Назад в будущее – и обратно

Выбирая квартиру, не стоит самонадеянно полагаться на слова покупателя и, гордясь широтой своей натуры, кричать: «Плачу за все!» Залог успешной сделки – осведомленность в жилищных вопросах, внимание к мельчайшим деталям и здоровая подозрительность, а совсем не толстый бумажник.

Голос крови

Вдоль узкой улицы плыли вереницы домиков из красного кирпича, манила прихожан уютная церквушка, строгими глазницами окон взирала на ребятишек школа… Старая московская жизнь будто законсервировалась в этом тихом уголке столицы.

Дмитрий Николаевич не мог налюбоваться знакомыми с детства местами, и казалось ему, что навстречу вот-вот выйдет бабушка. Вытрет испачканные мукой руки о передник, попеняет вечно занятому внуку на то, что давно не гостил, и, конечно, расцелует в обе щеки…

Машина резко затормозила, и мужчина едва не ударился головой о приборную доску. Образ родного двора растаял как дым, а сидевшая на месте водителя дочь Настя виновато улыбнулась: «Папка, прости, опять «полицейского» не заметила! Только маме не говори, вообще-то я аккуратно вожу, честно-честно!»

Любящий отец снисходительно покачал головой, жестом попросив «гонщицу» остановиться. Конечно, бывшая жена ничего не узнает – за много лет, что Дмитрий Николаевич пребывал в статусе «воскресного папы», она не раз выражала неудовольствие щедрыми подарками Насте. Устроила скандал из-за покупки машины, да и теперь, когда дочь отправилась смотреть будущую квартиру отца, наверняка была не в восторге.

«Понимаешь, Настенька, тянет меня в этот район. Наверное, голос крови, – объяснял Дмитрий Николаевич, глядя на родной переулок. – Как-то был здесь по делам, решил отчий дом навестить. Поговорил со старушками у подъезда, они и подсказали, кто квартиру может продать».

Любовь к родному пепелищу

Припарковавшись у высокого, ничем не примечательного здания, Настя удивилась: и почему это папа, более-менее обеспеченный человек, остановил выбор на самом обыкновенном доме? Ради чего продал хороший участок земли, доставшийся ему за бесценок в лихие 90-е, зачем покупает жилье невесть у кого?

Выяснилось, что много лет назад на месте этого дома стояла деревянная двухэтажка, в которой жил еще Настин прадед. Дмитрий Николаевич в мельчайших деталях помнил, как в детстве гостил у родных, – играл с мальчишками во дворе, объедался бабушкиными пирожками, часами пропадал на ближайшем пруду.

Потом «деревяшку» сломали, на ее месте вырос самый заурядный «улей», квартиру в котором и получили родственники. Когда старшее поколение ушло в мир иной, на жилплощади остался дядя Дмитрия Николаевича. Тот приступами ностальгии не мучился, поэтому спешно обменял семейное гнездо на жилье в другом районе.

Теперь Дмитрий Николаевич вознамерился восстановить историческую справедливость, купив квартиру в знакомом доме. Потом щедрый отец обязательно передаст жилье по наследству Насте, и, кто знает, может быть, уже ее дети будут навещать могилы предков на кладбище неподалеку…

«Такая вот «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам»!» – вдохновенно закончил рассказ Дмитрий Николаевич, когда машина притормозила у нужного подъезда.

Настя поднесла руку к кнопкам на двери, но отец остановил ее: «Хозяева никак домофон не установят. Позвоню по мобильному, пусть спустятся и откроют».

Широкая душа

«…А откуда домофону взяться, если денег совсем нет? И живем хоть не у Красной площади, а все же в Центральном округе, дороговизна-то дикая», – причитала хозяйка квартиры, даже не предложив гостям чаю. Дмитрий Николаевич нетерпеливо кивал, стараясь перейти к обсуждению сделки, а Настя внимательно оглядывала новую знакомую.

Ольга – так звали хозяйку – девушке совершенно не понравилась. От Насти не укрылось, что владелица жилья скользнула хитрыми глазками по добротному пальто Дмитрия Николаевича и тут же начала перечислять дополнительные траты, которые ждут покупателя ее «двушки». Но отец, человек широкой души, быстро дал понять, что торговаться не любит.

Весь следующий месяц дочь настойчиво отговаривала Дмитрия Николаевича от сомнительной покупки. Ну неужели он, владелец фирмы, собаку съевший на человеческом факторе, не видит очевидного? Зачем умасливает мужа Ольги, давая тому на опохмел, зачем раскошеливается на установку пресловутого домофона, зачем по первой просьбе отстегивает немалые деньги?

«Ты же знаешь, Настенька, стоит мне что-то решить – все, сделаю! – терпеливо объяснял отец. – Других квартир на продажу в этом доме нет и не предвидится, а Ольга все колеблется со своей «двушкой»… Недавно она все же решилась на продажу, так выяснилось, что на квартире куча долгов по коммунальным платежам висит. Что делать, пришлось выдать ей сумму…»

В чужом гнезде

Успокоилась Настя лишь тогда, когда лукавая хозяйка наконец подписала договор купли-продажи. Оказалось, что «двушка» несколько лет назад досталась Ольге по наследству, значит, ее пьющий супруг к имуществу отношения не имел. Семейство покинуло стены жилища, и Дмитрий Николаевич с усердием взялся за обустройство родового гнезда.

Отец позвонил Насте лишь спустя три недели: непривычно вялым, грустным голосом Дмитрий Николаевич попросил дочь приехать. Он явно был чем-то озабочен, даже забыл о своем обычном: «Смотри, осторожнее за рулем». По дороге, предчувствуя недоброе, Настя прокручивала в голове неприятные сценарии развития событий – квартира непригодна для жилья, Ольга отказалась выписываться, возникли проблемы с документами…

«Ты знаешь, что такое завещательный отказ – вместо приветствия огорошил дочь Дмитрий Николаевич. – Оказывается, в завещании можно возложить на наследника ту или иную обязанность в отношении какого-то третьего лица. Например, дать возможность кому-то пользоваться жильем…»

Взволнованная, Настя во все глаза смотрела на отца. «Да-да, ты не ошибаешься», – кивнул тот. И поведал, как сразу после отъезда Ольги в дверь настойчиво позвонили. На пороге стояла немолодая, но довольно бодрая тетка в черном платке. Поблескивая лукавыми глазками, незваная гостья сообщила, что имеет право проживать в этой квартире пожизненно. А то, что «дочка Олька кому-то что-то продала», ее не касается. И вот теперь эта дамочка настойчиво кружит над родовым гнездом, грозя ему разорением.

Плохая память

«Квартира досталась Ольге по наследству от бабки, тут все чисто. Только вот утаила хитрюга-хозяйка, что ее мать по завещанию вправе пользоваться квартирой. А юрист из моей фирмы, который помогал оформлять сделку, не удосужился все проверить! – вздохнул Дмитрий Николаевич. – Бездельника-то я уволил, а тетке дал денег, чтобы она и дорогу ко мне забыла. Так эта аферистка через неделю снова пришла!»

Расстроенная Настя ругала себя за то, что не смогла отговорить папу от сомнительной сделки. Положилась на его деловое чутье. А отец, как говорится, собаку съел, да хвостом подавился. Захотел «назад в будущее», а теперь вот мирись с еженедельным шантажом!

Вскоре девушка уже таранила колесами «лежачего полицейского» близ юридической консультации. Выслушав историю Дмитрия Николаевича, адвокат развел руками: «Нужно было квартиру проверять, мать Ольги не выселишь, даже по суду. Напрасно богатенького Буратино из себя строили, теперь уж эта тетка вовеки не отвяжется!»

Впрочем, не все еще было потеряно. То, что ее мать вправе пользоваться квартирой на протяжении всей своей жизни, Ольга должна была указать в договоре купли-продажи. «Забыв» об этом, она нарушила существенное условие соглашения. Значит, договор можно оспорить в суде и вернуть свои деньги – благо покупатель не внял просьбам Ольги занизить сумму сделки в документах.

Но стены родного дома словно не хотели отпускать Дмитрия Николаевича: перспектива суда явно не входила в планы Ольги, а ее мать больше заботилась не о месте своего жительства, а о том, как бы вытянуть из нового собственника побольше денег… В итоге она пошла на попятную и согласилась подписать заявление об отказе от пользования квартирой – разумеется, за «скромную» сумму.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Продавцы квартир – как мнимые, так и настоящие – нередко любят вешать на покупателя все свои расходы. При этом бывают весьма изобретательны в просьбах: деньги требуются то на приватизацию, то на оплату долгов по коммунальным услугам, то «на бутылку» брату или свату, от которого зависит продажа квартиры.

Подобное поведение должно насторожить покупателя и подвигнуть его на поиск других, более надежных вариантов. И все же иногда люди мечтают о покупке конкретной квартиры в конкретном доме – и соглашаются на все траты. Впрочем, риску приобрести квартиру с обременением подвержены все покупатели, поэтому так важно внимательно проверять жилье и документы на него.

Согласно ст. 1137 Гражданского кодекса, завещатель вправе возложить на одного или нескольких наследников по завещанию или закону исполнение за счет наследства какой-либо обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей). Предметом завещательного отказа, в частности, может быть право пользования квартирой (на период жизни отказополучателя или иной срок).

При последующем переходе права собственности на квартиру к другому лицу право пользования жильем, предоставленное по завещательному отказу, сохраняет силу. Разумеется, покупателю квартиры должно быть известно о праве отказополучателя пользоваться жильем.

Существенным условием договора продажи помещения, в котором проживают лица, сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, является перечень этих лиц с указанием их прав (п. 1 ст. 558 ГК). Ольга проигнорировала эту норму, поэтому Дмитрий Николаевич мог бы, подав в суд, признать договор, не соответствующий требованиям закона, недействительным и вернуть свои деньги.

Ксения Новикова