Наталья Гвоздикова: «Никто не мог представить, что я буду ковыряться в земле!»

Наталья Гвоздикова: «Никто не мог представить, что я буду ковыряться в земле!»

Каждый раз, когда Наталья Гвоздикова вместе с Евгением Жариковым выходит на сцену, зал встает и устраивает овации. Этих артистов знают везде – от Москвы до Чукотки. Зрители, вопреки логике, верят, что семья, «рожденная революцией», возникла у них на глазах. Несмотря на почти столетнюю дистанцию, существующую между актерами и их героями, интересуются, как и чем живут их кумиры сегодня.

ВГИК был вторым домом - Мой дом, – рассказывает нашему корреспонденту Наталья Гвоздикова, это, прежде всего, семья. Папа, мама, сестра, бабушки и дедушки. Все жили в разных городах, но в отпуске бывали друг у друга в гостях. В нашем доме отмечалась неофициальные праздники, например, Пасха. Пеклись куличи, красились яйца. Это был совершенно реальный праздник, как и Рождество, в которое я родилась. Знала с детства, что родилась в непростой день. Мама терпеливо объясняла, что нас с сестрой двое, и когда вырастем, и у нас появятся семьи, наши мужья и дети тоже будут дружить. Мы с сестрой стараемся, несмотря на то, что она живет в Питере, а я – в Москве, поддерживать постоянную связь. Семья – это совершенно реальный организм. Хотя профессия заставляет проводить немало времени в разных городах, на гастролях. Сестра тоже актриса, она многие годы работает в театре Аркадия Райкина. И то, что я стала актрисой, во многом благодаря тому, что видела свою повзрослевшую сестру, с которой когда-то дрались, кусались, делились конфетками на сцене. Поначалу мне нравилось смотреть, как ее гримируют, одевают в разные наряды, нравилась закулисная жизнь театра. Сама же мечтала о профессии балерины. Но травма не дала продолжить занятия в хореографическом училище: я занялась спортом, и даже получила первый взрослый разряд по спортивной гимнастикой. Потом театр заинтересовал серьезно. Меня в виде исключения, как члена семьи, допускали на репетиции к Райкину. В какой-то момент попросила сестру подготовить меня в институт. Она поставила условие, что если с первого раза не пройду, то больше пробовать не буду. Я уже начала сдавать экзамены, как неожиданно позвонила старейшая актриса театра Аркадия Райкина Ольга Николаевна Молоземова, и пригласила в гости. Дверь открыла Тамара Федоровна Макарова! Я, конечно, совершенно обалдела, хотя и знала, что эти великие женщины дружат. Тамара Федоровна села рядом, стала расспрашивать, а потом вдруг попросила меня почитать. Я прочитала сказку Андерсена «Нехороший мальчик». И тут пришел Сергей Апполинарьевич Герасимов. Он впился в меня своими глазами-буравчиками, посмотрел на Тамару Федоровну, они обменялись какими-то знаками, и он вдруг сказал: «Ну что, Наталья, вообще-то курс я уже набрал. И три Натальи уже есть. Хочешь у меня учиться?» Я, задохнувшись, прошептала: «Да». Он набрал телефон Министерства культуры, сказал, что ему нужна еще одна единица, и поздравил меня с поступлением. Так моим вторым домом стал ВГИК. На нашем курсе учились Наташа Бондарчук, Наташа Белохвостикова, но я больше дружила с Наташей Аринбасаровой. Самое счастливое время в жизни! Мы были настолько одержимы, что Сергей Апполинарьевич требовал, чтобы нас выгоняли по вечерам из института. Герасимов был величайший педагог. Он продолжил закладывать в нас то, что уже было заложено родителями – чувство духовного родства друг с другом, объединял даже после того, как мы закончили институт. Тамара Федоровна Макарова время от времени присылала открыточки, сообщая, что видела меня в той или иной картине. Когда появился Федор, а Макарова ведь – Тамара Федоровна, то она все время спрашивала: «Как там мой внук?» Помню, Федька очень смешно на нее среагировал: «Какая она красивая... Мама, а почему она все время говорит басом?» У Тамары Федоровны был красивый низкий голос. Она тоже была уникальным педагогом. Ну кто еще будет учить нас правильно пользоваться вилкой и ножом? Помню, как разыгрывали приемы в посольстве, и как потом в жизни это пригодилось! Комфорт – понятие растяжимое - Наташа, насколько я знаю, ваш отец – военный. Интересно, в каких городах и в каких условиях вам вместе с ним довелось жить? - Родилась на границе Китая, Монголии и Советского Союза. С папой действительно колесила по нашей матушке-земле. Приходилось жить и в отдельных квартирах, и в коммуналках (в Одессе, например). Жила в Забайкалье, Манчжурии, Белоруссии, Татарстане. Но изначально родители – из Питера. И если бы не коренной москвич Женя Жариков, наверное, осталась жить в Питере: там у меня больше по-настоящему близких людей. Что должно быть в квартире, чтобы вам было комфортно? - Прежде всего тепло! (Конечно, имею в виду не температуру). Должно быть уютно. Но комфорт – понятие растяжимое. Как ни странно, комфортно себя могу чувствовать в музеях, потому что мама с детства меня водила по музеям. Это же я потом уже проделала с сыном: с четырех лет выводила в Эрмитаж. Мы с ним недавно ездили в Питер, потому что мне приснилось, будто гуляю по залам Русского музея. - Как вы относитесь к любимому месту пребывания женщин – кухне? Нравится ли вам готовить? - В доме должна быть еда. А раз так, то надо приготовить ее более-менее вкусно. Люба Полищук рассказала в свое время о необыкновенных свойствах посуды одной известной фирмы. Я приобрела ее, хотя посуда очень недешево стоила. И ни разу не пожалела. А сейчас настолько привыкла к этой посуде, что в обычных кастрюльках не могу готовить. Итак, для состояния комфорта в доме должна быть хорошая посуда, вкусная еда, и стиральная машина! Чтобы успеть сделать все, что запланировала с утра. - Как вы отдыхаете? - Часто хочется поболтать со своими приятельницами, или что-то почитать... Умение расслабляться это тоже составляющая комфорта. Но читаю всегда и много, обязательно час-полтора на ночь, даже часто за счет сна. - Сейчас что читаете? - «Дуэль и смерть Александра Сергеевича Пушкина». Там много французского языка, потому что книга издана в тысяча восемьсот каком-то году. Меня выручает сын, который закончил Институт иностранных языков, переводит. Это чтение дает огромный заряд бодрости! У меня действительно очень хорошая библиотека, не хвастаюсь. Собираю словари, считаю, что говорить нужно правильно, на хорошем русском литературном языке. Был период, когда я вела клуб «Москвичка», и звонили редакторы, просили найти то или иное слово в словаре. Бывало, их выручала. Не сталевар. Однозначно - Кто в доме создавал интерьеры? Сами или приглашали дизайнеров- профессионалов? - Сами. Посторонние люди мне в этом мешают. Если говорить о цветовой гамме, то предпочитаю светлые тона, крем-брюле. Нам недавно подарили декоративный камин, который можно включить в розетку и использовать, как обогреватель. Настоящий камин стоит на даче. Очень любим сидеть вечерами перед ним, смотреть на огонь, вспоминать фильмы, съемки, гастроли. Топим и настоящую печку, в которой варю кашу, щи. Что касается мебели, то на гарнитур «от Павла I» просто нет денег. Поэтому все должно быть, прежде всего, удобным – кровать, стулья и стол. - Ваши героини жили в разных эпохах. Какой уклад жизни вам самой наиболее близок? Из какой вы эпохи вы сами? - Конечно, я – не сталевар... Это однозначно. Начинала с образа дочери действительного статского советника, девушки с длинной косой. Добрым словом вспоминаю Сергея Герасимова, который нам говорил: «Ребята, играйте классику! Потому что, когда вы станете профессиональными актерами, вам, в основном, придется играть своих современников». И мы дерзали. Помню, взялась за роль Нины в «Маскараде», а передо мной сидела Тамара Федоровна Макарова... Сейчас, наверное бы, не отважилась... Тамара Федоровна принесла очень красивую шляпу, муфту, лайковые перчатки. Помню, как не получалась сцена с Колей Еременко. И тогда Сергей Апполинарьевич надел эту самую муфту и шляпу. Мы смеялись вплоть до того момента, пока он не начал говорить мой текст... А потом встал на Колино место. То, как он это делал, было потрясением. Гвоздево да Жариково - У вас есть дача. Каковы ваши отношения с землей? - Раньше ячмень и гречиха ассоциировались разве что только с кашами. А сейчас знаю, как это растет, как цветет: рядом с дачей поля. Недавно были в Алтайском крае на фестивале «Они сражались за родину», посвященном Василию Макаровичу Шукшину. Там цвели поля гречихи. Какой стоял запах необыкновенный, медовый! Тогда с землей мы были «на ты». Я ведь – городской человек, никогда не жила в деревне. Когда заимели дачу, поняла, что хочу, чтобы у меня росла своя смородина, своя клубника, крыжовник, который обожает Женя. Потом научилась сажать чеснок, лук, петрушку, укроп, морковку. - Вы получаете от этого удовольствие? - Громадное. Сестра в шоке она не могла представить, что я буду ковыряться в земле! Кроме того, мы любим ходить в лес, собираем грибы. Приятно приготовить суп из тех грибов, которые собрала своими руками, высушила, положила в полотняный мешочек. Помню, нашла килограммовый белый гриб! Так орала, что ко мне прибежал не только сын, но и испуганная собака: они были уверены, что меня кто-то укусил! А я могла только, захлебываясь, пальцем тыкать в этот гриб. Бывает, встречаешь лесную свинью с маленькими полосатыми поросятами или косулю с маленьким «ребятенком». Они смотрят на тебя, склонив головы, а потом малыш попкой повернулся, и они сигают в лес!.. - Говорят, в прошлом году вы побывали в деревнях – Гвоздево и Жариково? - Были такие деревеньки! Люди в глубинке живут тяжело. Но их жажда общения удивительна. На концерты приходят все. Одна женщина пришла после инсульта, другая с грудным двухнедельным ребенком! Он благополучно проспал всю встречу. Люди отпускают неохотно, стоят подолгу, часами задают вопросы. - Самое экзотичное место, где вы останавливались? - Заповедник, где муж с женой вдвоем содержали тигра и тигрицу, у которых родилось шесть тигрят. Так хотелось их потрогать! А хозяин сказал: «Маленький тигренок – это клубок колючей проволоки. Еще слепой, но уже зверь». В заповеднике жили медведи, рысь, лисица, камышовый кот. У меня были с собой какие-то деньги. И пока хозяин бегал на огород за арбузом и единственным гладиолусом, который еще не отцвел, удалось (с большим трудом) уговорить хозяйку взять эти деньги, чтобы купить зверям мяса! Вместе со мной была делегация из Франции. Хозяин попросил их обождать, сказав, что к нему приехала очень дорогая и близкая ему артистка. Ради таких встреч, ради этих людей, есть смысл жертвовать и комфортом, и уютом, терпеть неудобства и тяжесть бесконечных перелетов, тряску в дорогах. Потому что они ждут нас и верят!

Елена Булова