Надежда прозревает последней...

Надежда прозревает последней...

Телефонный звонок раздался ближе к полуночи. «Я вас слушаю, – ответила Надежда, но на том конце провода промолчали. – Слушаю! Говорите!» Она хотела уже положить трубку, как вдруг где-то в глубине раздался голос: «Галлия Максимовна, как у вас дела?»

Ночная увертюра

Надежда сказала, что она никакая не Галлия, но голос из телефона быстро проговорил: «А Петра Сергеевича вы не знали?»

Надежда на секунду задумалась. Никакого Петра Сергеевича она никогда не встречала. Но редкое имя «Галлия» ей что-то напоминало, правда, она никак не могла взять в толк, что именно.

– Вы мне можете объяснить, кто вам нужен и по какому вопросу? – недовольно пробурчала Надежда.

– Мне нужна папина жена, – уже более четко проговорил мужской голос. И тут Надежда вспомнила: Галлия – это же бывшая хозяйка квартиры!

– А вы кто? – уже как-то растерянно спросила она.

– Я сын Петра Сергеевича. А вы кто? – в голосе собеседника послышались нотки раздражения.

– Я – хозяйка квартиры. Недавно купила ее у Галлии Максимовны. Кажется, ее фамилия Сухопарова.

– А я Семен Сухопаров, сын Петра Сергеевича. Вот возвращаюсь домой из Италии, думал, Галлия Максимовна встретит меня в аэропорту. Извините. Спокойной ночи...

В трубке раздались короткие гудки.

Явление наследника

Через несколько дней в квартиру Надежды позвонили.

Женщина глянула в глазок и рассмотрела невысокого худощавого мужчину. Она немного – на длину цепочки – приоткрыла дверь.

– Это я вам недавно звонил. Я сын Петра Сергеевича, Семен, – быстро проговорил молодой человек.

– И что вы хотите? Я же вам сказала, что нет здесь прежних хозяев. Мне женщина продала квартиру и уехала, а куда – не знаю. Сходите и спросите у председателя.

– Хорошо-хорошо, не волнуйтесь, – попытался успокоить женщину Семен, – мне просто нужно кое-что выяснить. Может быть, разрешите войти?

– А что, собственно, выяснять? – ответила вопросом на вопрос Надежда, открывая дверь. – Вы мне кто – сват или брат?

– Я наследник, – выдохнул Семен и без приглашения прошел в комнату.

– Постойте-постойте, что-то я никак не возьму в толк, о чем речь, – поспешила вслед за незваным гостем Надежда.

А гость присел на стул и ждал, о чем его спросит не слишком любезная хозяйка.

– Ну, и при чем же здесь я? – проговорила она, устроившись напротив Семена.

– Я же вам пытаюсь объяснить... Мой отец в свое время женился на женщине, которая жила в этой квартире. Квартира кооперативная. Пай они платили вместе, так что после смерти папы я, как его законный сын, имею право на часть наследства. То есть – на часть квартиры.

– Но не было в документах вашего отца! Свидетельство было оформлено на Галлию.

– Все правильно. Он же к ней пришел, когда она уже жила в квартире... Но все равно вы должны мою часть отдать, – тихо выдавил Семен. – Договоримся полюбовно или в суд подавать?

Надежда окончательно растерялась. Видимо, поняв состояние женщины, гость не стал дожидаться истерики и, пообещав позвонить, удалился.

Купила по объявлению

Оставшись одна, Надежда принялась вспоминать, как могло такое получиться. Квартиру она нашла по объявлению в газете. Но продавала жилье не хозяйка, а ее подруга (во всяком случае, она так представилась). Правда, хозяйка присутствовала при сделке.

Как заверила подруга, квартира юридически чистая. О том, что у Галлии был муж, который умер в этой самой квартире, разговора вообще не было. И председатель кооператива тоже ничего не сказал.

– Почему вы мне не сообщили, что Галлия была замужем, и ее муж с ней здесь жил? – спросила она председателя вечером.

– А вы меня об этом и не спрашивали, – пробурчал тот. – Вы интересовались, выплачен ли пай? Я сказал: выплачен. Что вы спросили, то я и ответил.

Поняв, что спокойного и доверительного разговора не получится, Надежда на всякий случай задала вопрос:

– Так был у Галлии муж или нет?

– Был, но недолго. Умер быстро, – констатировал председатель. – А что, что-то случилось?

– Да вот сын его объявился и требует доли наследства...

Кофе с адвокатом

Две недели прошли тихо. Семен не звонил. Надежда уже начала о нем забывать и успокаиваться. Но как-то раз на работу к ней пришел элегантно одетый мужчина. Он представился адвокатом Семена и пригласил для разговора в ближайшее кафе. Сердце екнуло. Раз в дело вступил адвокат – быть беде. И она не ошиблась.

Едва сели за столик, адвокат сразу взял быка за рога.

– Извините нас, но ситуация не из приятных, – начал он, раскладывая бумаги. – Галлия Максимовна вышла замуж, когда ее пай за кооператив не был полностью выплачен. Кроме того, я узнал, что Петр Сергеевич, после того как они расписались с Галлией, продал машину, и молодые в квартире сделали евроремонт.

– Ну, евроремонт – это громко сказано! – вырвалось у Надежды.

– Даже если и так, то это не имеет особого значения, – парировал адвокат. – Так вот, исходя из вышеизложенного, сын умершего, как наследник первой очереди, имеет по закону полное право на часть квартиры.

– Подождите-подождите! А при чем здесь я? Все эти вопросы должны быть обращены к бывшей хозяйке. Квартиру продала она, деньги получила тоже она, вот пусть и рассчитывается по долгам.

– Вы рассуждаете довольно наивно, – усмехнулся адвокат. – Она – где? Неизвестно. А вы здесь! И квартира тоже здесь... Смотреть надо было лучше, когда покупали. Так что платить придется вам.

Надежде показалось, что пол уходит из-под ног, а в виски вонзаются холодные иглы... В юриспруденции она – ноль, законов знать не знает, посоветоваться не с кем. Кроме того, даже если бы она и захотела выплатить обиженному наследнику часть пая, то денег таких все равно нет.

Нет денег – пожалуйте в суд!

Поняв по-своему молчание женщины, адвокат уже примирительно проговорил:

– Хотя, знаете, всех этих судебных тяжб можно избежать.

– Как? – без энтузиазма спросила Надежда.

– В общем, довольно просто. Видите ли, моему клиенту суды тоже ни к чему. Это долго и нудно. Деньги ему нужны, как говорится, здесь и сейчас. Поэтому он готов согласиться не на половину стоимости квартиры, а на четверть. Но сразу.

Адвокат смотрел долгим взглядом на Надежду и ждал ее реакции. А она молчала.

– Хотя, – продолжил он, – если вы заплатите мне небольшой гонорар, я могу еще сбить с клиента цену.

– Я же ему сразу при первой встрече сказала, что нет у меня денег. Нет! Понимаете вы это?!

– Понимаю, – вздохнул адвокат, собирая в портфель бумаги. – Но от выплат вам, увы, все равно не отвертеться. А то ведь могут и выселить, раз денег нет.

...Она еще несколько минут оставалась сидеть за столиком, вертя в руке чашку с недопитым кофе. А потом побрела в офис. И думала, что вот в ее жизни началась черная полоса.

Комментарий

Вячеслав Шеянов, генеральный директор агентства недвижимости «ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА»:

– Одна из главных причин «сюрприза» – экономия на услугах риелтора. Между тем его работа во время подготовки и проведения сделки смогла бы обезопасить Надежду, снизив риски до минимума. Нельзя приобретать жилье без тщательной предварительной проверки.

К сожалению, подобные ситуации совсем не редкость. Недавно нам пришлось столкнуться примерно с такой же историей. Женщина выплачивала стоимость кооперативной квартиры в течение 15 лет, а за три месяца до окончания платежей вышла замуж. Через четыре года супруг умер. Право собственности на квартиру она оформила на свое имя и уехала жить в Санкт-Петербург. А потом решила московскую квартиру продать и обратилась к нам. Тут-то мы и выяснили, что у ее мужа есть дети, о которых она ничего не знала и которые могут предъявить законные права на наследство, открывшееся после смерти их отца.

Правда, потом наши юристы объяснили клиентке, что в соответствии с действующим законодательством умерший супруг имел право только на половину доли той части паевого взноса ЖСК, которая была выплачена в период брака. Ведь именно эти денежные средства являлись общим имуществом супругов.

Как сказано в ст. 256 ГК РФ, ст. 34 и 39 СК РФ, совместной собственностью супругов считается имущество, нажитое ими во время брака, заключенного в установленном порядке. В нашей ситуации (во всяком случае, в том, что касается прав на квартиру) такой период составил три месяца. И эта информация, конечно же, успокоила клиентку.

Безусловно, мы не можем обезопасить тех, кто обращается к нам в агентство, от всех случаев притязаний на жилье со стороны детей собственников, жилищные права которых были когда-то ущемлены. Однако сводим все риски к минимуму. А чтобы понять степень этих рисков, перед приобретением квартиры нужно тщательно изучать ее историю.

И еще. При покупке квадратных метров желательно обращаться только в надежные компании, которые проработали на рынке недвижимости не один год и репутация которых проверена временем. Чтобы избежать неприятностей, необходимо заручиться поддержкой опытных и добросовестных профессионалов. Ведь эти неприятности могут быть весьма чувствительными.

К примеру, в ходе судебных разбирательств, которые длятся иногда не один год, на приобретенную квартиру могут наложить арест. И придется горе-покупателю все это время сидеть как на пороховой бочке, терзаясь сомнениями, когда и куда качнется стрелка Фемиды. А она порой бывает труднопредсказуема...

Вениамин Вылегжанин