Наталья Суменко: «Интерьер должен быть жилым и живым»

Вместе с художником-дизайнером Натальей Суменко просматриваю CD, на котором запечатлены выполненные ею интерьеры коттеджей, квартир, офисов. Много наработано за двенадцать лет... Один снимок особенно привлекает внимание.

Урони на Папу доску
– Известно, что заказчики с Рублевки зачастую весьма оригинальные люди. Но чтобы заказать интерьер комнаты... для кота или «под кота» – затрудняюсь даже как сказать. Такое встречаю впервые! – Это не так, – смеется Наталья. – Просто Умка как истинный хозяин очень интересовался нашей работой, постоянно присутствовал и охотно позировал. А то, что коричнево-бежевая отделка будуара совпала с окрасом элитного бирманского кота – это случайность. – Наверное, всегда есть какая-то тема при оформлении квартиры, так сказать девиз или слоган? Например, «Людовик Великолепный», «Дворец Нептуна» или «Альгамбра». – Тему обычно предлагает заказчик. Но редко бывает, чтобы кто-нибудь знал до конца, что он хочет. Задача профессионала – найти решение, когда дизайн квартиры станет отвечать требованиям людей, которые там будут жить не один день, а многие годы. И в то же время это решение не должно противоречить замыслу художника. Бывают два направления деятельности дизайнера. Одно – когда идет самостоятельная работа, без вмешательства хозяина. Для меня менее интересно и более проблематично другое, когда владельцы квартиры принимают «живое участие». Начинается винегрет: готовка из предложенных продуктов. – Микеланджело даже Папу Римского не пускал, пока четыре года расписывал потолок Сикстинской капеллы. А когда Юлий II все-таки туда проник, раздосадованный гений как бы нечаянно уронил на него с лесов доску... – Поэтому более ценно, когда между заказчиком и исполнителем существуют контакт и доверие. Чаще так и случается. Ведь заказчики обычно очень занятые люди, они оставляют некоторые пожелания и уезжают по своим делам. – Но любая квартира несет на себе отпечаток характера владельца, его привычек... – Действительно. Дизайнер должен быть и хорошим психологом. Если я не настроюсь на одну волну с заказчиком, если у меня не сработает внутреннее видение, долго ничего не выстраивается. Но бывает и так: прихожу на какой-то объект и сразу вижу, что мне диктует квартира, какой она хочет быть. Не заказчик, а именно квартира. И если нет вмешательства извне, остается только расставить акценты. Дело идет планомерно, легко, хотя, понятно, возникает масса подводных камней, которые никто и никогда не может запрограммировать: какие-то технические накладки плюс наш менталитет, выражающийся в не очень творческой работе фирм-производителей. У меня высшее художественное образование плюс то, что декоративно-прикладное искусство было для меня всегда близким. В институте обучили и работе с материалами, поэтому в сложных случаях сама составляю краски, расписываю потолки, впрочем, выполняю почти любую работу. – Ну, хорошо. Положим, заказчик сказал: «Хочу классический стиль!» Что дальше? – Дальше стараюсь ему объяснить, что просто взять и перенести классический стиль в его квартиру – слишком банально. Любой стиль преломляется современностью: у нас другой ритм, другое время, которое диктует свои направления. Мы берем общую стилистику, какие-то ее элементы переносим на объект. При этом мне ближе не перегрузка элементами, а какая-то недосказанность, легкая незавершенность, то есть надо уметь вовремя остановиться. У меня есть любимый дом на Ордынке, где работала уже в трех квартирах. Заказчица первой из них пожелала иметь яркие цвета, и они были использованы (но, может быть, даже неожиданно для нее самой). Там был довольно сложный потолок с лепным карнизом. К тому же хозяйка привезла французские велюровые обои – корзины с розовыми розами и зелеными листьями. Поэтому потолок был решен в ярко-зеленом цвете с розовым молдингом и бежевыми стенами. Странно? Но все держится на точном соблюдении рисунка – центральный круг с цветовым разделением лесенкой по радиусу – и всех оттенков – чуть нарушишь, и все поедет. В общей концепции, когда все стало на свои места, никому не захотелось ничего ни прибавить, ни убавить. Иногда идут два заказа одновременно. Например, делала коттедж в Снегирях, где хозяева настаивали на «рококошном» стиле с отделкой в мелкий цветочек. А на другом объекте заказчица сказала: «Я люблю геометрию, холодные тона и никаких цветочков». Здесь дизайнер выступает, как слуга двух господ, работает в двух противоположных стилях. Однако я в практике никогда не навязываю своего мнения, а только предлагаю.
Решить по-мужски
– Предположим, вы приходите к заказчику, он требует «рококошный» стиль, но вы видите, что ни к мебели, ни к построению квартиры, ни к характеру человека, ни к тому, как он одет, этот вариант совершенно не походит... – Здесь моя задача или отвести его от этого направления, либо взять из него только некоторые элементы, либо посоветовать другое преломление. Обычно, если приводится достаточно грамотная аргументация, человек соглашается. Не понимаю тех дизайнеров, которые навязывают свое видение. Например, заказчик говорит: «Я не люблю рыженького» А дизайнер настаивает: «Я здесь вижу только рыженькое, и оно так будет». Это – чужой дом, чужая жизнь. Дома и то не всегда все сразу получается и приходится переделывать. Интерьер должен быть жилым, живым и ненавязчивым. В моих квартирах люди живут годами, ничего не меняя. Недавно позвонил старый заказчик, которому семь лет назад делала квартиру на Соколе. Сначала хотел просто поменять окна, но когда я приехала, то увидела, что это совершенно дамское жилище. « Не пугайтесь, – сказал он. – Я купил эту квартиру у приятельницы». Мы вместе нашли мужское решение, спокойное, пастельное: в зелено-бежевых тонах и немного терракоты на мебели и коврах. Все получилось очень уравновешенно, и человек прожил здесь семь лет. А теперь вот хочет немного ее подновить, не меняя общей концепции. Он оставил мне ключи и уехал отдыхать. Придя вновь в эту квартиру, поразилась, что даже мои букеты из сухоцветов сохранены до сего времени и стоят на прежних местах. Но, поговорив с хозяином, поняла, что он изменился, стал более энергичным. Положение обязывает: он – финансовый директор известной вокальной группы. Поэтому теперь его квартира решена в более насыщенных тонах, она стала ярче, презентабельнее.
Синий холодильник
– Думаю, пора поговорить о вашей квартире. Для начала скажите, откуда родом? – Родилась в Москве на улице Докукина и, как и полагается всем нормальным коренным москвичам, в коммунальной квартире. Помню просторные помещения (видимо, за счет высоких потолков), большую кухню, длинный коридор, по которому каталась на велосипеде. Когда позже с родителями получили трехкомнатную квартиру в панельном доме с потолками 2,5 метра, чувствовала себя в ней некомфортно. Потом для своего дома искала именно такие квартиры, как в детстве: просторные, с высокими потолками. Сейчас живу в квартире Бориса, моего мужа, в Глинищевском переулке, в МХАТовском доме 1937 года постройки. Это первое 11-этажное здание в Москве, оно называлось «высотным», так как до него в городе не было домов выше шести этажей. Квартиру получил Розен-Санин, дед Бориса, он был деятелем искусств. Когда впервые переступила порог этого дома, почувствовала, что он сохранил дух старой театральной московской интеллигенции. Во время войны в нашей квартире жил Лемешев, так как его дом на Тверской не отапливался зимой, а здесь был хороший домоуправ, дом был теплым, но многие квартиры пустовали, потому что их хозяева уехали в эвакуацию. После войны фанатки-«лемешистки», узнав, что их кумир какое-то время обитает в квартире моей свекрови, бегали за ней в надежде получить оставшиеся после него вещи. У деда часто собирались компании: приходил прямой потомок Ломоносова, сменивший фамилию на Лучинин, он тоже принадлежал к актерским кругам. Как-то он оставил свекрови в подарок серебряный стаканчик, из которого пил сам Михайло Василич. Над нами находится музей-квартира Немировича-Данченко, из которой регулярно нас заливали. Началась череда несанкционированных ремонтов. Хотелось максимально сохранить стилистику этого дома, но время берет свое. – Почему синий холодильник? – Потому что на стенах висят голубые с белым тарелки, которые прекрасно с ним гармонируют! Беседовала Светлана Тихонравова