммунальной... Какие-то остались воспоминания?.. – В квартире было двенадцать комнат, в каждой – по семье, так что население квартиры – человек тридцать! Огромная кухня с керосинками, помню, как их начали менять на газовые плиты. Перед кухней – закуток, там два или три умывальника, конечно же, с холодной водой. Одна тесная уборная, туда всегда была большая очередь. Ванная с титаном, который топили дровами... Наша комната находилась рядом с кухней, все, что происходило там – стычки, ссоры, скандалы, – мы все это слышали. Вот, бывало, сидим у себя, обедаем, а за стенкой – крики, шум! Мама нервничает, ерзает на стуле, а потом срывается с места и на кухню, чтобы кому-то что-то доказать... – Получалось? – А как же! Еще в квартире у нас был черный ход, через который я бегала гулять в довольно-таки страшный двор. Там стоял общественный деревянный туалет, где однажды меня заперли мальчишки. Помню, от мамы влетело за то, что не звала на помощь и что просто позволила себя запереть... А на Никитском (тогда еще Суворовском) бульваре мы часто с ребятами играли в войну. Однажды мама, проходя мимо, увидела кучу-малу из дерущихся мальчишек и начала возмущаться. Какое же было ее удивление, когда эта куча-мала развалилась и оттуда выползла ее дочь! – Да, весело жили... А какой была ваша комната? – Тогда она казалась огромной, 25 метров. И хотя нас в ней было четверо – мама, папа, домработница и я – не помню, чтобы было тесно. Хотя, может, взрослые это и ощущали... В комнате всегда стоял рояль – отец же был композитором. Комнату перегораживал книжный шкаф, за ним – мой уголок: письменный стол, кровать. А по другую сторону находился огромный круглый железный стол. Бывало, сплю за шкафчиком, а с другой стороны родители с друзьями что-то празднуют. И дымят, дымят... Тогда все очень много курили. В этом доме на Арбатской площади прожила 13 лет. Родители к тому времени уже разошлись. Папа вступил в кооператив и получил квартиру (с горячей водой!) в нашем нынешнем доме. Иногда ходили обедать в «Националь», в те времена это обходилось недорого. У отца было много друзей, среди которых – Олеша, Светлов, Оня Прут... В «Национале» они там практически жили. Наш дом находился рядом, и если кто-то звонил отцу по телефону и просил что-то передать, я бежала в придворный ресторан, говорила швейцару: «Я к папе!», и он меня пропускал... Потом мы обменяли нашу двухкомнатную квартиру на трехкомнатную – поскольку к тому времени семья увеличилась, и в моей 12-метровой комнате уже жили я, мой муж и сыновья Никита и Митя. У детей появилась отдельная комната. Потом Никита женился, построил квартиру в МЖК и уехал. Через несколько лет у мужа умер отец, мы взяли его маму к себе, а ее квартиру у Белорусского вокзала и свою трехкомнатную обменяли на четырехкомнатную в этом же доме. В ней мы и живем до сих пор.
«Все в ракету!»
– Наверное, сохранилась и старинная мебель... – Настоящей немного. Столик, который достался от мамы, папин рояль и книжный шкаф. Мама, бывая на гастролях в Ленинграде, всегда покупала там какое-то старье. Ее муж (Георгий Менглет. – ред.) каждый раз говорил: «Опять рухляди набрала?». Но мама все это вместе с декорациями грузила в поезд и везла в Москву. А здесь уже приглашала краснодеревщика, и тогда получались замечательные вещи. Когда сын Митя (гитарист группы «Несчастный случай» Дмитрий Чувелев. – ред.) был маленьким, он под рояль ставил перевернутую табуретку и сносил в нее всякий мусор. Говорю: «Давай выбросим!». А он: «Нет, это мне в ракету!». Вот так «Все в ракету!» стало у нас притчей во языцех. Вот и мой старый шкаф, где лежат какие-то вещи, которыми никто никогда не пользуется, – моя такая «ракета». Не люблю ничего выбрасывать.
Под роялем поселился чемодан...
– Есть ли в доме любимый уголок? – Это моя комната, в которую перетащила папин рояль. Помню, Миша (муж Михаил Чувелев, музыкант. – ред.) меня увещевал: «Куда там ставить-то?». Но получилось хорошо. Думала, буду часто играть. Нашла ноты отца. У него есть очень хороший вальс, и я его время от времени учу. Когда долго не сажусь за ноты – забываю. И тогда начинаю учить снова... Отец, кроме того, был еще и яхтсменом. Под роялем всегда находились какие-то ящики с такелажем. Когда я перетащила инструмент в свою комнату, решила: теперь под ним будет пусто. Но прошло месяца два, и под роялем поселился чемодан, потом какую-то коробку с бумагами задвинула... Под роялем теперь то же, что и при отце. Так что рояль – существо живое, которое обрастает вещами.
Раритеты и сувениры
– На двери вашей комнаты висит табличка: «Спокойной ночи, малыши!». Откуда она здесь? – Одно время не было студии, снимали программу на квартирах. В том числе и в моей. Задействовано было все: кухня, гостиная, передняя, моя комната, Мишина. Часто приходилось выключать холодильник, потому что мешал звуку. Когда приходил Митя с гитарой и у себя в комнате начинал играть, звуковики возмущались. И мальчик, прервав занятия, перешагивал через лежащих на полу актеров с куклами, через осветительные приборы и уходил куда-нибудь на время... Вот из тех времен и эта табличка. – У вас такая замечательная коллекция настенных тарелок и зайцев... – Тарелочки привезены из мест, где мы отдыхали. Первая появилась из Венеции. А вот зайцев не покупаю – их дарят. Дети, знакомые, друзья. Наталье Державиной, которая играла роль Хрюши, всегда презентовали свиней. Легко, не надо ломать голову над подарком! Поэтому и у меня зайцев уже несколько десятков. Причем, это не только игрушки или статуэтки, есть рисунки, конфетные фантики, обертки от вафель. Когда сделала ремонт, сложила все это в ящик дивана. Теперь и у меня есть «ракета»! Конечно, жалко, что все это лежит там. Но куда девать? Одну книжную полку для зайцев, хрюш и филь освободила, но они же все пребывают! Для них нужна отдельная комната! И чтобы все были под стеклом, потому что пыль собирают несусветную.
Странности ночной жизни
– Скажите, а вы любите переезжать? – Не могу сказать, что трудно оставляю насиженные места. Просто для нашей семьи переезд – проблема! Когда мы в этом доме переезжали первый раз, чтобы перенести мебель, вызвали рабочих. А вот чашки, ложки, книги переносили вручную, поскольку недалеко – с этажа на этаж. Брали по тарелочке, чашечке и ходили туда-сюда. Помню, папа очень нервничал и даже на следующий день заболел. Когда же переезжали в нынешнюю квартиру, ситуация опять повторилась. Ужасно! Переезду не было конца. Что же касается преображения квартиры – к этому отношусь положительно. Когда помоложе была, все время переставляла мебель. Лежишь, бывало ночью, спишь... И вдруг осеняет: нужно шкаф передвинуть туда, а диван сюда! А поскольку семья спит в другой комнате, зажигала свет и начинала двигать мебель. Спиной, упираясь ногами в стену. Очень легко! Потом меня научили, что надо мылить пол, тогда мебель скользит, как по катку. Утром родные удивлялись: «Когда успела?!». И хотя жутко болела спина, я была счастлива. – А почему надо было двигать мебель именно ночью? – Очень хотелось удивить. Мол, сделала все сама, никого не просила! Как-то во время ремонта решила пол в столовой очистить от лака и намазать мастикой. Сын Никита принес специальную машинку, и я одна весь этот лак отскребала. Дым стоял коромыслом! Часов двадцать на это угрохала. Вот такие у меня бывают порывы вдохновения. Правда, сейчас они случаются все реже. Наталья Южина