Владимир Пресняков: «Люблю, сочинить знаете ли, полулежа какую-нибудь мелодию...»

Владимир Пресняков: «Люблю, сочинить знаете ли, полулежа какую-нибудь мелодию...»

Профессионалы говорят о Петровиче с придыханием, ведь за этим человеком – целая музыкальная эпоха. Ансамбль «Норок», «О чем поют гитары», «Самоцветы»... За «слепое подражание Западу», «лохматость» и «развязные костюмы», за «вызывающее поведение на сцене» и «мерзкий репертуар» Владимиру Петровичу Преснякову в советские времена власти не раз ставили палки в колеса. Не помогло. Его имя знает весь музыкальный мир.

– Что для вас значит Дом?

– Прежде всего – уют. Многие годы живу на окраине Москвы, в Медведкове, на берегу Яузы и очень этому рад. Престижность района, дома – для меня это все пустой звук. А вот «домашний очаг» значит многое.

– Что вы за человек в быту?

– Хороший и удобный. Мне лишь важно, чтобы в доме зимой было тепло, жарким летом – прохладно. Чтобы крыша над головой не текла, были элементарные удобства, горячая вода, отопление. Вот и все требования к трехкомнатной квартире, в которой мы живем.

– Однако в восьмидесятых этот дом считался «улучшенной планировки»... Как ваши «элитные» соседи отнеслись к появлению за стеной такого шумного жильца? Наверняка вы много репетировали...

– Мне действительно повезло! Мало того, что соседи никогда не жаловались на меня, но даже просили, чтобы я почаще за стенкою играл «на кларнете и трубе». То есть на саксофоне и клавишных. Хотя, к сожалению, чем дальше, тем меньше откликаюсь на эти просьбы. Ленюсь, наверное...

О пиве, о лени...

– Владимир Петрович, о вашей фонотеке ходят легенды. Действительно, там более 4 000 компакт-дисков, и все с джазом? Где их разместили?

– В небольшой студии, которую оборудовал в квартире. Поставил там несколько синтезаторов. Места маловато, туда я пробираюсь все больше бочком. Жена в этот музыкальный кабинет старается не заходить – с пылесосом там не развернуться, поэтому время от времени беру мокрую тряпочку, сам протираю пыль. Синтезатор у меня есть и в комнате, где сплю, рядом с диваном. Я же жуткий лентяй! Люблю, знаете ли, полулежа, если в голову придет какая-то мелодия, наиграть ее и сразу же забить в компьютер.

– Говорят, Пушкин так писал стихи... Но это так, к слову. Для многих граждан СССР кухня была любимым местом, где собирались друзья. Кто бывал на вашей кухне?

– Забегали на огонек музыканты, артисты, поэты. Бывали и известные джазовые музыканты. Многие из них сейчас живут за океаном.

– Что пили?

– Пиво, вино или что-нибудь покрепче. А сейчас мы все больше по чаю или кофе.

– Кроме музыки, чем еще увлекаетесь?

– Люблю играть и смотреть футбол. Нравится бильярд. А в Клубе любителей пива членский билет у меня под номером 1.

...и о Лене

– Праздники отмечаете? Какие?

– Все дни рождения: сына, жены, мой. Раньше праздновали дома, теперь все чаще в «злачных» местах. А в Новый год всегда же концерты! Так как в праздники работать я не люблю, последнее время на эти дни стараюсь уехать куда-нибудь за границу. А вот моя Лена (она в «Самоцветах»), в новогодние каникулы всегда работает. Впрочем, как и Пресняков младший.

– Владимир Петрович, говорят, что родились вы в Западной Украине, а жили в Екатеринбурге. Расскажите, пожалуйста, о ваших родителях...

– Отец был военным. Мама, дедушка и прадедушка – музыкантами. Когда мне было пять лет, мы перебрались в Екатеринбург, вырос в этом городе, там женился, родил сына. В Москву переехал только в 1975 году и тридцать пять лет обитаю в столице. Но дом моего детства часто вспоминаю. Каменный такой, двухэтажный, по четыре квартиры на этаже. Года два назад обо мне и телевидение решило снять фильм «Возвращение в детство». Съемочная группа разыскала мой бывший дом, привезли меня туда. Это было так трогательно! Там, конечно же, давно живут другие люди. Но я увидел двор, где играл в футбол, и даже бывшую одноклассницу, которая, к сожалению, почти спилась и работает дворничихой.

К гадалке не ходить

– Романтическая вы натура, Владимир Петрович...

– Наверное... Достаточно сказать, что моим кумиром долгое время был Печорин, а княжна Мэри многие годы волновала воображение. Как и Печорин, я мечтал завоевывать женские сердца.

Вспоминается забавный случай. Я учился в музыкальном училище и влюбился в самую красивую девушку, которая никак не хотела обращать на меня внимание. А я был таким изобретательным. Нашел цыганку, заплатил ей, чтобы та подкараулила девушку и ей погадала. И напророчила ей счастье в моем лице. Все, конечно же, было выполнено, правда, пришлось цыганке отдать всю стипендию.

– И чем же закончилась эта душераздирающая история?

– Мы долго встречались. Но вмешалась мама девочки, потому что я ей казался жутким разгильдяем. Партия для дочери не самая лучшая. Хотя потом, когда я стал известным музыкантом, она каялась перед дочерью, но девушка к тому времени уже дважды успела выйти замуж и дважды развестись. Она упрекала мать за то, что жизнь могла сложиться по-другому... А теперь, когда вижу в газетах объявление: «Верну любовь и суженого», не могу скрыть улыбки.

– Теперь о жене Лене. Как вы познакомились?

– Надо было найти для коллектива молодую певицу с хорошим голосом. Мне посоветовали прослушать Лену. Я пригласил ее, но она не восприняла меня как руководителя ансамбля всерьез. Решила, что я к ней клеюсь. Помню, разозлился страшно и потому демонстративно начал на своих ребят покрикивать – мол, вот я какой! А когда Лена запела, понял: она – та, кто нам нужен! К тому же красива, пластична, ведь мастер спорта по художественной гимнастике. А через какое-то время чувствую – тону! Влюбляюсь в нее все больше и больше. Но Лена держалась стойко. Мы вместе ездили на гастроли, и я вечерами царапался к ней номер... Наконец мы начали тайно бегать друг к другу на свидания, и в итоге Лена стала женой. Кстати, этой осенью мы сорок лет, как вместе.

Пресняков младший и следующий

– Ваш сын Володя, какой он?

– Он – дитя любви. И это на нем написано! Кстати, глядя на человека, почти безошибочно могу сказать, кто родился в любви, а кто – при взаимном отвращении родителей друг к другу. Уже в три года Володя научился играть на фортепиано, потом на гитаре. Стал сам сочинять песни. Но известность к нему пришла после того, как он в фильме «Выше радуги» спел «Зурбаган». Володя не собирался становиться певцом, хотел быть музыкантом, как и я. Но человек предполагает, а Бог располагает. И пошло-поехало.

– Как вы пережили разрыв Володи и Кристины Орбакайте? Общаетесь ли с внуком?

– Конечно! Внуку Никите – пятнадцать лет уже. Хороший, талантливый, добрый человек. И как его отец – экстремал, все время ломает то ногу, то вот как сейчас, руку.

– Гордится своими знаменитыми родственниками?

– Мне кажется, что это его тяготит. Его великая бабушка (Алла Пугачева), его другие бабушка, дедушка, папа, мама – все люди популярные, состоявшиеся. А Никита стал искать себе друзей где-то на Истре, девушка его живет тоже в тех местах. Об этом я узнал, кстати, из газет. Спросил у внука, правда ли? И получил положительный ответ.

Ай да сукин сын!

– Вернемся к вашему дому. Какой стиль в интерьере – ваш?

– У нас все традиционно, как было у моих родителей. Даже мебель старая, румынская, которую купили много лет назад, когда въезжали. Кухня, шкафы, спальня белого цвета. Когда все это считалось очень «крутым». Теперь, наверное, это ретро.

– Кто делает вам ремонт?

– Я боюсь ремонта. Это стихийное бедствие. Одна мысль, что надо разгрузить от вещей какую-либо комнату, вызывает уныние.

– Последний вопрос: что такое для вас Музыка?

– Самое любимое занятие в жизни! Когда мне что-то удается, бью себя по колену и, как Пушкин, кричу: «Ай да сукин сын!»

Елена Булова