Мокрое дело

Мокрое дело

«Незнание законов не освобождает от ответственности, зато знание – запросто», – этот афоризм Станислава Ежи Леца сейчас актуален как никогда. Компетентный подход к решению споров в жилищной сфере зачастую гарантирует успех, в том числе и в запутанных делах, связанных с заливами квартир.

Экономное семейство

«Как приятно, когда дома чисто!» – провозгласила Светлана Петровна, закончив крупномасштабную уборку в квартире. Она отставила в сторону пылесос и еще раз с гордостью оглядела свои владения: ну и пусть денег на евроремонт им с мужем не хватило, сумели ведь привести жилье в порядок!

С супругом Светлане Петровне повезло, глава семейства Дьяковых был мастером на все руки, помогала давняя стройотрядовская закалка. Обои поклеить, полки прибить, краны поставить – с этим Юрий Николаевич справлялся без проблем. Мало того: преподаватель экономики в вузе, он так грамотно вел семейный бюджет, что удавалось выкраивать деньги на покупку мебели и бытовой техники.

Дьяковы славились умением рационально вести хозяйство, но назвать их жадными ни у кого язык не поворачивался. Юрий Николаевич помогал соседям с ремонтом, а его жена-пенсионерка снабжала друзей и знакомых соленьями да вареньями. Эта семья была не скупой, но экономной: Дьяковы первыми из дома поставили индивидуальные счетчики расхода воды, подсчитав, что так платить будут меньше.

И вот теперь, после аккуратного ремонта, квартира Дьяковых сверкала чистотой. На ровных стенах красовались картины, вышитые Светланой Петровной, а с изящного комода шаловливо грозил пальчиком голенький фарфоровый амур.

Все тяготы ремонта остались позади, настало время отправиться на дачу в компании внуков – шустрой Машки и рассудительного Сашки. Погрузив вещи в старый, но еще вполне жизнеспособный автомобильчик, Дьяковы неспешно покатили за город...

Случилось страшное!

Теплым июльским вечером Светлана Петровна хлопотала с ужином, рядом возились внуки, а Юрий Николаевич по привычке стучал молотком на участке и вяло отбивался от наглых комаров. Спокойное течение жизни нарушил резкий звонок мобильного. Светлана Петровна нехотя оторвалась от стола и, вытерев руки о передник, взяла телефон.

«Света! – женский голос в трубке звучал так тревожно, что в глазах у Дьяковой потемнело. – Что вы наделали! Какой ужас! Что же вы наделали!!!» Почуяв неладное, Юрий Николаевич бросил инструменты, примчался в дом и, усадив ослабевшую супругу на стул, выхватил у нее трубку.

Через час, передав жену и внуков на попечение дочери Наташи, Дьяков отправился в город. По пути мужчина ругался на чем свет стоит, недобрым словом поминая свою экономность и тот ничем не примечательный день, когда он принял решение поставить счетчики.

Как он понял из звонка соседки, квартира снизу была безнадежно затоплена. Перед отъездом на дачу Юрий Николаевич лично проверил все краны, трубы после ремонта были в порядке, иной причины быть не могло – наверняка резьбу сорвало на кране счетчика. Эх, надо было более придирчиво выбирать фирму, которая устанавливает эти агрегаты, а не доверять совету приятеля!

Дьяков волновался за жену, которую отпаивали корвалолом на даче, переживал и за состояние квартиры. Конечно, ему было очень неудобно перед соседкой Олей Ковалевой – и так ей живется непросто, сын пьет да тунеядствует, а тут еще этот вселенский потоп...

Последний день Помпеи

В ее квартире Юрий Николаевич застал мрачную обстановку. Мокрые обои свисали клочьями, потертый паркет местами вздулся, а на потолке красовались причудливые разводы. На все это отчаянно взирала хозяйка, уборщица Ольга.

Ее маргинальный сынок Ленька в ужасе сжимал руками свою беспутную голову, представитель ЖЭКа указующим перстом клеймил последствия затопления, а сзади охали и причитали сочувствующие соседки. Казалось, все участники были преисполнены трагического величия момента – какой уж тут вселенский потоп, ни дать ни взять «Последний день Помпеи»!

Не без труда прогнав из воображения великую картину, Дьяков деловито приступил к выяснению причин происшествия. Человек неглупый и обстоятельный, он решил не паниковать раньше времени: судя по всему, их с женой вины в протечке нет. Ну возникла проблема со счетчиками, так не они же их устанавливали! Вот пусть и отвечает фирма, приславшая нерадивых и безответственных слесарей.

С проблемной семейкой Ковалевых Дьяковы были в замечательных отношениях – еще один аргумент в пользу того, что все можно решить миром. Сколько раз Ольга, заливаясь слезами, приходила к Светлане Петровне жаловаться на сына и на свою нелегкую долю! Сколько раз Дьяковы выручали ее деньгами, подкидывали баночку-другую пресловутого варенья, сколько раз радовали, привозя с дачи роскошные букеты пионов! Так что, проанализировав ситуацию, Юрий Николаевич немного успокоился и решил, что обязательно поможет Оле с ремонтом.

Хочешь мира – готовься к войне

Как и ожидал Дьяков, объяснить ситуацию соседке не составило труда, тем более что акт, составленный представителем ЖЭКа, подтвердил: в протечке «виноваты» неправильно установленные счетчики. Юрий Николаевич и Ольга часами висели на телефоне, пытаясь добиться компенсации от схалтурившей фирмы, но тщетно.

Жилище Ковалевых и без потопа не было образцом аккуратности, а теперь и вовсе выглядело удручающе. Утешая отчаявшуюся соседку, Дьяков постановил: «Оля, не плачь, чем смогу, помогу. Следы «стихии» мы зафиксировали, можно и за ремонт приниматься. Шикарных апартаментов не обещаю, но приведем все в порядок, новые обои поклеим, ламинат уложим. Соберем все чеки, а потом потрясем как следует этих бракоделов из фирмы!»

На том и порешили. Юрий Николаевич метался между дачей и городом, приводил в порядок свое и чужое жилье, ездил с Ольгой по строительным рынкам. В глубине души он был даже рад, что разбирательство с фирмой откладывалось: спокойному по натуре Дьякову не хотелось участвовать в долгих спорах, что-то доказывать, лишний раз волновать жену...

Но соседское перемирие длилось недолго. Однажды Оля зашла к Дьяковым посоветоваться по поводу качества обоев, внимательно оглядела квартиру-игрушку, новую мягкую мебель, амурчика на комоде... «Живут же люди! – завистливо пронеслось в голове у женщины. – Я-то гроши считаю, а они с жиру бесятся! Меня за нос водят, квартиру затопили, а платить не хотят. Ну ничего, попляшете у меня, чистоплюи!»

Тяжелая артиллерия

Поддерживаемая сердобольными подружками, Ольга развернула боевые действия. Сначала заявилась к Юрию Николаевичу с требованием: компенсировать все убытки, вызванные протечкой! Умудрилась найти общий язык с нерадивой фирмой, которой было выгодно свалить свою вину на Дьяковых. И наконец, открыто пригрозила соседям судом.

«Папа, не переживай, ты же ни в чем не виноват! – успокаивала отца Наташа. – У этой Ольги требования меняются каждый день, счет уже на сотни тысяч пошел, совсем баба спятила! Ты же сам меня учил не поддаваться панике. Давай-ка посоветуемся с юристом...»

Специалист по жилищным делам, найденный Наташей, внимательно выслушал Дьяковых и цинично усмехнулся: «Значит, в суд она подаст, деньги отсудит? Ха-ха, да пусть подает, ее право! Закажем независимую экспертизу, которая и подтвердит вину тех, кто устанавливал счетчики. А вы-то, Юрий Николаевич, еще соседке помогали, ремонт хотели ей сделать... Вот верно говорят, не делай добра – не получишь зла!»

Во время судебного процесса, до которого все-таки дошло дело, юрист вел себя так же спокойно. Он наслаждался легким разбирательством, в котором Дьяковым был гарантирован успех, и с явным удовольствием прижимал к стенке запинающегося представителя горе-фирмы.

Разумеется, вся вина за протечку была возложена на организацию, неверно установившую счетчики. Она-то и должна была выплатить Ольге компенсацию – не сотни тысяч, но довольно крупную для женщины сумму. Да вот незадача: фирма проигнорировала решение суда, теперь ее представители угрожают Ольге по телефону и бросают трубки.

Между тем Дьяковы приходят в себя после долгих споров и разочарований. Рассудительный Юрий Николаевич теперь нередко пересказывает эту историю своим студентам, неизменно вынося мораль: «Надо, ребята, законы знать, чтоб не оказаться без вины виноватыми...»

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– В подобных неприятных ситуациях нужно действовать четко и хладнокровно, стараясь не поддаваться панике. Касается это не только хозяев, пострадавших от залива квартир, но и потенциальных виновников «торжества». Спокойное и полное, с учетом всех обстоятельств дела разбирательство поможет пострадавшим как можно быстрее получить компенсацию.

Ольга действовала правильно, пригласив на составление акта представителя эксплуатирующей организации (ДЕЗа). До того как факт залива будет зафиксирован, ремонт в квартире делать не следует. Следы «потопа» стоит снять на фотоаппарат или видеокамеру.

Если виновники отказываются возмещать ущерб, необходимо провести экспертизу, которая установит причины протечки. На такую экспертизу нужно пригласить телеграммой потенциального ответчика. В данном случае на экспертизе пришлось настаивать адвокату Дьяковых.

Безусловно, Ольге стоило требовать возмещения ущерба от того, кто был виновен в его причинении, а не от того, с кого, по ее мнению, было легче получить деньги. Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Именно поэтому Ольге необходимо было предъявить свои требования организации, установившей счетчики. Для этого нужно было направить на адрес фирмы заказное письмо с уведомлением о вручении.

Если в течение десяти дней организация не согласилась бы возместить ущерб, можно было передавать дело в суд. Безусловно, лучше решать дело миром, но если виновники отказываются устранять последствия причиненного вреда, остается только отстаивать свои права в суде.

Ксения Новикова