Несгибаемый сосед

Комнату в коммуналке Салават получил по наследству. И едва освоившись на новой территории, стал предлагать соседям разъехаться – продать чохом всю квартиру, а деньги поделить согласно принадлежащим каждому метрам. Елена Сергеевна, которая все чаще жила у дочери, охотно согласилась на такой вариант. Осталось убедить третьего соседа. Но это оказалось делом непростым.

Однажды Лебедь, Рак да Щука...

– Почему же все-таки вы не хотите, Виктор Алексеевич, поехать в отдельную квартиру? – дожимал Салават соседа, когда они в очередной раз сидели на кухне за бутылкой пива.

– А кто мне ее даст, отдельную-то? – риторически вопрошал худощавый и жилистый пенсионер, прихлебывая пенный напиток.

– Ну давайте же, в самом деле, решайтесь! И вы на свою долю сможете купить отдельную квартиру, – продолжал наседать Салават. – Комната-то у вас самая большая. Район здесь – отличный. От желающих отбоя не будет.

– Ну а как же Лена, наша третья? Ох и женщина! – Виктор Алексеевич даже зажмурился, пытаясь изобразить самое неподдельное восхищение.

Салавата восторг соседа немного удивил, но он не стал заострять на нем внимание, а продолжал гнуть свою линию.

– Да согласна ваша распрекрасная Елена! Ей-то что, все равно здесь не живет, а деньги для нее тоже не будут лишними, – молодой человек встал, подошел к окну и окинул взглядом ухоженный дворик. Вид живописных кустов и старых лип подействовал успокаивающе. Он решил смягчить тон разговора. Хотя Елена Сергеевна честно предупреждала, что сосед – настоящий кремень, упрямый из вредности. Хотя при всем том должен почувствовать свою выгоду.

– Да, скучновато без Елены Сергеевны, – мечтательно произнес он. – А что, давайте пригласим ее и пообщаемся все вместе по-соседски, а?

– Ну, не знаю, – пробурчал сосед. – Лена говорила, что у нее дочь больна, и она не может оставить ее надолго... И вообще она, как говорится, девушка с характером – только вечер испортит, – подвел неожиданную черту Виктор Алексеевич. – А изложи-ка еще раз, друг ситный, что ты мне толковал про отдельную квартиру. Только сразу тебе скажу: хочу остаться в этом же районе. Привык.

– В этом районе вряд ли получится, – осторожно начал Салават, – если только малогабаритную на первом этаже...

– На первый не поеду! – сказал как отрезал сосед. И, допив стакан, скрылся у себя в комнате.

Салават еще немного посидел на кухне, размышляя, как быть. Правда, имелся «вариант номер два», но он сулил потери в деньгах, чего его спонсор наверняка не одобрит. Да и самому молодому человеку не хотелось терять несколько сотен тысяч рублей.

С докладом к шефу

– Ну, поколение некст, давай рассказывай, как там у тебя движется? – собеседник Салавата откинулся в кресле, мелкими глотками смакуя кофе. Они сидели в средней руки ресторанчике. Салават слегка прищурился от внезапно выглянувшего из-за плотных занавесей солнца и, подвинув кресло так, чтобы лучи не попадали в глаза, раскрыл тоненькую папку. После чего начал «доклад». Сообщил, что в принципе сосед созрел, но хочет, чтобы квартира была только в том же районе...

– Но это, как ты понимаешь, абсолютная фантазия, – нахмурился собеседник.

– Вот и я ему о том же, – попытался оправдываться Салават. – А он ни в какую не хочет слышать ни о спальном районе, ни о Подмосковье.

– Понятно. А что соседка?

– Она тоже слегка с приветом. Согласна продать даже отдельно комнату, но денег хочет за нее, как за целую квартиру...

– Час от часу не легче... Что я им, меценат или спонсор? Нашли идиота!

– Ну, с ней, я думаю, можно поторговаться, – вздохнул Салават, протягивая расчеты. – Она не столь категорична, как упертый дед.

– 100 тысяч долларов за комнату – это чересчур! – повысил голос собеседник, возвращая Салавату листок с цифрами. – А давайте-ка мы съездим к тебе и посмотрим квартиру, заодно погляжу на упрямого соседа.

– Его нет, он на даче будет все лето.

– На даче так на даче. Может оно и к лучшему. Все равно съездим.

Место и квартира спонсору понравились.

– Но все равно, – сказал он, – соседка много хочет. Рынок стоит. А вдруг пойдет вниз, и вложения окажутся невыгодными. Ты с ней поторгуйся. Максимум 85 тысяч долларов я ей дам.

– Хорошо, – кивнул Салават и проводил гостя до машины.

Из очень Средней Азии

С Еленой Сергеевной, хотя и не без труда, договориться получилось. Удалось убедить ее в том, что если она не использует этот вариант, то, возможно, такого выгодного предложения уже не будет. Никто ей в обозримом будущем больше за ее комнату не даст, особенно с таким соседом.

– Кроме того, – напомнил Салават, – рынок может еще присесть, вдруг в экономике будет что-то не так, нефть подешевеет... И все – цена упадет.

Аргументы подействовали, и соседка дала согласие на продажу Салавату своей комнаты.

За лето в комнатах сделали ремонт, и обе они были сданы многодетной семье, приехавшей откуда-то из Средней Азии. И когда осенью вернулся с дачи Виктор Алексеевич, его встретил гомон детских голосов. Ватага чернявых ребятишек бегала по коридору и кухне, и едва не сбила с ног уставшего пенсионера. Он возмутился, стал кричать, дети попрятались по комнатам. Вскоре из одной вышла грузная женщина:

– Вам кто позволил кричать на моих детей? А?..

Поначалу пенсионер опешил, но потом быстро пошел в наступление:

– А вы, собственно, кто такие? По какому праву здесь находитесь? Я – хозяин, а вы кто?

– А мы – арендаторы. Снимаем эти комнаты у нашего земляка. У нас все по закону, есть договор, есть временная регистрация, – заносчиво сообщила квартирантка и погрозила Виктору Алексеевичу пальцем. – И вы на моих детей кричать не смейте. Я этого не потерплю! – и неспешной походкой удалилась в комнату.

Пенсионер был ошарашен. А когда узнал, что Елена Сергеевна продала Салавату комнату без его, Виктора Алексеевича, согласия, стал стращать того судом. Взял у постояльцев номер телефона Салавата и позвонил ему. Мол, я тоже имел преимущественное право на выкуп...

– Отстаньте, старый пенек, – бросил в ответ на упреки Салават. – Я вам предлагал продать и разъехаться. Предлагал? Вы захотели слишком много, вот теперь и пожинайте плоды своего упрямства. А суд? Да подавайте сколько угодно. Только прежде чем тратить деньги и нервы, проконсультируйтесь у юристов, – посоветовал на прощание Салават, и в трубке Виктор Алексеевич услышал короткие гудки.

Комментарий

Инесса Демина, юрист агентства недвижимости «ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА»:

– В соответствии с пунктом 6 статьи 42 Жилищного кодекса РФ при продаже комнаты в коммунальной квартире остальные собственники комнат в этой коммуналке имеют преимущественное право покупки отчуждаемой комнаты в порядке и на условиях, которые установлены Гражданским кодексом РФ (статья 250).

В случае если все долевые сособственники, а в коммунальной квартире собственники других комнат, изъявят желание приобрести продаваемую долю (комнату), продавец по своему усмотрению может продать ее любому из них.

В данной ситуации была достигнута договоренность о продаже комнаты между Еленой Сергеевной и Салаватом. В таком случае извещать Виктора Алексеевича о продаже комнаты и получать от него добро уже не было необходимости. Регистрирующий орган в подобных ситуациях также не требует никаких отказов от остальных сособственников. Так что обращение в суд обиженному соседу действительно вряд ли поможет.

Вениамин Вылегжанин