Мнимый больной, или Поворот сюжета кабальной сделки

Захар уже битый час листал рекламную газету, но ничего подходящего по цене не находил. Ему была нужна квартира, чтобы отселить молодых, однако денег на нее все время не хватало. Только накопит нужную сумму, как цены опять вырастут. А связывать себя ипотекой ни он, ни его сын с женой не хотели, считая кредит чем-то вроде тяжелого чемодана без ручки.

Сыграть в лотерею

Однажды вечером в дверь Захара позвонили, и на пороге возник сосед снизу. Он был хмур и небрежно одет.

– К тебе можно? – спросил гость.

– Заходи, – без особого энтузиазма пригласил Захар, размышляя, зачем бы тот пожаловал. Он с ним близко не общался, даже не знал, как зовут. При встрече, конечно, здоровались, да еще могли перемолвиться парой слов о погоде.

Сосед прошел на кухню, тяжело опустился на табурет и вздохнул.

– Тебя, кажется, Захаром звать? А меня Игнатом Борисовичем, – он протянул руку. – Ну вот и познакомились... Ты извини, что я без приглашения ввалился. Нужда, брат, привела, – и он тоскливо посмотрел в окно, где еще светило солнце, было тепло, но уже начинался листопад.

– И что у вас за проблема? – спросил Захар.

– Давай лучше на «ты» – по-соседски... Грустные, оказывается, у меня дела. Врачи сказали, что конец, если не найду средств на лечение.

Захар сразу понял, к чему клонит незваный гость, и денег решил не давать. А сосед как будто уловил его мысли:

– Не беспокойся, просить в долг не буду. Мне много надо. Никто и не даст столько в долг, потому как отдать я все равно не смогу. Какие доходы у пенсионера...

Помолчали. Захар не знал о чем спросить, а сосед, видимо, не знал, как лучше подступить к делу.

– Слышал, что деньги у тебя есть – копишь на квартиру, – вдруг решился он. Отчего Захар даже вздрогнул. – Так вот, покупай мою «двушку», мне деньги нужны уже завтра.

– Как-то все слишком неожиданно и быстро, – выдохнул хозяин. – Где я возьму к завтрашнему дню такую сумму?

– Какую – «такую»? Бери за столько, сколько есть... Понимаешь, деньги нужны срочно, у меня какую-то редкую болезнь обнаружили. Если срочно не проведу лечение, то полетит душа в рай. Зачем мне тогда квартира? А если будут деньги, сделают операцию в Германии. Немецкие хирурги дело знают...

– Но у меня по нынешним ценам только на две трети квартиры хватит, – сказал разволновавшийся Захар.

– Ну вот и хорошо. Этого на лечение и на комнатку в спальном районе, думаю, хватит. Если выкарабкаюсь, жить где-то нужно будет, – криво усмехнулся гость. – И вообще считай, что ты меня по лотерее выиграл. Ну что, договорились?

– Допустим, я – за, но надо поговорить еще с молодыми. Квартира-то для них.

– Ну, так я на тебя надеюсь. Часа через два перезвоню. Черкни-ка свой телефон на листочке.

Семейный совет решил

Вечером, за ужином Захар поделился с молодыми новостью. Невестка, услышав такое, аж захлопала в ладоши, тогда как сын был озадачен.

– С одной стороны, удачный вариант, – начал он. – С другой, – очень смахивает на авантюру. К тому же сосед может в любую минуту передумать, если кто-то предложит больше.

– Ничего подобного – первое слово дороже второго! – вновь застрекотала невестка, наливая чай.

– Дело, конечно, стоящее, – взяла слово Елена Степановна, жена Захара. – Только я слышала, что этот Игнат Борисович хороший фрукт и мастер поскандалить.

Помолчали. Отхлебнули чайку.

– А может, это судьба? – молвил глава семейства. – К тому же наши деньги могут спасти человека...

– Судьба, конечно, судьба! – охотно согласилась невестка. – И вообще, грех отказываться от такой удачи. Нам же так квартирный вопрос не решить до конца жизни.

– Нашей с матерью жизни, – мрачно пошутил Захар.

Как бы то ни было, а поздно вечером, когда позвонил сосед, Захар сказал ему, что готов купить квартиру за две трети рыночной цены. И при условии, что тот изложит свое решение на бумаге и удостоверит у нотариуса. На этом настояла во время семейного совета жена Захара. Сосед поморщился и согласился.

На следующий день Захар носился по городу, чтобы снять с трех сберкнижек деньги. Затем они с соседом и сыном поехали к нотариусу и под конец дня успели оформить все бумаги. Расписку с обязательствами сделали без проблем, а вот с авансовым соглашением вышла заминка. Нотариус потребовала либо присутствия жены сына Захара, либо ее письменного согласия на покупку квартиры. Пришлось вызывать невестку. Сосед нервничал и поглядывал на часы, боялся, что не успеют. Но все закончилось благополучно. По просьбе Захара помощники нотариуса подготовили документы, и когда примчалась невестка, ей осталось лишь сверить данные и поставить подпись.

На следующий день у того же нотариуса они заключили договор купли-продажи, заложили часть денег в ячейку и отдали договор на регистрацию.

Летальный исход отменяется

Прошел месяц.

За это время Игнат Борисович успел слетать на операцию в Мюнхен и вернуться в Москву. Вместе с сыном Захара он побывал в Россреестре, где новому владельцу выдали документы на квартиру, а сосед сходил в банк за деньгами.

– Да, выглядит он, пожалуй, даже хуже, чем до операции. Видимо, все напрасно было, – заметила сердобольная Елена Степановна после того, как у них побывал Игнат Борисович.

Он сообщил, что вскоре будет проходить курс терапии в одной из столичных клиник, а квартиру сможет освободить через неделю.

Через неделю Захар вместе с сыном помогли Игнату Борисовичу перевезти вещи на новое место жительства – в небольшую комнатку в старом доме на окраине города. В этом же доме жил его давнишний приятель, который и помог с покупкой скромного жилища.

Прошло еще полгода. Однажды в дверь Захара вновь позвонил Игнат Борисович. Желтизна с лица ушла, круги под глазами исчезли. Выглядел бывший сосед вполне сносно для своего возраста.

– Ну как, помогло лечение? – спросил Захар Игната Борисовича, хотя и так было видно, что помогло.

Гость на приглашение пройти отрицательно мотнул головой, стоял и переминался с ноги на ногу.

– Ну что молчишь? – не выдержал хозяин квартиры. – Говори, что случилось. Речь о летальном исходе уже не идет?

– О летальном – нет, а вот о квартире – да, – выпалил Игнат Борисович.

– О какой квартире? – не понял Захар.

– Разумеется, о моей. О той, которую я вам продал, – в голосе гостя послышался металл.

– Как прикажешь понимать? – вскинул брови хозяин. – Ты думаешь, что говоришь?! Тебе были нужны деньги, ты нам продал «двушку». Сам же упрашивал ее купить. А сейчас что – таблеток переел?

– А сейчас хочу, чтобы вы мне ее вернули! Поскольку имею такое право... Это была кабальная сделка, мне просто было некуда деваться, вот я и продал. А вы этим воспользовались... Я два месяца лежал в больнице, потом месяц в санатории, пока не пришел в норму. Сейчас хочу получить обратно свою квартиру.

– Как ты себе это представляешь? Денег на выкуп у тебя, как я понял, нет...

– Почему это нет? – улыбнулся Игнат Борисович. – Осталась половина того, что вы мне дали. А вторую половину выплачу даже с процентами.

– Ну ты, Игнат, и фантазер! – от волнения Захар забыл даже добавить отчество. – Иди с Богом. Когда будет вся сумма, плюс деньги за ремонт, который мы сделали, тогда и приходи. Там посмотрим... А так это не разговор: никто квартиру освобождать не станет. Мы же не в детском саду, не в игрушки играем, чтобы перекидывать квартиру из рук в руки.

– Ладно! Не хочешь добром отдавать – в суд подам, – зло проговорил Игнат Борисович. – Правда на моей стороне – спроси любого адвоката.

– Иди, иди, – Захар, не дослушав пенсионера, выставил его за дверь. – Подавай. Никакой суд без денег тебя не вселит...

И хотя Захар чувствовал, что по сути он прав, сердце все же щемило. Если бывший сосед наймет хорошего юриста, то неизвестно еще, как повернется дело.

Комментарий

Ольга Андреева, юрист агентства недвижимости «ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА»:

– В соответствии со ст. 179 ГК РФ кабальной признается сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжких обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась.

Условие о существенной невыгодности кабальной сделки напрямую связано с ценой, установленной сторонами при заключении договора купли-продажи. Если имущество приобретено по неразумной цене (значительно отличающейся от рыночной), это может рассматриваться судом как недобросовестное приобретение.

Причем бремя оспаривать данный факт возложено на ту сторону договора, которая получила преимущество. В данном случае цена договора была явно занижена, поэтому объясняться придется покупателю. Продавцу же необходимо доказать одновременное наличие еще нескольких фактов: вынужденный характер сделки, наличие тяжелых обстоятельств, повлекших за собой совершение сделки, а также осведомленность об этом покупателя.

В истории, о которой идет речь, все это присутствовало: квартира была продана Захару за две трети рыночной цены; Игнат Борисович находился в тяжелых обстоятельствах, ему требовалось лечение и операция, он этого не скрывал, и открыто обо всем рассказал покупателям, которые данным обстоятельство воспользовались совершенно осознанно. Мало того, были рады, что заключили столь выгодную сделку.

Но полностью разобраться в данной ситуации и расставить все точки над i сможет только суд.

Вениамин Вылегжанин