Семья Шкодо: «Никакой картошки и морковки!»

Семья Шкодо: «Никакой картошки и морковки!»

Супругов Маргариту и Александра ШКОДО объединяет, помимо прочего, страсть к кино. Хотя Александр в прошлом – физик-теоретик, а ныне представитель немецкой финансовой управляющей компании, советник губернатора Астраханской области по инвестиционным проектам. Маргарита – по специальности океанолог и химик. Ну, а сегодня она еще и генеральный продюсер фестиваля кинокомедии «Улыбнись, Россия!». Неудивительно, что на большой открытой террасе их квартиры, выходящей на Храм Христа Спасителя и Кремль, что на самом верху Дома на набережной, постоянно собираются друзья – известные актеры, режиссеры, художники.

Бесплатно, то есть даром
– Александр, что вас и вашу супругу, людей серьезных и занятых, подвигло выступить продюсерами самого смешного, как принято считать, кинофестиваля страны? – В прошлом году за три месяца до начала фестиваля «Улыбнись, Россия!», который должен был проходить в Астрахани, мы встретились с Аллой Суриковой, и она предложила нам продюсировать это веселое действо. Сама идея захватила, но времени оставалось как в той присказке: «Хватай чемоданы, вок-зал отходит!». В 2006-м у нас уже был целый год на подготовку. Одним из главных спонсоров выступил «Астраханьгазпром». С учетом вложенных средств, надеюсь, мы сделаем очень красивую картинку. Не хвастаюсь, а просто знаю, как тщательно составляются программы на фестивале Аллы Суриковой, какая замечательная атмосфера царит на этом форуме, какие потрясающие артисты туда приезжают. И этому достойному наполнению требуется не менее достойное оформление. Что же касается астраханцев, то для них это будет настоящий праздник: все кинопоказы пройдут бесплатно. И если я приглашаю на фестиваль своих друзей – артистов Андрея Макаревича, Юрия Антонова, – то собранные от их концертов средства пойдут в детские дома и на социальные нужды.
Джеймс Бонд отдыхает
– Александр, мне кажется, что ваше с Аллой Суриковой сотрудничество началось не вчера. Фамилию Шкодо зрители уже видели в титрах нескольких ее фильмов... – Это действительно началось не вчера. У меня есть приз «Лучшему кинопродюсеру страны». С 1990-го по 1999-й, в период развала отечественного кинематографа, я снял три полнометражных художественных фильма и восемь документальных за свои деньги. Первый назывался «Прорва» (режиссер Иван Дыховичный), мы его снимали вместе с французами. Во втором снялся мой добрый знакомый Франко Неро. Специально для Венецианского фестиваля тогда придумали такую смешную штуку, как «борщ-вестерн». В Таманской дивизии стоял Алабинский конный полк, туда приехали ребята из Италии, Голливуда, построили настоящий ковбойский городок, разбили вигвамы... Третья картина называлась «Последний курьер» с Сергеем Гармашом в главной роли. Получилась такая мощная история, что Джеймс Бонд отдыхает... На студии «Ритм» у Данелии я в тот сложный период был в запуске практически один. Причем, все наши фильмы относились к категории высокобюджетных. Не считаю эти картины шедеврами, реально оцениваю их уровень, но на том этапе у меня была одна задача: спасти светлые головы людей, делавших российское кино, чтобы они не спились, не ушли из профессии. И эта задача была выполнена. Фильмы, кстати, получили все возможные призы – «Золотой Дюк», «Золотой Овен» и так далее. Ну, а затем мы с Павлом Чухраем сняли документальное кино – «Ястреб». Это был фильм про Жириновского и про новые веяния в российской жизни. С Алой Суриковой сняли документальный фильм «Детский портрет 18 века» и еще – «Дайте чуду шанс» (про гениального фокусника).
Главное – огромный стол!
– Маргарита, следующий вопрос – к вам. Создается ощущение, что образ жизни вашей семьи – это постоянные командировки, смена городов, стран, крыш над головой. Что для вас, хозяйки, означает по большому счету понятие ДОМ? – Дом для меня там, где живет сегодня моя семья, где находятся дети, муж, друзья и близкие люди. Все это действительно очень важно. – Как вам вспоминается родительский дом? – Помню, что мы часто меняли дома. Отец был талантливым руководителем, его продвигали по службе. Вообще, у меня были очень любящие родители. Я выросла в большой семье. Традиции предусматривали обязательное присутствие на всех семейных торжествах у родственников. И в детстве мне казалось, будто суббота и воскресенье существуют исключительно для того, чтобы гулять на свадьбах, именинах, днях рождения, сватовстве... Иногда нам приходилось заезжать в два-три места, чтобы посидеть, поздравить кого-то и ехать дальше. У меня всегда было много друзей. Очень везло на хороших людей. А неприятные – как-то очень быстро сами куда-то уходили. Поэтому, когда появилась возможность купить землю и построить на ней свой первый дом, больше всего меня волновало, чтобы в нем хватило места для всех наших гостей. В итоге дом получился огромным: там одних спален было девять. Строили долго. Но когда закончили, в таком огромном доме как-то не очень хотелось жить. Слишком неуютно. Поэтому с радостью его продали, ни разу там не переночевав! Хотя там был большой зал, библиотеки, тренажерный кабинет, бассейн на 25 метров. Причем, примерно год в доме жили охранники. Думаю, им там было очень хорошо. Потом я, конечно, больше таких глупостей не делала, последующие дома были уютными. Были спальни и для гостей, но не больше двух. Сейчас подумываем купить какой-нибудь небольшой домик в Переделкине, рядом с друзьями. Дочка уже с нами не живет, сыну тоже уже 16 лет. Еще два-три года, и он захочет жить отдельно. Единственное, что мне важно: чтобы в доме был большой стол, за котором все могут встретиться. – А как складываются отношения с землей? – Никакой картошки и морковки! Цветы разводить люблю, они радуют глаз. А все остальное лучше купить в соседнем магазине.
Чего не узнал Сталин
– Вы живете в интересном доме. Как вы сюда попали? – Одно время мы жили в Германии, там у нас была хорошая двухэтажная квартира с огромными террасами и своим садиком. Когда вернулись в Москву на Ленинский проспект, то поняли, что нам стало не хватать места. Не для себя, а опять-таки для встреч с людьми. Первое, что пришло в голову, – покупать дом за городом. Но из-за пробок это был не лучший вариант. Решили приобрести большую квартиру в центре. Пересмотрели массу всевозможного жилья, увидели, что сегодня можно купить все: просто голые стены, квартиру еще без стен или совсем обустроенную с телефоном и телевизором в ванной комнате. И вот так, совершенно случайно, отсмотрев два варианта в Доме на набережной, заглянули и сюда. Как только я вышла на эту огромную террасу, увидела залитую солнцем Москву-реку, то поняла: хочу жить только здесь и больше ничего искать не буду! Я тогда не увидела ничего, что касалось самой квартиры. – Кому принадлежат интерьерные идеи? – Все наши идеи, касающиеся дома, рождаются в чудовищных спорах и муках. Когда присутствует рядом кто-то посторонний, он, наверное, думает, что сейчас произойдет смертоубийство. Но у нас в таких спорах всегда проклевывается что-то очень симпатичное. В итоге находим вариант, который устраивает обоих. И никогда не приглашаем дизайнеров. – О Доме на набережной ходят многочисленные легенды и слухи... – Все так. Причем, никто не знает, что в них правда, а что – вымысел. Одна из самых ярких легенд: якобы здесь есть еще и пять-шесть этажей подвала. И якобы этот дом связан с Кремлем подземным ходом... Старожилы утверждают, что так оно и есть, но, на мой взгляд, это совершеннейшая сказка. Есть еще веселая история про одиннадцатый подъезд. Это вроде бы нормальный подъезд, но, поднимаясь по этажам, обнаруживаешь, что в подъезд не выходит ни одной двери... Когда проектировали дом, то количество подъездов было утверждено самим Сталиным. При рытье котлована поняли, что один из подъездов не помещается. Но идти к «отцу народов» желающих не нашлось, поэтому подъезд оставили, а квартир в нем делать не стали: он глухой. Некоторые жильцы устроили там черный ход. Поскольку наш дом был «домом будущего», здесь существовала куча «наворотов». Например, очень удобная система с детским садом в доме. И из всех подъездов туда можно было подниматься, не выходя зимой с малышом на улицу. Был лифт внутри квартир. Его можно было открыть, положить мусорное ведро или корзину с грязным бельем. А потом получить все это чистым! – Ну, а призраки этого дома вас не беспокоят? – Меня – нет. В этой квартире до нас жил академик, ученый, занимавшийся космосом. Он со своей семьей занимал весь этаж. Но далеко не всем квартирам так повезло: из этого дома, как вы знаете, многих уводили, и обратно они уже не возвращались. Конечно, особо чувствительные соседи говорят, будто у них за стенками кто-то по ночам чихает и скрипит и бродят привидения. – Маргарита, как получилось, что вас, океанолога, вдруг занесло в продюсеры? – Сложилось так, что среди наших друзей было много актеров, режиссеров, музыкантов – людей творческих профессий. Вот они-то и уговорили нас с мужем заняться продюсированием. Поначалу просто поддерживали своих друзей. Ну, а потом кино прочно вошло в нашу жизнь. И на фестивале кинокомедии «Улыбнись, Россия!», возникшем в нашей жизни благодаря Алле Суриковой, больше всего мне нравится очень хороший коллектив и атмосфера теплоты, добра и юмора. Для меня как продюсера очень важно ее сохранить. Беседовал Андрей Булов