Не ждали?

Не ждали?

Найти жильцов, оформить с ними договор, а потом ежемесячно получать энную сумму – отличный вариант для тех, у кого есть «лишняя» недвижимость! Но все-таки сдавать жилье рискуют не все. И вот почему...

Вход для посторонних

Подгоняемая волнением, Людмила буквально взлетела на второй этаж. Остановившись перед знакомой дверью, выудила из сумки нужный ключ и в нерешительности замерла: как-то неделикатно вламываться к постороннему человеку. Даже если тот живет в квартире, которую сдаешь.

С другой стороны, договор давал ей полное право проверять свое жилище, тем более что квартирант уже неделю задерживал оплату. На звонки не отвечал, сам не объявлялся.

Вздохнув, Людмила быстро отперла замок и толкнула дверь. Старая железяка скрипнула, но не поддалась. Тщательно обследовав обивку, Люда нащупала новое отверстие для ключа, скрытое в мягких складках кожи. Вот оно что, жилец врезал еще один замок!

Добравшись домой, Людмила отыскала договор с квартирантом. Так и есть, ему прямо запрещалось не только что-либо менять в квартире, но и ставить новые замки. Неужели придется ломать дверь? «Ломать, однозначно, – мрачно подтвердил вернувшийся с работы муж. – Если, конечно, мы его с утра пораньше не застанем на месте».

Людмила безнадежно кивнула: ее серьезный, положительный во всех отношениях супруг Олег хамства не терпел. А значит, предстоящий разговор с жильцом явно не сулил ничего хорошего...

На следующий день с утра пораньше Олег долго колотил в заветную дверь. На шум из соседней квартиры выглянул заспанный дядька: «Ну, чего тут второй день шастаете? Нету этих охламонов, снялись дней десять назад... Сам видел, как они вещи в машину грузили!»

«Выходит, «снялись», – пыталась разложить все по полочкам Люда, отпустив мужа за слесарем. – Только почему «они», ведь квартиру-то снимал один мужик! Ну ничего, это знакомый подруги Ани, через нее и найдем. Только бы квартира была в порядке...»

Вспомнилось, как лет семнадцать назад Олег привел ее в маленькую «двушку» – знакомить с родителями. Привел без предупреждения, с бухты-барахты – проходили мимо, вот и зашли. Но врасплох не застали: в небольшой квартирке царила атмосфера семейного уюта и пахло пирогами.

«Нет, ты только представь, – в сотый раз пересказывала Люда дочери. – На дворе начало 90-х, смутное время, а тут просто оазис! Мама – за рукоделием, папа – с книгой, в доме царит идеальный порядок. Встретили меня как родную. Подружки тогда все смеялись, что я влюбилась не в Олега, а в его родителей!»

Перед выбором

Рассеянно наблюдая за тем, как подвыпивший слесарь ДЕЗа возится с замком, Людмила корила себя за то, что поддались они с Олегом на уговоры сдать жилье. Конечно, после смерти свекра и свекрови квартира пустовала, и все же – пускать чужаков не стоило.

Пару лет супруги стойко держали оборону, отказываясь от предложений знакомых. Но потом у Олега начались проблемы на работе, пришлось решать: либо искать еще источник доходов, либо забыть об образовании дочери. Выбор был очевиден.

«Соглашайся, что тут думать! Мужик он не семейный, аккуратный, приехал в Москву не дурака валять, работать!» – нахваливала жильца подруга Аня, имевшая, похоже, серьезные на него виды. И Людмила махнула рукой: ладно, будь что будет, пусть поживет немного, а там посмотрим...

От грустных мыслей отвлек победный вопль слесаря, справившегося с дверью. Оттолкнув триумфатора и ворвавшись в квартиру, Люда и Олег замерли как вкопанные, не веря своим глазам. «Вот это да», – озадаченно присвистнул слесарь, выглядывая из-за спины хозяев.

Было от чего впасть в ступор: за несколько месяцев жилец превратил уютную квартиру в помойку. Пыль, грязь, прожженный диван, оборванный карниз. Мебель, похоже, тоже была безнадежно испорчена: на столе и стульях пестрели следы от горячих чашек.

«То-то на меня в ДЕЗе косо посмотрели, говорят, мол, шум целыми днями! – объяснил Олег. – Зря мы, конечно, не глядя договор с ним подмахнули. Давай попробуем с него хоть компенсацию за испорченные вещи потребовать».

На кухне

От созерцания потерь супругов отвлек крик слесаря из кухни. Мигом протрезвевший, он в ужасе таращил глаза на газовую трубу и плиту, выдранную с корнем из своего угла: «Совсем с ума посходили, эту же трубу нельзя трогать! Но, – принюхался он. – кажется, газом не пахнет...»

Вызвали специалистов из службы газа. Оказалось, что хозяевам просто повезло: жилец сам удлинил трубу. Такая самодеятельность в другом случае могла закончиться печально.

Два дня ушло у супругов на разбирательства с плитой и вывоз хлама. Попутно выяснилось, что жилец не оплатил коммунальные услуги за последний месяц, а заодно наговорил по телефону приличную сумму. С большим трудом Людмиле удалось вытрясти из опешившей подруги телефон жильца.

Как и следовало ожидать, он и слышать не желал о каких-либо компенсациях за нанесенный ущерб. «Плиту выволок, потому что так удобнее, – нагло заявил он. – Квартирка-то паршивенькая, развернуться негде. Это я-то условия договора нарушил? Ну-ну, идите в суд, а я в налоговой вас заложу! – начал угрожать он. – Да еще скажу, что вы у меня деньги украли, вломились в квартиру и забрали пакет, а в нем десять тысяч долларов».

Звонок другу

Глядя на ободранные стены, Людмила корила себя за неосмотрительность. Действительно, надо было обратиться в налоговую, так нет, связываться не хотелось! Да и навещать нужно было жильца, у соседей и консьержки поспрашивать, как себя ведет...

Кое-как успокоив рыдающую жену, Олег схватился за телефон: «Звоню Толику! Это армейский мой товарищ, громила под два метра! Он теперь в каких-то серьезных структурах работает, наверняка сможет помочь!»

Звонок другу проблем не решил, однако после разговора с ним хамоватый жилец заметно присмирел. Даже согласился заплатить за междугородние переговоры, а заодно и компенсировал расходы на покупку и установку новой плиты.

Прошло два месяца, прежде чем супруги снова задумались о том, чтобы сдать жилье. Квартира явно требовала ремонта, денег на который не было. Да и просил теперь за новых жильцов не кто-нибудь, а друг Толик. Клятвенно обещал, что проблем не будет – за сестру и ее подругу он ручается.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Люде и ее мужу стоило не только внимательно отнестись к выбору кандидатуры жильца, но и более осмотрительно оформлять с ним документы о найме квартиры. Правоотношения, касающиеся найма жилого помещения, регулируются главой 35 Гражданского кодекса и положениями Жилищного кодекса.

Сдать квартиру может как собственник, так и занимающий жилье по договору социального найма. В первом случае заключается договор найма (ст. 671 Гражданского кодекса), во втором – договор поднайма (ст. 685 Гражданского кодекса). Поднаем возможен только с согласия наймодателя.

От недобросовестных жильцов не застрахован никто, поэтому в случае судебного разбирательства хозяевам квартиры помогут четко прописанные условия договора: срок, на который сдается квартира, размер платежа, порядок его внесения, число жильцов. Важно указать, кто будет оплачивать коммунальные услуги, телефонные счета.

Можно оговорить в договоре и такие пункты: наймодатель имеет право регулярно проверять состояние квартиры, запрещает ставить новые замки и менять обстановку в квартире. Отдельно стоит оговорить, кто несет расходы по ремонту жилья.

В договоре имеет смысл определить условие о залоге, например в размере месячной оплаты, – эта сумма останется у владельца жилья, если наниматель испортит находящиеся в квартире вещи или нанесет иной ущерб. К договору стоит приложить акт передачи имущества, в котором будет подробно прописано, в каком состоянии передается квартира, какие вещи в ней остаются (например, плита, стиральная машина).

Сдавая квартиру, ее хозяин получает доход, с которого нужно платить налог по ставке 13%. Поэтому владелец жилья должен обратиться в налоговую инспекцию по месту своего жительства. Игнорируя обязанности по уплате налогов и составлению важных документов, хозяин квартиры, по сути, лишается всяких гарантий сохранности своего имущества.

Ксения Новикова