Где враки зимуют

Пока сын Варвары Семеновны жил с Катей в гражданском браке, в семье царили мир и согласие. Но едва они оформили свои отношения, как Катерину словно подменили. Прежде обаятельная и приветливая, невестка стала сварливой и нетерпимой к свекрови, а некогда уютная «двушка» постепенно превращалась в разоренное гнездо, которое уже никого не радовало. Стало ясно: нужно разъезжаться.

Эврика!

– Значит, все-таки хотите разбежаться и пустить отцовскую квартиру по ветру? – Маргарита даже всхлипнула.

– Послушай, Рита, ты давно здесь не живешь... У тебя своя семья, своя квартира. Тебе это трудно понять, – вздохнула Варвара Семеновна.

Помолчали.

– Слушай, а давай я у вас ее выкуплю! Ну, в смысле молодым приобрету «однушку», а ты останешься здесь. Я буду к тебе приходить, садиться на диван, листать альбом с фотками и вспоминать, вспоминать, вспоминать...

– Что за ностальгия, дочка? – улыбнулась оттаявшая мать. – Хотя, с другой стороны, было бы неплохо сделать так, как ты предлагаешь.

– Вот и договорились! – Маргарита даже хлопнула в ладоши. – Ну, я пошла. Пока! Привет братику и его благоверной!

Молодые одобрили идею Риты и стали ждать, когда начнет осуществляться задуманное. Но время шло, а все оставалось по-прежнему. Маргарита с мужем ездила отдыхать на заграничные курорты, сделала в своей квартире евроремонт, поменяла машину, а маму с братом все кормила завтраками. Наконец это всем надоело, и невестка сама взялась за дело. Нашла риелторскую компанию, и семейство заключило с ней договор. Работа началась.

Шустрики и Мямлик

Вскоре дама-агент подобрала вариант, который устроил клиентов. Но когда они пришли на сделку, то увидели в офисе... Маргариту. Немного смутившись, она объявила, что одна квартира будет оформлена на нее, а другая на маму.

Катерина, едва услышав об этом, принялась возмущаться так, что кто-то из сотрудников вызвал охрану... Молодую женщину попросили вести себя тише или покинуть офис.

Зато ее муж почти не проявлял интереса к происходящему, лишь время от времени поглядывая на мать. А пожилой женщине от всего произошедшего стало нехорошо. У Варвары Семеновны покраснело лицо, затряслись руки. Немного отдышавшись, она все пыталась выяснить у дочери и у агентов, почему они так поступили.

– Ведь в договоре записаны я и сын! На нас и должны быть оформлены квартиры.

Но дочь в ответ лишь махнула рукой, а агент, пожав плечами, процедила:

– Она тоже родственник. Сказала, что имеет право...

– Не буду подписывать договор! – пошла на принцип пожилая женщина.

Видя, что она не шутит, ее пригласили к директору и там уговаривали битый час, пока она не поставила свой автограф. Все облегченно вздохнули, а Маргарита даже взялась отвезти ее домой на машине. По пути она попробовала объясниться с Варварой Семеновной.

– Послушай, мама, ты что хочешь, чтобы через полгода твой сын снова пришел к тебе жить, но уже в «однушку»? Ты посмотри, какая у него жена, разве можно ей давать собственность? Она же в миг выставит на улицу нашего Мямлика!

– Возможно, и так, доченька. Но все равно ты поступила не по-людски.

Очевидное-невероятное

Документы сдали на регистрацию. Невестка сначала сыпала проклятиями, потом неделю дулась на свекровь и не разговаривала, а затем сменила гнев на милость. Снова стала ласковой, как прежде, и начала уговаривать остановить сделку. На время.

– Риелторы испугаются, им же не выгодно упускать заработок, и уступят вам. Оформят все, как вы хотите. Варвара Семеновна, ну почему вы не хотите так сделать? – наступала Катерина.

– Да потому, что Рита тоже имеет право на часть квартиры. Она здесь родилась, здесь умер ее папа...

– Но Рита же не претендовала тогда на наследство! – Катерина нервно ходила по комнате.

– Да, но вот укорила же меня этим наследством.

– Укорила! А нотариус вам и моему мужу сказал, что только вы – наследники. Дочь здесь не живет и, если она не имеет ничего против, то...

– Сказала! – свекровь как-то даже напряглась от этих мыслей. – Но или мы ее не поняли, или она что-то не так сказала. Но она же, наверное, имеет право...

– Какое право? Там кусочек, а здесь вся квартира!

Вскоре подобные дебаты закончились тем, что свекровь положили в больницу. Когда она оттуда вышла, невестка опять принялась за свое. Только сейчас не кричала, а ласково увещевала, даже готова была выплатить компенсацию Маргарите за часть отцовского наследства. Наконец ей с помощью приглашенного юриста удалось все же убедить свекровь приостановить регистрацию сделки.

Когда об этом узнала Маргарита, то примчалась и тоже устроила скандал.

– Она никто и звать ее никак! Почему она мне указывает, как лучше поступать?!

Маргарита говорила матери, что Катерина хочет обвести всех вокруг пальца. После визита дочери мать в очередной раз увезли на «скорой».

Когда она немного оправилась, невестка с сыном решили спрятать Варвару Семеновну на даче у знакомых, пока фирма не одумается и не начнет решать вопрос с квартирами в их пользу. Катерина о месте нахождения свекрови никому не говорила. Да Рита ее об этом даже не спрашивала, что было довольно странно. А оказалось, что ларчик открывается просто. И открыли его новые собственники квартиры. В один прекрасный день они пришли и спросили, когда же старые хозяева освободят квартиру. Екатерине все сразу стало ясно, она лишь махнула рукой и захлопнула перед носом новых хозяев дверь.

На следующий день Катерина со свекровью поехали в управление Росреестра и узнали: сделка зарегистрирована. На вопрос о том, что они же приостанавливали сделку, девушка сказала, что якобы от них было заявление, которое позволяло продолжить регистрацию сделки. Тогда они поехали в риелторскую компанию.

– Это же мошенничество! – кричала Катерина. – Почему вы за нашей спиной все это сделали? Договор с одними, а собственником стало третье лицо. Мы на вас в суд подадим!

– Подавайте-подавайте, – с усмешкой напутствовала их агент.

...Судиться пожилая женщина, конечно, не стала, а просто подарила свою квартиру сыну. Невестка осталась довольна и совершенно успокоилась. Ну а Варвара Семеновна зарегистрирована и живет в квартире дочери. Правда, порой у нее возникает ощущение, что живет на птичьих правах. Вдруг дочь задумает продать квартиру? И что тогда будет с ней? Новые же хозяева ее просто выселят. Такие вот невеселые мысли одолевают пожилую женщину. И что делать в этой ситуации, она не знает...

Комментарий

Олег Самойлов, генеральный директор «РЕЛАЙТ-Недвижимость»:

– Не стану рассуждать о том, кто из участников конфликта больше прав, поскольку правда у каждого своя. У матери, стремившейся обеспечить жильем сына. У невестки, которая пыталась обзавестись жильем. У дочери, которая хотела воспрепятствовать растаскиванию семейной собственности. Разве что у сына, который во всей этой истории участвовал лишь в роли пассивного наблюдателя, нет никакой правды.

Суть же дела такова: договор подписан и зарегистрирован, квартира продана. Взамен (также на основании зарегистрированных договоров) куплено другое жилье. И законными его собственниками стали те, кто указан в договорах купли-продажи. Точка. Махать кулаками после драки дело, как правило, неблагодарное.

Если задача состоит в том, чтобы повернуть состоявшиеся сделки вспять, следует обращаться в суд и доказывать, что договор подписывался под влиянием давления и угроз. Правда, доказать это будет крайне сложно. Особенно – когда дочь и другие участники сделки (в том числе – риелторы) заявят обратное.

Если содержание предложенных договоров не соответствовало задачам обмена, не надо было эти договоры подписывать, не следовало давать доверенности на их регистрацию. А в ответ на продолжающееся давление требовалось немедленно вызвать милицию. К слову, в дальнейшем сам факт такого вызова мог бы стать важным аргументом в суде.

Однако ничего подобного сделано не было. На мать надавили – она сдалась...

И еще. Вызывает недоумение позиция риелторов, которые повели себя, мягко говоря, не лучшим образом. Дочь, возможно, сто раз права, но риелтор обязан был защитить интересы своих клиентов. Однако он не только этого не сделал, но и участвовал в нарушении этих интересов.

Конечно, риелторы были заинтересованы в том, чтобы сделка состоялась. И руководствуясь принципом «цель оправдывает средства», они попросту забыли о профессиональной этике. Не такой уж, к сожалению, редкий случай.

Подведем итоги. Квартира продана на законных основаниях. Дочь, несмотря на жесткость позиции, похоже, обижать мать не собирается, воюя исключительно с невесткой, которая, получив отдельное жилье, подаренное ее мужу, в результате свою потребность все же удовлетворила. Стоит ли теперь тратить нервы, ввязываясь в бесперспективный суд? На мой взгляд, нет.

Вениамин Вылегжанин