Чужие в доме

Чужие в доме

Одинокая пенсионерка Екатерина Прокопьевна долго думала: приватизировать квартиру или нет? Наконец – решилась. Но когда начала собирать документы, неожиданно выяснилось: кроме нее, в квартире зарегистрирована еще какая-то женщина.

– Кто такая эта Роза Сергеевна Маланюк? – поинтересовалась пенсионерка у паспортистки, получая выписку.

– Ну, это вам лучше знать, – бросила та презрительный взгляд на старушку и нажала кнопку вызова следующего посетителя. – Сначала напрописывают к себе иногородних, а потом достают вопросами: «Кто такая, откуда взялась?»

Екатерина Прокопьевна тогда пошла в бухгалтерию, но и там ей ничего не прояснили. Долгов, мол, по квартплате нет, все оплачено на три месяца вперед. Это показалось старушке странным, и она направилась к начальнику ЕИРЦ, но и здесь ее ждало разочарование: мол, без согласия жилицы приватизировать квартиру нельзя.

Екатерина Прокопьевна еле добрела до дома. Слегла и не вставала с постели двое суток.

Своя, да не совсем

Екатерина Прокопьевна не поднималась с кровати, когда ей звонили в дверь, не подходила и к телефону. Когда же обеспокоенная соседка начала барабанить в дверь, старушка впустила гостью в дом. Узнав причину недуга Екатерины Прокопьевны, та только развела руками:

– Ну что делается на свете, до чего дожили! Прописывают кого попало как к себе домой и даже не стесняются.

– Знаешь, когда я сидела в очереди к начальнику, – вздохнула Екатерина Прокопьевна, – одна женщина мне сказала, что у них есть негласное указание: подселять к одиноким пенсионерам, кто еще не приватизировал квартиры, жильцов.

– И что же теперь делать?

– Не знаю, – тихо проговорила Екатерина Прокопьевна. – Но мне почему-то страшно. А вдруг эта Роза Маланюк наймет кого-нибудь, чтобы меня извести, а потом приватизирует квартиру на себя?

– А она была здесь? – шепотом проговорила соседка и нервно посмотрела на дверь.

– Да нет пока, но приватизация-то скоро закончится, и она начнет действовать... – Екатерина Прокопьевна тихо заплакала. – Выходит, что квартира еще моя, да не совсем...

– Спокойно, не раскисать! – заговорщически подмигнула соседка Екатерине Прокопьевне. – Дай мне ключ, я тебя закрою, а сама схожу домой, позвоню кому надо, и мы узнаем, как быть дальше. – А перед уходом напутствовала: – Никому не открывай и к телефону не подходи.

Явление риелтора

Вскоре соседка вернулась, принесла лекарства, и вслед за ней раздался звонок в дверь. На пороге стоял молодой, слегка полноватый блондин. Екатерина Прокопьевна хотела было захлопнуть дверь, но встряла соседка: «Это Антон, риелтор, впусти его».

– Да, ситуация, – тяжело вздохнул Антон, когда женщины рассказали ему о случившемся. – Но начальник, к сожалению, прав. Приватизировать жилплощадь могут все зарегистрированные в квартире...

– Без меня меня женили... – снова начала нервничать Екатерина Прокопьевна. – Я же не давала согласия на «прописку», да и никакую Розу не знаю.

– Прекрасно вас понимаю, – попытался успокоить риелтор. – Но чтобы понять, ваша на заявлении подпись или нет, нужна графологическая экспертиза. А сделать ее можно только по решению суда. Эта такая морока, да и время уйдет, приватизация закончится.

– И что вы можете предложить? Вы же специалист!

– Теоретически я знаю, как можно решить вашу проблему, а на практике нашей компании это не потянуть. Маловата она, нет тех связей, которые могут понадобиться, – Антон лишь развел руками.

– Так подскажите, к кому обратиться? Не бесплатно, конечно, – на этих словах пенсионерка сделала особый акцент.

– Ну хорошо-хорошо, уговорили. Налейте тогда еще чаю, а я все расскажу.

Доверительный разговор

Несколькими днями позже Екатерина Прокопьевна отыскала фирму, куда ей посоветовал обратиться риелтор Антон. Когда хозяин кабинета пригласил ее присесть и пристально посмотрел на нее, старушке сначала даже стало как-то не по себе: взгляд – добрый, но жесткий. «Да нет, – подумалось, – у этого все получится». И Екатерина Прокопьевна начала свою историю.

– Так-так, – постучал пальцами по столу начальник. – Похоже, вы попали. И прилично, – он поднялся с кресла и прошелся по кабинету. – А скажите, зачем вам приватизация? Просто подайте в суд и выселите самозванку.

– Ну, как же... Ведь собственную квартиру я смогу потом продать, купить поменьше и жить на прибавок. Пенсия-то сами знаете... – старушка замолчала. – Мне сказали, что вы поможете, – с надеждой в голосе произнесла она. И вспомнив все, что ей говорил риелтор Антон, твердо добавила: – Уверена, у вас получится.

– Ну, да, может быть, может быть... – начальник, внимательно взглянув на собеседницу, подошел к ней и доверительно положил старушке руку на плечо.

– А вы готовы дать доверенность не только на приватизацию, но и на дальнейшие действия с квартирой? – спросил он.

– Это на продажу, что ли?

– Именно. Только в этом случае мы будем заниматься приватизацией бесплатно. В противном случае вам придется оплатить наши услуги, а так как дело это хлопотное, то и стоить будет дорого.

Посетительница молчала.

– Я согласна, – наконец решилась она с ответом. – Вас же мне рекомендовали...

– Ну вот и славно, – промурлыкал начальник. – Приходите завтра с паспортом и документами на квартиру. Пойдем к нотариусу, будем оформлять доверенность.

Страшно подумать!

Несколькими днями позже, когда все было оформлено, риелтор начал действовать. Через знакомого на Петровке, чтобы узнать телефон загадочной Розы, сделал запрос в сотовые компании. Не сразу, но ему удалось добиться встречи с женщиной. Узнав, что к чему, та сначала стала требовать отступные. Но когда речь зашла о том, что «прописка» в квартире останется, написать отказ от приватизации все-таки согласилась.

Когда Екатерина Прокопьевна получила свидетельство о собственности, агент занялся демонстрацией ее квартиры. И тут старушка заартачилась: куда спешить! Цены на жилье сейчас низкие, так что можно чуточку и подождать... Вот тогда-то в один из вечеров и заявились к ней два парня, чтобы вежливо, но очень доходчиво объяснить старушке ситуацию, в которую она попала.

– Знаешь, жизнь дорога, – участливо посоветовала бабушке соседка. – Упрячут в больницу, а квартиру продадут. Доверенность-то у них.

...Очень скоро квартира вместе с Розой была продана, а новый ее хозяин через суд быстро «выставил» подселенку вон. Екатерина Прокопьевна не осталась без крыши над головой – риелтор быстро подыскал ей новое жилье. И хотя квартирка меньшей площади ей не пришлась по вкусу, старушку радовало: она – неподалеку от прежней. Не надо привыкать к новому месту. Обещанная доплата оказалась совсем не той, на которую пенсионерка рассчитывала. Но, как говорится, что сделано, то сделано.

Комментарий

Олег Самойлов, генеральный директор компании «РЕЛАЙТ-Недвижимость»:

– Героине рассказа можно лишь посочувствовать. Ведь она, сама того не осознавая, попала из огня да в полымя: сначала в ее квартиру противозаконно зарегистрировали постороннего человека, а затем и вовсе, по сути, отобрали жилье.

Подобные «подселения» и регистрации в квартирах посторонних людей без согласия законных собственников или нанимателей жилья в настоящее время, действительно, случаются. Когда у «подселяемого» нет родственников, возможны всякого рода фальсификации. Екатерине Прокопьевне с самого начала следовало повести себя иначе. Выяснив, что в ее квартире «вдруг» оказался прописан посторонний, необходимо было немедленно обращаться к начальнику паспортного стола (с которым она, похоже, даже не пообщалась). Если же на заявление никто не отреагировал, необходимо было подать письменное обращение в прокуратуру или в службу собственной безопасности МВД.

Поскольку этого не случилось, закономерная развязка этой истории не заставила себя долго ждать: Екатерина Прокопьевна осталась без своей квартиры, получив мизерную за нее доплату, даже не смея это опротестовать. И случилось это потому, что поручать решение своего жилищного вопроса нужно было не случайному человеку или неизвестной риелторской конторе, а специалисту из проверенной и зарекомендовавшей себя фирмы.

Вениамин Вылегжанин