Лося бьют в осень, а дурака завсегда

Лося бьют в осень, а дурака завсегда

Квартира казалась слегка запущенной, но это не смущало тех, кто ею интересовался. Не отбивало охоту и то, что нынешним владельцем она была куплена лишь пять месяцев назад. Маклер, который занимался ее продажей, на все вопросы бодро и заученно отвечал одно: «Это инвестиционная квартира, поэтому ремонта в ней хозяин не делал, он ее сдавал».

Про даму и маму

Денис проявил прыть и быстрее других внес аванс, а уже через месяц получил свидетельство о собственности.

По сему поводу был устроен мальчишник, на котором новоиспеченный владелец квадратных метров, подвыпив, не уставал хвалить покупку и собственную прозорливость:

– Ребята, если сделать евроремонт, ей цены не будет! Район приличный, метро в десяти минутах хода, дворик зеленый... Потом перепродам... Ох, и гульнем где-нибудь у самого синего моря!

И все дружно поддерживали хозяина звоном рюмок.

Когда прошла эйфория от покупки, Денис нанял двоих рабочих, дал им задание и отправился на службу. Телефонный звонок застал его за обедом. Один из рабочих сообщил, что пришла какая-то женщина, которая интересуется, где ее мама?

– Какая еще мама? – не понял Денис.

– Вот и мы с Коляном спрашиваем, какая еще мама. Нет, говорим, здесь никакой мамы, а есть хозяин, Денис.

– Пусть подождет. Через сорок минут подъеду, разберемся, – бросил Денис в трубку.

Аппетита не стало. Он тут же сел в машину и, предупредив босса, что исчезает на час, поехал на квартиру.

Когда открыл дверь, рабочие с порога сказали, что пришедшая дама ждет его на улице.

Денис вышел из подъезда и увидел в глубине детской площадки эффектную женщину лет сорока. Подошел к ней и представился.

Абонент временно недоступен

– Про какую маму вы спрашивали?

Марта, так звали женщину, рассказала, что когда уезжала в геологическую экспедицию в Монголию, в этой квартире жила ее мама.

– Приехала – мамы нет. Где она? Куда вы дели пожилую женщину? – видно было, что новая знакомая нервничает. – Последний раз мы разговаривали по телефону в начале мая. Она сказала, что уезжает в деревню на лето. И все, связи больше не было. Сейчас глубокая осень, с дач давно все вернулись, а ее нет. Оказывается, и квартиры тоже нет... Как прикажете понимать? Не могла же мама, ничего мне не сказав, ее продать? – Марта испытующе смотрела на молодого человека.

– Что вы разглядываете меня так, будто в чем-то подозреваете? – начал раздражаться Денис. – Я тоже абсолютно ничего не понимаю. Покупал квартиру у Сурова Петра, отчество забыл. Никакой женщины в ней зарегистрировано не было.

– А кто в ней жил до этого, вы интересовались?

– Зачем мне это надо было? Риелтор сказал, что все будет нормально. Оснований не верить ему у меня не было.

– Он из какой компании?

– Скорее всего, он сам по себе. Но это, как говорится, не мой вопрос. Могу показать свидетельство о собственности.

– Вот когда в суд потянут, так сразу узнаете, ваш это вопрос или нет, – бросила Марта и прикурила сигарету.

– Причем здесь суд?! Я – добросовестный приобретатель, – блеснул эрудицией молодой человек. – Покупал не сам, а через специалиста, который знал, что продает.

– Он-то может и знал, только вот вы не знали, что приобретаете, – огрызнулась Марта. – У вас хотя бы телефон предыдущего хозяина или маклера есть?

– Да, но только маклера. А что?

– Позвоните ему и узнайте, куда подевалась мама! – глаза женщины стали наполняться слезами.

Денис достал мобильник и тут же набрал номер. Но едва маклер услышал, что у бывшей владелицы квартиры объявилась дочь, как в разговоре возникла долгая и недобрая пауза. А потом пошли короткие гудки. Номер больше не отвечал, все время был «вне зоны действия».

– Ну и дела, – вздохнул Денис и как-то виновато посмотрел на Марту.

Прежде чем распрощаться, новые знакомые обменялись телефонами.

Продажа с летальным исходом

На следующий день Марта через знакомых нашла риелторскую компанию, которая помогла ей пролить свет на странную и непонятную историю. Риелторы представили ей в письменном виде данные о квартире – от момента приватизации до ее последней продажи. Из всего этого следовало, что ее мать приватизировала квартиру и сразу ее продала. Удалось узнать Марте и новое место жительства родительницы. Это была деревня под названием Хворостинка... Когда Марта нашла тот дом, куда выбыла ее мать, он встретил ее негостеприимно – был холоден и пуст.

Женщина обратилась к соседям, и одна из них припомнила, что да, жила здесь какая-то старушка, но совсем недолго. Очень быстро померла. За ней ухаживала полная крикливая женщина, которая фыркала на соседей, когда они пытались заговорить с новоприбывшей.

– Нам же было интересно, как такая интеллигентная старушка попала в нашу глушь, – делилась словоохотливая местная жительница.

– Ее случайно не Марией Сергеевной звали? – спросила дочь.

– Не знаю, Сергевна она была или нет, только кликала ее товарка тетей Машей.

Сходив на кладбище и положив цветы на могилу матери, Марта отправилась в районный загс, где и получила свидетельство о смерти. А когда уже дома в Москве сопоставила даты смерти матери и продажи квартиры, пришла в ужас. Получалось, что квартира была продана через неделю после смерти, то есть уже покойницей. Друзья, к которым она обратилась, сказали, что это чистой воды криминал и посоветовали написать заявление в милицию. На следующий день она так и сделала.

– Ну и дела, – выдавил Денис, убитый подробностями о квартире, которую приобрел.

А еще минуту спустя добавил:

– Только вы имейте в виду, я никуда не выеду. У меня просто нет другого жилья.

– Разберемся, – бросила Марта и, уходя, хлопнула дверью.

Комментарий

Даниил Раздольский, руководитель отделения «Арбатское» корпорации «Инком-недвижимость»:

– Продажа квартиры после смерти доверителя – чистой воды мошенничество, и с ним должны разбираться соответствующие органы.

Марта правильно поступила, что не мешкая обратилась в милицию. Другое дело – как могла возникнуть такая ситуация? Но пока идет следствие и мы не знаем исходную часть сделки (первую после приватизации), можно предполагать разные варианты. Один из них: последнюю сделку, по всей вероятности, проводил частный маклер. И если его привлекут в суд, он скажет, что сделал все, что в его силах. Законом не определены даже права риелторов на проверку юридической чистоты. Просто у компаний возможностей больше, поэтому они проверяют более тщательно.

Нестыковку в датах, в принципе, должен бы был увидеть и частник, здесь большого ума не нужно. Другое дело, как он это использовал. Судя по ситуации, «черный» маклер просто закрыл на это глаза: надеясь, что у бабушки нет наследников и понимая, что может потерять заработок, он об этом факте просто умолчал. Ни в бухгалтерии ЕИРЦ (нынешнего ГУ ИС), ни в паспортном столе не могли знать о том, что старушки уже нет в живых, и доверенность потеряла силу, поэтому они спокойно и выдали все нужные бумаги. А чтобы покупатель не просил предъявить ему продавца «живьем», скорее всего, квартиру перепродали дважды. Поэтому Денис и не знал ни о какой бабушке.

Предыдущую сделку просто прикрыли, и теоретически Денис действительно является добросовестным приобретателем. Но как поступит суд в такой ситуации, предугадать сложно.

Что бы я посоветовал покупателям? Нужно все проверять, проверять и еще раз проверять. И быть особенно внимательным, если в предыдущих сделках фигурировало наследство, ведь по сей день для рынка это самая больная проблема. Порой весь круг наследников отыскать бывает крайне трудно. А если внебрачный сын вдруг возникнет и сможет доказать, что он тоже претендует на часть квартиры, то сделка, как говорится, летит в тартарары.

Мы особенно тщательно проверяем, когда в наследство вступили либо дальние родственники, либо люди, которые вообще не имеют с покойным никакого родства (дескать, мы за ним ухаживали, и умерший отписал нам квартиру). Проверить, насколько все это достоверно, сложно, поэтому по большому счету я бы вообще не рекомендовал покупать квартиру, полученную по наследству. И мы нередко, если продают квартиру не наследники первой очереди, советуем клиентам воздержаться от покупки.

Не исключаю, что сделку, которая была заключена с мертвым человеком, признают ничтожной, и Дениса могут выселить из квартиры. Да, это кажется несправедливым, но так бывает по закону.

Чтобы избежать подобных ситуаций, нужно либо заказывать проверку юридической чистоты квартиры в солидной компании, либо страховать сделку. Понятно, что это дороже, но думаю, радость от приобретения своего жилья и спокойный сон того стоят.

Вениамин Вылегжанин