Общий котел

Общий котел

Обсуждать финансовые вопросы до свадьбы у нас как-то не принято. Действительно, не будешь же требовать расписку у будущей своей второй половины...

Свой среди чужих

Повертев ключом в замке, Виктор толкнул дверь родного дома. И тут же споткнулся на пороге, узрев прямо перед носом железную цепочку. Опять эти Ларискины фокусы, вот ведь мастерица пакостить по мелочам! Горько вздохнув, Виктор засучил рукав и привычным жестом освободил дверь от коварной железяки.

Супруга восседала в гостиной с телефоном в руке. Завидев мужа, недобро хмыкнула, прихватила трубку и демонстративно затопала на кухню. «Все сама, помощи не дождешься, только нервы дерут, – неслось из-за прикрытой двери. – Такие дела, Марусь...»

Виктор снова вздохнул, вспомнив, как однажды выхватил трубку у жены, решив поздравить свояченицу с Новым годом. Но вместо шебета Маруси услышал солидный мужской бас... Что ж, о чем-то подобном Виктор догадывался, разлад в семье Соловьевых наступил давно: Лариса стала частенько задерживаться на работе, и возвращение домой подшофе стало для нее нормой.

Жена никогда не была хорошей хозяйкой, а тут и вовсе запустила дом. Пока она возлежала на диване с маской на лице, уставший на работе Виктор бегал по магазинам за продуктами, а потом кормил сына Пашку. Ребенок, к слову, ни во что отца не ставил, становясь вежливым и общительным лишь в обмен на подарки.

«Соловьев, хватит быть тюфяком! – уговаривали Витю друзья. – Крутит Ларискино семейство тобой, как хотят, все соки из тебя вытянули, да и деньги тоже. Ты уж прости, но и Пашка твой – какой-то не твой, чужой».

Виктор обижался, но в глубине души готов был согласиться с каждым словом приятелей.

Утраченные иллюзии

Неизвестно, сколько бы еще длилась такая семейная «идиллия» Соловьевых, если бы не кризис... Небольшая строительная фирма, где работал Виктор, в одночасье лишилась клиентов – сотрудникам пришлось согласиться на серьезное сокращение зарплаты.

Лариса, числившаяся секретарем, а на деле помогавшая шефу прикрывать кой-какие темные делишки, тратить свои денежки на нужды семьи не спешила. Еще бы, на носу сезонные распродажи!

«Потерпи, сынок, может, все еще наладится», – уговаривали Виктора родители. Соловьев лишь усмехался: когда-то женитьба на «лентяйке и нахалке», как называли ее родители, была главной темой в ссорах с ними, а теперь они просят потерпеть! Неужели тешат себя иллюзиями?

Конец ссорам положила сама Лариса, подыскав на роль мужа более удачную кандидатуру. В один прекрасный день она заявила, что подает на развод, а жилплощадь Виктору следует освободить в течение недели.

«Сын Пашка останется со мной, поэтому квартиру я забираю. Тебе ведь есть где жить, – проинформировала Лариса. – Больше делить нам нечего, алименты на ребенка будешь привозить раз в месяц».

К расставанию с женой Виктор был готов, а вот квартира... Это же его квартира!!!

Коварство и любовь

О том, чтобы иметь собственное жилье, Соловьев задумался еще много лет назад, сразу после окончания института. Родителям вполне хватало «двушки» за городом, а вот Виктор мечтал перебраться в столицу. Работящий и бережливый, он быстро собрал солидную сумму, да и наследство от тети пришлось как нельзя кстати.

Вскоре Соловьев стал хозяином однокомнатной квартиры в одном из спальных районов Москвы. Холостяцкая «берлога» верой и правдой служила Виктору еще несколько лет, пока он, женившись, не переехал к родителям Ларисы. Молодая супруга настояла на таком варианте: мол, папа с мамой потеснятся, а квартиру будем сдавать...

Сразу же после свадьбы тесть заявил: ежемесячно каждый должен вносить свой вклад в общий котел. Виктор с готовностью согласился, ведь нужно было платить за квартиру, питаться и содержать жилье в порядке.

Не сразу оценил Соловьев коварство новой родни! Долго ломал голову, почему он, отдавая тестю большую часть зарплаты, питается одними пельменями и носит старые рубашки? Виктор стал замечать, что «финансовая повинность» на остальных членов семьи не распространяется...

Когда Лариса обмолвилась о предстоящем ремонте на даче, Виктор все понял: «общак» шел на обустройство загородного дома, оформленного на жену. Но скандала устраивать не стал, хотя ни разу на этой даче не был.

Разоренное гнездо

Между тем Ларисино семейство продолжало тянуть из Виктора деньги. А сама супруга вела себя просто вызывающе: все свободное время пропадала в компании каких-то друзей. Соловьев уже подумывал о разводе, когда стало известно о беременности жены.

Только ленивый не пытался убедить Виктора в том, что это не его ребенок, но молодой отец решил спасти брак любой ценой. За несколько лет его «однушка» основательно подорожала, район разросся и стал вполне престижным. Соловьев продал эту квартиру, влез в долги и приобрел двухкомнатную в новостройке – для себя, Ларисы и сына.

Но обособленная от тестя и тещи супружеская жизнь не оправдала надежд Виктора. С таким трудом обустроенное «гнездо» не сплотило домочадцев, а наоборот... И вот теперь квартиру, купленную Соловьевым, жена уверенно называла «своей»!

Разумеется, Виктор съезжать отказался, и тогда Лариса мужу объявила «холодную войну»: дверь теперь всегда была на цепочке, ополчились против Виктора не только соседи, но и сын-школьник. И как выяснилось позже, все это время Лариса консультировалась с юристами и готовила иск о разделе имущества. Документ получился вполне убедительным, в нем говорилось, что квартира куплена в период брака, Лариса вкладывала в покупку и обустройство заработанные ею деньги. А так как после развода ребенок остается с матерью, то, значит, ей положено как минимум 2/3 квартиры.

Дама, строгая во всех отношениях

– Совести у нее нет! А я, дурак, дачу этой семейке строил, доверял, деньги давал! – кипятился Виктор на приеме у адвоката, которого помогли найти знакомые. Хваленым специалистом по разделу имущества оказалась строгая дама лет сорока.

– Будем разбираться спокойно, – заверила она. – Скажу сразу, это непросто, и всю квартиру мы, конечно, не отсудим. Но пресловутые 2/3 выиграть попробуем, главное, найти все документы по сделкам с жильем. С дачей ситуация будет сложнее, вряд ли вы брали с родных расписки в получении денег...

Как и предупреждала юрист, разбирательство получилось долгим и тяжелым. Молодой судье явно не хотелось вникать в суть дела, выслушивать взаимные обвинения сторон. На этом и сыграла адвокат Виктора: договор о покупке двухкомнатной квартиры был подписан почти сразу после продажи «однушки», обе сделки оформлял один и тот же нотариус, так зачем голову ломать, все очевидно!

В результате раздела имущества Виктору досталось 2/3 квартиры, жена довольствовалась 1/3 – она пообещала устроить на общей жилплощади экс-супругу «райскую жизнь», но Соловьева снова выручила юрист.

– Очень вам советую принять от бывшего мужа отступные и отдать ему свою долю, – с нажимом произнесла она. – Согласитесь, покупателей на треть квартиры вы вряд ли найдете. Хотите и дальше раскручивать эту историю – пожалуйста, только имейте в виду, что тогда Виктор будет претендовать на часть дачи. А потом дело дойдет и до установления отцовства...

Неизвестно, чего больше испугалась Лариса, но советам адвоката благоразумно вняла. Вскоре Соловьев стал полноправным владельцем своей квартиры.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

По правилам п. 1 ст. 34 Семейного кодекса, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Не имеет значения, кто внес деньги за имущество или на чье имя оно оформлено, в случае развода такое имущество делится пополам.

Согласно п. 2 ст. 39 Семейного кодекса, суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) заслуживающего внимания интереса одного из супругов. Именно эти нормы пыталась использовать себе во благо Лариса, пытаясь отстоять права на большую часть квартиры.

Возможно, суд принял бы ее аргументы во внимание, если бы не одно но: квартира была куплена в том числе на средства, полученные Виктором от продажи своего собственного имущества. В соответствии с п. 1 ст. 36 Семейного кодекса, имущество, принадлежавшее супругу до вступления в брак, является его собственностью – это касается и квартиры, купленной Соловьевым до женитьбы. Проанализировав время совершения сделок по продаже одной и покупке другой квартир, судья вынесла свое решение.

Что же касается дачи, то слова юриста были обоснованными. По правилам ст. 37 Семейного кодекса имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества.

На протяжении многих лет дача обустраивалась и ремонтировалась за счет Виктора. Впрочем, доказать факт передачи денег ему было нечем, поэтому от претензий на половину дачи жены пришлось отказаться.

Ксения Новикова