Несостоявшаяся сделка спасла покупателей квартиры от несчастья

«А счастье было так возможно, так близко», – часто вздыхаем мы над очередной неудачей. Но не всегда ведаем, что, не будь этой неудачи, мы могли бы столкнуться с настоящей бедой. О том, какой опасности она подвергалась, собираясь купить квартиру без помощи агентства по недвижимости, наша героиня узнала несколько месяцев спустя.

«Питерская» квартира в Подмосковье
Когда подруга, давно перебравшаяся из Петербурга в Москву, позвонила Ольге Сергеевне и сказала, что в их фирме есть хорошая вакансия для нее, долго раздумывать Ольга Сергеевна не стала.
Во-первых, зарплата вдвое выше, чем ее питерская. Во-вторых, ей давно уже хотелось каких-то перемен, нынешняя жизнь казалась хождением по замкнутому кругу, ничего нового в ней не предвиделось. Подруга же всегда приезжала из Москвы в гости с какими-то новыми интересными идеями. Просто завидки иногда брали. Дочка-старшеклассница весть о переезде восприняла с восторгом, потому что ей казалось, что все главные события происходят в Москве и там больше возможностей для самореализации. Переезд приурочили к зимним каникулам, чтобы девочке не пришлось пропускать школьные занятия. Конечно, январь – не лучшее время для покупки квартиры, но зато у них была возможность поездить вдвоем и присмотреть то, что понравилось бы обеим.
Цены на недвижимость в Москве и в Питере отличаются примерно так же, как и зарплаты. Продав свою питерскую квартиру, они могли рассчитывать на такую же по площади только в ближнем Подмосковье. Остановились они у подруги, и все ее семейство подключилось к поиску – просматривая газеты с объявлениями, обсуждали варианты на предмет того, чтобы Ольге Сергеевне удобней было добираться до работы. И все же с каждого просмотра питерцы возвращались разочарованные – не то, не то, не то.
Старый дом из красного кирпича в пригородном поселке сначала им показался тоже не лучшим вариантом – мрачноватый снаружи, без балконов. Но когда вошли в средний подъезд, где продавалась квартира, то просто ахнули – вверх вела широкая лестница на фоне огромного застекленного проема, доходящего до самого потолка на последнем этаже.
– Ой, как бы здорово здесь смотрелись витражи вместо стекол! – воскликнула дочка. – И лестница такая шикарная, как в графском особняке.
Просторная площадка между квартирами последнего этажа была выложена изразцовыми плитками с красивым узором.
Когда хозяйка продававшейся квартиры открыла им дверь и впустила внутрь, мать и дочь понимающе переглянулись – это было то, что надо. Квартира была совершенно пустой, не было ничего, что мешало бы восприятию ее сущности. Чисто выбеленные стены, высокий потолок, огромные окна, закругленные вверху, с широчайшими подоконниками, где так хорошо могла бы разместиться их большая коллекция комнатных цветов, очень просторная ванная с окошком…
Ольга Сергеевна сразу почувствовала, что ей хочется взять эту квартиру. Но так как в объявлении ее стоимость была указана с торгом, то она решила воспользоваться возможностью немного снизить цену. Стараясь не показать свою большую заинтересованность, она спросила у хозяйки, не согласится ли та снизить стоимость на сумму, необходимую для оформления покупки. Но окончательное решение по поводу покупки они перенесли на следующий день.
– Ты знаешь, почему нам с тобой сразу понравилась эта квартира? – хитро улыбаясь, спросила Ольгу Сергеевну дочь, когда они вышли на улицу. – Да потому, что она очень «питерская». Я так и вижу, как тут можно все оформить: бледно-лиловые стены, синие шторы – как будто из окон виден Финский залив.
– А ведь и правда, «питерская»! – изумленно оглянулась мать на мрачноватый снаружи, но такой привлекательный изнутри дом.

Глубокая проверка
На следующий день, едва дождавшись условленного времени, Ольга Сергеевна позвонила хозяйке и сказала, что они готовы купить квартиру, вот только документы для оформления сделки она хотела бы собирать вместе, чтобы быть уверенной в «чистоте» квартиры. После небольшой паузы Оксана (так звали хозяйку) согласилась, и они договорились встретиться на следующий день прямо в ЖЭКе. Сама же Ольга Сергеевна, чтобы не терять времени даром, в тот же день отправилась в поселок. Ей хотелось побольше разузнать о доме и квартире еще до встречи с Оксаной.
Из соседей по площадке дома была только бабушка из квартиры напротив. Бабуля оказалась словоохотливой. Она рассказала, что этот дом был построен в 1910 году. Это была казарма для солдат. После Великой Отечественной здесь сделали перепланировку под квартиры, провели горячую воду и газ.
– Теперь так не умеют строить, как до революции строили, – категорично заявила бабуля. – Посмотри, плиткам на полу в коридоре девяносто лет, а они как новенькие, и ни одна не выбита. Такой в точности дом на другой улице по глупости решили снести. Стали разбивать, чтобы площадку расчистить для нового строительства, да так и не смогли до конца разбить, оставили руины. А ведь в нем еще можно было жить да жить.
В продающейся квартире, рассказала бабуля, раньше жила пожилая женщина. Когда она умерла, наследство получила внучка. У внучки квартира в самой Москве, поэтому бабушкину она года три сдавала квартирантам, а в конце прошлого года продала. Новые владельцы сделали ремонт, поставили новую дверь, металлическую. С соседями они не общались, поэтому что они за люди, бабуля не знала.
На следующий день Ольга Сергеевна полюбопытствовала у Оксаны, почему та продает квартиру так быстро после покупки, практически и не пожив в ней. Та сказала, что квартиру покупала для сестры, которая перебирается сюда из Самары, но теперь сестра нашла вариант ближе к матери, тоже проживающей в Подмосковье, поэтому надо побыстрее продать эту квартиру, чтобы купить другую.
Объяснение показалось Ольге Сергеевне не очень убедительным, но мало ли какие бывают ситуации в жизни. Главное, чтобы с документами все было в порядке. Но с этим, кажется, проблем не было. Правда, некоторая заминка с получением справок случилась из-за того, что не было уплачено за квартиру. Оксана полезла в сумку за кошельком и с огорчением заявила, что с собой совсем мало денег – только на дорогу, поэтому придется перенести получение справок на завтра.
Ольге Сергеевне хотелось побыстрей оформить покупку, и она вызвалась уплатить необходимую сумму, тем более что была она не так уж велика – около тысячи рублей. Договорились, что Оксана вернет деньги позже. Видимо, решив, что между ними установились доверительные отношения, Оксана сказала, что ей пришлось при покупке большую сумму отвалить агентству, поэтому она бы не советовала Ольге Сергеевне связываться с агентами – зачем, мол, лишние деньги переплачивать. Оформить аванс за квартиру она отказалась, хотя в соседнем с ЖЭКом здании была нотариальная контора.
Через день они встретились уже в бюро технической инвентаризации. У Оксаны было отстраненное выражение лица. Она заявила, что будет продавать квартиру другим покупателям, которые дают полную сумму без торга.
– Ну как же, – заволновалась Ольга Сергеевна, – мы же договорились. Вы бы мне позвонили, я тоже согласна на эту стоимость.
– Откуда же мне было знать? – философски произнесла Оксана. – Может, у вас больше нет денег.
Раздосадованная таким поворотом дела Ольга Сергеевна стала уговаривать ее. О возвращении денег, уплаченных за коммунальные услуги, никто из них уже не вспоминал. Ольга Сергеевна готова была приплатить еще, лишь бы не упустить понравившуюся квартиру, но боялась предлагать что-то более конкретно – кто его знает, до каких размеров могут вырасти аппетиты хозяйки. Оксана нехотя согласилась оставить приоритет за Ольгой Сергеевной.
Через два дня они должны были встретиться у нотариуса, уже для оформления договора купли-продажи. Время тянулось бесконечно долго, Ольга Сергеевна боялась каких-то новых неожиданностей. К сожалению, дурные предчувствия оправдались. Когда она с утра позвонила Оксане, чтобы подтвердить встречу, та ей сказала, что у нее плохие новости.
– Мы сегодня идем к нотариусу с покупателями из Махачкалы, – объяснила она. – Они мне платят гораздо больше. Вы же вряд ли можете столько заплатить. Я с ними уже договорилась.
Как ни жаль было упускать понравившийся вариант – они с дочкой уже мысленно расставляли мебель в квартире, – но Ольга Сергеевна с грустью констатировала, что вряд ли сможет тягаться с махачкалинцами, и, что называется, вышла из игры.

Когда неудача бывает к счастью
Погоревав по поводу упущенной квартиры, вскоре через одно известное агентство питерцы нашли неплохой вариант и отпраздновали новоселье. Но понравившийся дом решили не упускать из виду – может, со временем удастся сделать обмен через продажу. Уже летом, когда выпали подряд три выходных дня и были переделаны все неотложные дела, Ольга Сергеевна поехала в поселок, где стоял их «питерский» дом, развесила на подъездах объявление: «Куплю квартиру в вашем доме».
Потом зашла с другой стороны и посмотрела на окна их несостоявшейся квартиры. Они по-прежнему не были завешены шторами, никаких признаков жизни. «А вдруг ее так никому и не продали?», – подумала Ольга Сергеевна и поднялась на четвертый этаж. Позвонила в дверь – тишина. Не удержалась – заглянула в замочную скважину. В поле зрения до самой кухни не было видно ни одного предмета, квартира выглядела совершенно необитаемой.
Тогда она позвонила в дверь к знакомой уже бабуле. Когда та открыла дверь, в глазах у нее сначала мелькнул испуг. Когда Ольга Сергеевна рассказала ей о своей неудаче и спросила, не свободна сейчас квартира, та поведала ей совершенно неожиданную информацию. Оказывается, Оксана (которая, наверное, совсем и не Оксана) вместе с сообщниками сумела обвести вокруг пальца нескольких покупателей сразу. Получив от каждого из них крупные суммы денег чуть ли не в один день, она исчезла в неизвестном направлении, а покупатели теперь разбираются друг с другом, кому же из них по праву принадлежит эта квартира, и конца разбирательству не видно.

Татьяна Комендант