Кот в панельном мешке

Кот в панельном мешке

Многие из нас здорово поднаторели в отстаивании своих потребительских прав: уже не стесняемся расспрашивать о товаре и требовать при необходимости его обмена. Или устранить недостатки. Но как быть, если дефектным оказался не предмет одежды или бытовой техники, а товар покрупнее – многоквартирный дом?!

Танец победы

Павел впорхнул в крошечную кухню, мурлыча себе под нос какую-то залихватскую песенку. Чуть не придушив в объятиях жену, он галантно приложился к ручке тещи, а потом подхватил на руки сына Сашку и закружил с ним по кухне. Проделав с наследником несколько замысловатых па, унесся в коридор, откуда вернулся уже с парой огромных пакетов.

Женщины в недоумении наблюдали, как на столе вырастает гора яств – сервелат, заморские сыры, икра! «Гуляем! – возвестил Павел и, увенчав дары шикарным ананасом, хитро прищурился. – Есть повод!»

«Мы победили?! – с надеждой в голосе отозвалась супруга Марина. – Так у нас будет свой дом?»

Теща Тамара Михайловна, не имевшая склонности к сантиментам, с облегчением вздохнула. Три года мучительных ожиданий, сомнений и хождений по инстанциям остались позади! «Вот уж воистину – кто не рискует, тот не пьет шампанского!» – улыбнулась пенсионерка, глядя на зятя, ловко разливающего пенистый брют.

Для Тамары Михайловны ставка в этой авантюре была слишком высокой: когда Павел решил вложить накопления в долевое строительство, она продала свою старенькую хрущевку. Подруги корили женщину за опрометчивость: обречь себя на мытарства по съемным квартирам – на седьмом-то десятке! – но иного выхода Тамара Михайловна не видела.

Так уж получилось, что своего жилья у молодых не было. Родители Павла ютились в загородной халупе, а жить в тещиной распашонке втроем не представлялось возможным. Смелое решение – приобрести квартиру на стадии котлована – пришло как-то само собой...

Дешево и сердито

Сняв «однушку» у знакомых, согласившихся оформить регистрацию по всем правилам, семья задумалась о выборе будущего жилья. Коллега очень кстати поведал Павлу о доме, который вот-вот построят на окраине города. Конечно же, не апартаменты, обычная панельная коробка, да и район без достопримечательностей, зато шанс – реальный!

Вариант привлекал относительной дешевизной, да и возводятся панельные дома быстро. Реклама застройщика обещала просторные лоджии, элегантные эркеры, места в подземном гараже и оборудованную детскую площадку. «Уж на что сослуживец мой въедливый, все документы вдоль и поперек изучил, а недостатков не нашел», – радовался Павел, вслед за приятелем подмахнувший договор долевого участия.

То, что срок сдачи дома по документам не соответствовал рекламным обещаниям, молодого человека не насторожило: известно ведь, что у нас никогда ничего вовремя не сделают. Да и подождать нужно всего какой-то квартал, ерунда в сравнении с комфортом «трешки», в которую они въедут!

В ожиданиях прошел год, потянулся второй... В семье уже появился веселый малыш Сашка, а строительство все тянулось. Пока Марина занималась ребенком, Тамара Михайловна в компании зятя навещала стройку. «Ничего не скажешь, дешево и сердито», – ворчала теща, пробираясь сквозь грязь к необлицованным серым стенам и пустым глазницам окон, в которых, казалось, навеки застыло отчаяние.

На тропе войны

Павел уговаривал семью потерпеть, но его уверенность таяла с каждым днем. Когда фирма снова перенесла сроки, да еще и потребовала с дольщиков оплатить неизвестно откуда образовавшиеся излишки площади, терпение молодого отца лопнуло. «Выходим на тропу войны!» – объявил он приятелю, с подачи которого ввязался в это сомнительное дело.

Коллеги сколотили инициативную группу соинвесторов, которая прошлась по инстанциям и чуть ли не штурмом взяла офис застройщика. Видимо, Павлу все-таки повезло: фирме явно не хотелось раздувать скандал, и при слове «прокуратура» боссы в ладных костюмах согласились «все уладить».

И вот спустя месяцы сомнений пришла долгожданная новость: дом готов, можно приступать к отделке жилища. Именно тогда Павел и исполнил памятный победный танец, возвестивший окончание «смутного времени». Квартира была далека от идеала, но акт передачи горе-дольщик подписал – ему становилось плохо от одной мысли о новых разбирательствах.

Так молодая семья вместе с любимой тещей переехала в заветную «трешку». А вскоре выяснилось, что энтузиазм Павла был прежде-временным. Нет-нет, с тем, что обещанная лоджия оказалась тесным балконом, жильцы смирились. Впрочем, как и с тем, что машино-мест было вдвое меньше обещанного...

Неработающий грузовой лифт волновал соинвесторов гораздо больше горы мусора, оставленной строителями вместо детской площадки. Пока жители последнего этажа жаловались на протечки крыши, их соседи снизу на чем свет стоял ругали сантехников и электриков. А потом, как всегда неожиданно, пришла зима...

Устами младенца

То, что из щелей в балконных проемах и окнах дует, в семье Павла поняли сразу. Но денег на смену окон не было, да и с какой стати было платить, если это – огрехи строителей? Но в фирме и слышать не хотели об устранении недостатков. Пришлось на время затянувшихся переговоров прибегнуть к старому доброму поролону, которым Тамара Михайловна заделала окна.

Дедовский метод не спас: из щелей по-прежнему сквозило, а в декабре балконная дверь и вовсе обледенела. В разговорах с соседями выяснилось, что одеяла и электрообогреватели не спасают. Жильцы, корившие себя за покупку «кота в мешке», засели за телефоны, но это ни к чему не привело.

Коммунальщики отсылали к застройщику, в офисе последнего швыряли трубки. Между тем комнатный термометр неумолимо спускался к отметке + 15. Наряженные в несколько одежек жильцы напоминали солдат армии Наполеона в конце 1812 года. Только вот за что фирма учинила разгром своим же дольщикам, люди не понимали.

Холодом в квартирах проблема не исчерпывалась. Как-то маленький Саша забрался за штору в поисках любимой машинки. Выглянув из-за шторы, мальчик удивленно позвал: «Баба! Там бяка!» Встревоженная Тамара Михайловна откинула занавеску – на стене чернели пятна плесени.

Как выяснилось, из-за сырости эти «бяки» украсили стены многих квартир. Грибок, пришедший в жилища еще теплой осенью, неплохо ужился. А между тем фирма-застройщик хранила молчание...

Проблемный дом

И снова Павлу пришлось собирать инициативную группу. Его дотошный приятель нашел юриста по жилищным делам, по совету которого активисты обратились к независимым экспертам. Заключение специалистов шокировало: строители отступили от проекта, уменьшив толщину стен и немного изменив планировку.

Так вот откуда взялись те самые излишки площади, за которые застройщик требовал деньги! А ведь были еще пресловутые оконные щели, перекошенные сантехнические кабины, просевшие полы... Эксперты старательно фиксировали дефекты, составляя смету на их устранение – сумма получалась более чем нескромная.

Отчаявшимся жильцам ничего не оставалось, как направить претензию в адрес фирмы. К тому моменту активисты уже вполне профессионально рассуждали о деформации, скрытых дефектах и прочих «прелестях» строительства. Ответа от застройщика, разумеется, не последовало, и соседи составили текст иска, потребовав устранения всех недостатков.

Юрист-жилищник предупредил, что фирма наверняка сделает все, чтобы затянуть разбирательство. Кипы технической документации множились на глазах, но ведь щели в промерзших окнах не заделать даже самыми умными бумагами... Махнув рукой на волокиту, Павел влез в долги. Отправив семью в загородный пансионат, нанял бригаду рабочих, которая поменяла окна и заделала щели. Вскоре примеру молодого отца последовали соседи.

В квартирах стало немного теплее, хотя дому по-прежнему требуется серьезный ремонт. Суд склоняется на сторону обманутых людей, но застройщик сдаваться не намерен. Жители ледяного дома дошли до точки кипения – уж больно шкодливым оказался кот, спрятавшийся в сером панельном мешке.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Павлу стоило самому проверить данные о застройщике и реализованных им объектах, а также наличие разрешения на строительство и проектной декларации. Нужно было внимательно изучить условия договора участия в долевом строительстве. Нелишним было ознакомиться и с Федеральным законом от 30 декабря 2004 года № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».

Согласно п. 4 ст. 4 закона, в договоре должно содержаться условие о гарантийном сроке на дом, в течение которого дольщик может предъявить требования в связи с ненадлежащим качеством объекта долевого строительства. Этот срок устанавливается договором и не может составлять менее пяти лет. Он исчисляется со дня передачи объекта соинвестору, если иное не предусмотрено договором.

Ст. 7 закона обязывает застройщика передать соинвестору объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора и техническим требованиям. Если застройщик допустил отступление от условий договора и (или) обязательных требований, соинвестор вправе по своему выбору потребовать:
– безвозмездного устранения недостатков в разумный срок;
– соразмерного уменьшения цены договора;
– возмещения своих расходов на устранение недостатков.

В случае существенного нарушения требований к качеству объекта долевого строительства или неустранения выявленных недостатков в установленный срок соинвестор вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора и потребовать возврата денег с процентами.

Торопиться с подписанием акта приемки квартиры не стоит. Если недостатки жилья будут выявлены позже, разбирательство наверняка затянется и дойдет до суда. Тем не менее обращаться к застройщику с претензией нужно. Именно так и поступили жильцы, проведя независимую экспертизу и составив дефектовочную ведомость. Поскольку застройщик не удовлетворил претензии людей, им пришлось обратиться в суд.

Ксения Новикова