Наследство через третьи руки

Наследство через третьи руки

Жили-были два брата, Николай и Иван. Младший Иван прославился у близких тем, что семейные и родственные отношения ценил по самым скромным расценкам. А по высшим – себя как будущего знаменитого художника. Если бурным житейским потокам и случалось прибивать его к брату, матери или бывшей жене, то лишь в одной известной ситуации – когда финансы поют романсы.

Беззаботный братец

Поэтому не удивительно, что, когда тяжело заболела мать, Ивана не удавалось разыскать днем с огнем: номер мобильника у него все время менялся. А экс-супруга, с помощью которой старший брат пытался выйти на связь с младшим, могла лишь посылать проклятья в адрес «этого балбеса, который испоганил ей жизнь». Николай заботился о матери в одиночку. Один же проводил ее в последний путь.

Когда встал вопрос о наследстве, Николай испытал смешанные чувства. С одной стороны, ему казалось, что квартира матери по совести должна достаться ему. С другой, не мог переступить через чувство долга: дескать, закон есть закон. И он пустился на поиски непутевого младшенького.

В милиции заявление принимать отказались – там были знакомы с Иваном по причине нескольких приводов, связанных с неумеренным употреблением горячительных напитков.

– Вот еще на такого тратить силы! Он где-то глаза заливает, а мы должны всех на уши ставить? – сказал бравый капитан в частной беседе.

Но тут нежданно-негаданно Иван явился собственной персоной. И, как обычно, с просьбой помочь материально деятелю искусства.

Когда блудный брат переступил порог родного дома, Николай как раз собрал сестер матери на 40 дней. Известие о ее смерти Ивана, конечно, опечалило: он даже пустил слезу, но быстро успокоился.

– Ваня, нам надо пойти к юристу и оформить наследство, – сказал Николай скрепя сердце. – Ты имеешь право на половину квартиры.

Вести себя по-джентльменски в этой ситуации было довольно нелепо, ведь ясно же, что нерадивый братец пропьет и прогуляет свою долю, однако Иван отреагировал вовсе не так, как рассчитывал брат.

– Да не нужно мне ничего, – отмахнулся он.

– Как не нужно?

– Да так. Я сегодня здесь, а завтра – там. Полквартиры с собой в карман не положишь...

«Ну, хотя бы о продаже не говорит», – успокоился Николай и спросил:

– Так ты что – хочешь подписать отказ от наследства?

– Ну давай, подпишу, если надо. А ты мне тысяч двадцать подкинешь.

– Долларов? Прямо сейчас?!

– Да нет, рублей. Ну, и потом. Мало ли что...

То есть брат оказался непрост. Знал, что имуществом распорядиться не сможет, но при этом иметь повод постоянно вытягивать у Николая деньги ему было выгодно. Знал ведь, что после смерти матери брат был готов снять его с довольствия.

На том и порешили.

Ни ответа, ни привета

Но вот к нотариусу Иван не явился. И ночевать не пришел. Снова исчез, как будто и не заезжал.

Николай пустился в очередные розыски. Знал ведь, что возникнут проблемы, нечистым окажется наследство, если младший не подпишет бумаги. Потом квартиру будет сложно продать... Но так и не нашел брата. А тем временем истекли те самые шесть месяцев, которые отводятся, как правило, на принятие наследства.

Нотариус, правда, сказал, что можно будет оформить отказ и постфактум, чтобы документы были безупречными. Николай дал себе зарок за шиворот брата притащить, как только он появится. Но он все не подавал весточки...

Вместо него в один не очень прекрасный день явился бомжеватого вида мужичок с предложением... купить справку о смерти Ивана. Николай пережил настоящий шок. А потом к нему (точнее – по месту регистрации Ивана) пришли из милиции. Выяснилось, что младший брат то ли сам попал под поезд, то ли ему помогли. Но суть от этого особо не менялась: Ивана не стало.

Оставить тело брата в судебном морге и позволить похоронить за казенный счет Николай не мог. Пришлось перевозить останки из далекого городка, где произошла трагедия, в родной город, организовывать похороны в закрытом гробу. Бывшая жена отказалась приходить, даже детям не позволила.

По-джентльменски

Прошло время. Николай решил продать квартиру матери, и свидетельство о смерти брата оказалось «успокоительной» бумажкой для потенциальных покупателей. Но тут Николаю пришла... повестка в суд. На него подала исковое заявление бывшая жена брата, которая посчитала, что ее дети имеют право на наследство. Николай позвонил ей:

– Ваня не вступал в наследство, о чем ты говоришь?!

– Коля, твой брат, а мой муж, был придурок! Он просто не знал о смерти матери! – женщина перешла на крик. – Он мне все нервы истрепал, жизнь мне и детям искалечил!

– Ваня все знал. Он приезжал после ее смерти, и у меня есть свидетели, что он хотел отказаться от наследства.

Николай обратился к юристу, и тот сказал, что дело плохо. Хотел Иван того или не хотел, но он считался... официально принявшим наследство. Просто потому, что был зарегистрирован в квартире. Подразумевается, что все граждане проживают по месту регистрации и пользуются жильем, то есть фактически принимают наследство.

Николай хотел было оспаривать притязания бывшей невестки: небольшой шанс у него был – свидетельские показания родственников. Но потом махнул рукой. В конце концов, дети не виноваты, что у них был такой отец. Без суда в подобных случаях все равно обойтись нельзя, но Николай не стал чинить препятствий. Для себя он решил, что должен поступить как порядочный человек.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Согласно п. 2 ст. 1153 Гражданского кодекса, признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, которые свидетельствуют о фактическом принятии наследства. Это может быть вступление во владение или в управление наследственным имуществом; принятие мер по сохранности наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; оплата расходов на содержание наследственного имущества; оплата долгов наследодателя.

Ситуаций, подобных той, в которой оказался Николай, возникает немало: после открытия наследства выясняется, что наследник в квартире зарегистрирован, но не живет. Вопрос о том, можно ли считать, что зарегистрированный в квартире человек фактически принимает наследство, трактуется юристами неоднозначно. Иногда о таком человеке просто «забывают», считая, что нельзя «заставить» его принимать наследство. Однако в большинстве случаев нотариусы, оформляя свидетельство о праве на наследство, оставляют долю такого гражданина открытой.

У каждого из вариантов решения проблемы есть разумное объяснение. С одной стороны, сам факт «прописки» на деле может не означать фактического принятия наследства – человек может жить в другом месте и практически не объявляться. С другой стороны, нотариус должен подстраховаться и учесть всех наследников.

Так или иначе, но с уверенностью можно сказать одно: Николай зря отказался от борьбы за квартиру. Ведь в законе есть формулировка: «признается, пока не доказано иное». Вот и можно было бы попробовать доказать, что брат Иван, хотя и был зарегистрирован в квартире матери, давно там не жил. Следовательно, наследственным имуществом не пользовался. Но Николай предпочел добровольно уступить долю, решив не судиться с собственными племянниками.

Анна Бабина