Нужный ребенок

Нужный ребенок

Лакомой добычей мошенников, умело обходящих закон, нередко становятся квартиры детей, оставшихся без родителей.

Хождение по мукам

Алла стояла в коридоре, подпирая стену, выкрашенную унылой зеленой краской, и пыталась собраться с мыслями. Только что в конце этого казенного туннеля скрылась вереница ребятишек, чересчур смирных для своего возраста. Среди тех, кто смотрел на «тетю» с любопытством и надеждой, был и «ее» Сева – восьмилетний мальчуган, анкету которого она увидела на сайте детдома.

Об усыновлении Алла с мужем Виталием задумались после нескольких лет тщетных попыток завести собственного малыша. Вообще-то пара планировала взять в семью грудничка, но стоило будущим родителям взглянуть на фотографию Севы... Да, этот умненький мальчик в очках должен стать их сыном!

Позади остались долгие хождения по инстанциям, сбор документов, общение с органами опеки… Но предстояло сдать еще один «экзамен»: поговорить с директором детдома. В ожидании аудиенции усыновительница нервничала и в сотый раз обдумывала свои доводы.

Наконец где-то в глубине коридора скрипнула дверь, и Аллу окликнула строгая женщина лет шестидесяти: «Вы Тимофеева? А муж, где, на работе? Что ж, пойдемте, поговорим». В кабинете дама кивком указала на стул, а сама отвернулась к шкафу, сосредоточенно перебирая папки с документами.

Алла сделала вид, что не замечает неприветливости «железной леди», и принялась говорить о том, как мечтает о ребенке. Но директриса уже отыскала нужные бумаги и прервала гостью нетерпеливым жестом: «Давайте лучше я расскажу вам о Севе. Итак, Сафронов Всеволод Николаевич…»

Была семья

Еще три года назад у этого смышленого мальчика была семья, и жил он не где-нибудь, а в добротном старом доме на набережной Москва-реки. В большой трехкомнатной квартире, принадлежавшей бабушке Севы, мирно уживались разные поколения.

В свое время пожилая хозяйка «трешки» долго противилась браку единственного своего сына с милой спокойной женщиной, коллегой по работе. «Разведенка! И жилья своего нет! Да еще со взрослой дочкой! – яростно клеймила пенсионерка. – Смотри, Николай, повесит она тебе на шею эту девицу, вовеки не отвертишься!»

Но Коля недаром был сыном своей властной неуступчивой матери, которую знакомые величали Вассой Железновой: проявив характер, он все-таки настоял на женитьбе. В конце концов, может же он обзавестись семьей – на пятом-то десятке! Вместе с супругой в «трешке» поселилась и та самая взрослая дочь, 20-летняя Света. «Делайте что хотите!» – только и махнула рукой хозяйка жилища, ясно давая понять, что рвет дипломатические отношения с сыном.

Сердце несговорчивой старухи смягчилось лишь через год, когда на свет появился Сева. На радостях «Васса» даже согласилась прописать к себе невестку и Светлану – чего не сделаешь ради мира в семье! Правда, втайне от всех пожилая женщина составила завещание, отписав свои трехкомнатные хоромы Севе. Теперь-то, обеспечив внука, можно и умереть спокойно…

Ради внука!

Если бы тогда старуха знала, какой удар приготовила ей судьба! До пятого дня рождения Севы оставалось всего несколько дней, когда в квартире на набережной раздался гулкий звонок. Чужой голос сообщил пенсионерке, что сын и невестка попали в аварию по дороге в торговый центр. Николай не справился с управлением на обледеневшей дороге – видимо, слишком торопился за подарками сыну…

«Нужно держаться – ради внука! Меня не будет, кто сироте поможет – подбадривала себя несчастная глава семейства. – На Светку надежды нет, ни ума, ни профессии! Толком мать не оплакала – уже на гулянку побежала! Вроде и сестра Севочке, пусть даже сводная, а ведь не чужая!»

Но как ни крепилась бабушка, потери пережить не смогла. Не прошло и года с момента гибели Николая, как рядом с его могилой появилась новая. Маленький Сева, еще полностью не осознавая суть произошедшего, интуитивно чувствовал: случилось нечто страшное и непоправимое. Сжавшись в комочек в углу дивана, мальчик тихо плакал, пока Светка обхаживала трехкомнатные апартаменты, которые уже считала своими.

Разумеется, о том, чтобы стать опекуном братика, девушка и не думала. Ну почему, скажите на милость, она, молодая и незамужняя, должна приносить свою жизнь в жертву какому-то парнишке? Сева вполне может обитать и в детдоме, а она, Светка, будет навещать брата.

Так умненький мальчик из хорошей семьи оказался никому не нужен. Стоит ли говорить о том, что сводная сестра ни разу не поинтересовалась, как живется Севе! Прошло полтора года, прежде чем у дверей детского дома затормозила иномарка…

Демоническая страсть

«Знаете, я всякое повидала, но тогда сильно удивилась, – «железная леди» усмехнулась, чуть ли не впервые с начала рассказа проявив эмоции. – Сестра Севы на поверку оказалась нелепой угловатой девицей, недалекой и плохо воспитанной, а вот ее спутник… Яркий брюнет, острый нос, бородка – прямо Мефистофель! Как же нелепо они смотрелись вместе!»

Прямо с порога сестрица заявила: нужно улучшить жилищные условия Севы, купив взамен его «трешки» другую квартиру. Детское учреждение выполняет обязанности опекуна, оно-то и должно помочь в оформлении сделки. Но как ни настаивала нагловатая барышня, как ни умасливал представительного вида ее спутник, а «железная леди» на уговоры не поддавалась: где это видано, чтобы большая квартира в престижном районе не подходила ребенку!

Светлана и «демон» капитулировали, но лишь затем, чтобы вскоре вернуться с важными бумагами. Сводная сестра, якобы ощутив укоры совести, добилась оформления опекунства над Севой. Оставалось только дивиться, как это удалось безработной, неприспособленной к жизни девице! Видимо, не без помощи жениха – того самого красавчика-Мефистофеля.

Впрочем, забирать Севу странная пара не собиралась. Спутник Светланы сообщил, что квартира в доме на набережной продана, взамен нашлось другое, прямо-таки шикарное жилье. Но на оформление требуется время, так что пусть Сева пока побудет в детдоме…

Брезгливо стряхнув шуршащую бумажку, вложенную искусителем в ее руку, «железная леди» спешно распрощалась с визитерами. Вся эта история выглядела подозрительно: ну как, скажите на милость, органы опеки и попечительства могли дать согласие на сомнительные махинации с жильем?

Предсказуемый исход

Алла внимала рассказу директрисы, уже предчувствуя грустный финал. И не ошиблась: разумеется, «трешка» уплыла к новым хозяевам, Светка оказалась в «шикарном жилье» – однокомнатной хибаре за пределами МКАД, а ее приятель словно растворился в пространстве, прихватив денежки от продажи Севиной недвижимости.

С большим трудом администрации детдома удалось вернуть опеку над мальчиком. Настырная директриса подключила к делу прокуратуру, в ходе разбирательства выяснилось: добро на сделку дала сотрудница органов опеки и попечительства, неказистая тетка, спешно засобиравшаяся замуж – за красавца-брюнета с точеным профилем и аккуратной эспаньолкой.

«Что тут говорить, мальчик пережил двойное предательство, – вздохнув, констатировала «железная леди». – Сначала сестра бросила на произвол судьбы, потом доверилась негодяю, который просто украл у ребенка квартиру! Вроде все очевидно, а оспорить сделку тяжело – у «трешки» новые хозяева, и уступать они не собираются… Подумайте, поговорите с супругом – история-то темная, не побоитесь?»

Через полчаса Алла вышла на улицу под промозглый дождик, оставив за дверью мир унылых стен и казенной мебели, в котором вынуждены обитать не по-детски грустные малыши. Она обещала директрисе посоветоваться с мужем, но уже сейчас знала, что ответит Виталий. Севу они усыновят, это точно. А вот жилье… Стоит ли за него бороться?

Еще как стоит! Алла упрямо кивнула головой, стряхнув капельки дождя. Прокуратура, милиция, суд, уполномоченный по правам ребенка – они с мужем пройдут все инстанции.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Несовершеннолетние собственники квартир, оставшиеся без попечения родителей, часто попадают в поле зрение мошенников. Закон защищает жилищные права сирот, и все же вернуть квартиру, оказавшуюся в руках афериста, зачастую непросто. Хорошо, если детское учреждение встает на защиту своего воспитанника, однако юристов там зачастую просто нет.

Согласно п. 4 ст. 35 Гражданского кодекса, обязанности опекунов детей, находящихся в воспитательных и иных подобных учреждениях, возлагаются на администрации этих учреждений. Именно поэтому Светлана добивалась помощи в оформлении сделки с квартирой от директора детского дома, а затем, осознав тщетность своих намерений, решила сама стать опекуном Севы.

Согласно ст. 10 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», к опекунам предъявляется ряд требований (состояние здоровья, возраст и иные). Орган опеки и попечительства по месту жительства ребенка, который назначает опекуна, должен был проверить, насколько Светлана соответствует этим требованиям. Судя по всему, «жених» девушки добыл для нее поддельные справки о работе и доходах или «договорился» с той самой обманутой им сотрудницей органов опеки.

Согласно п. 2 ст. 37 Гражданского кодекса, опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки по отчуждению имущества подопечного. Очевидно, что в данной ситуации разрешение на сделку было получено обманным путем от недобросовестной сотрудницы органов опеки.

Вернуть квартиру Севе наверняка удастся, а вот поймают ли мошенника и получат ли покупатели обратно свои деньги – еще вопрос. Эта история – лишнее напоминание покупателям жилья о том, как важно при выборе квартиры проверять ее на юридическую чистоту.

Ксения Новикова