Опасные связи

Опасные связи

Юристы советуют участникам жилищных правоотношений не полагаться на обещания и просчитывать все последствия своих решений. С чужаками это вполне оправданно, но ведь иногда приходится иметь дело со своими.

Праздник жизни

Стройные фужеры сменились фарфоровыми чашечками, а в центре стола бесцеремонно взгромоздился внушительных размеров наполеон. «Сама, сама пекла! – отмахнулась хозяйка дома Нина и, взяв лопатку для торта, хитро прищурилась. – Рецепт не дам, и не просите – секрет фирмы!»

Юрий, младший брат Нины, усмехнулся: не далее как два часа назад он лично видел в холодильнике большую коробку с надписью «Выпечка на заказ». Чему тут удивляться, если еще в детстве сестрица лихо передирала сочинения из предисловий к книгам, а спустя годы сбывала сокурсницам самострок под видом модного дефицита...

Да и теперь, когда все вокруг стонали из-за кризиса, Нине было грех жаловаться на жизнь. Неплохо зарабатывала и по праву главного добытчика руководила безропотным супругом. Отпрыска Мишку, в честь 20-летия которого и давался прием, любящая мамаша определила в институт.

«Да уж, я чужой на этом празднике жизни... Неплохо живут по нынешним временам, вон, стол какой роскошный!» – завистливо вздохнул Юрий. На фоне сестриного благополучия его жизнь казалась особенно блеклой... Как же вышло так, что он, смышленый Юра, надежда родителей, во всем уступил ничем не примечательной, резкой Нинке?

Впрочем, сегодня ему было не до грусти по упущенным возможностям. Вяло кивнув прощавшимся гостям, он решительно обернулся к сестре: «Нужно серьезно поговорить».

Нарушенные планы

«Нет, ну каков фрукт! Возвращаться он надумал. Куда?! И зачем?!» – невзирая на поздний час, Нина в волнении мерила шагами комнату, то и дело задевая неубранный стол. За ней с тонометром и валерьянкой надоедливой мухой вился муж, явно не замечая, что служит дополнительным источником раздражения.

Застывший на пороге Мишка подавил смешок – казалось, еще немного, и мамаша повторит знаменитую фразу: «Муля, не нервируй меня!» Ситуация выглядела комично, но речь явно шла о серьезных делах. С трудом угомонив «предков», парень потребовал объяснений.

О том, что дядя Юра отказался от своей доли в квартире ради него, Миша, конечно же, знал. Только вот в подробности переговоров не вникал, да и благодарности не чувствовал: мать нередко подкидывала брату деньжат, ведь людей ближе у того не было. С дочерью от первого брака Юрий не виделся много лет, лишь пересылал ей скудные алименты.

Жил дядя у своей второй супруги Светланы Дмитриевны. Помнится, семья Нины приняла женщину не сразу: старше Юры на десять лет, да еще и начальница его отдела! Но позже Нина поняла, как выгоден ей этот союз. Во-первых, брат всегда под надзором мудрой Светланы, которая и не настаивает на походе в ЗАГС. А во-вторых, что главное, Юрий съезжает к ней, освобождая родительскую «двушку»!

Семья Нины обитала в трехкомнатной квартире мужа, но зачем отказываться от имущества, которое само в руки идет? «Лишнее» жилье можно было сдать или даже продать, купив взамен коттедж за городом.

Уходя, уходи

Нина понимала: для того чтобы распоряжаться квартирой, ее нужно приватизировать. Прописаны там только она и брат, значит, остается уговорить Юрку отказаться от собственности. Объяснить, что квартиру Нина оформит на себя, а позже подарит ее Мише. Парень-то дядиной доброты не забудет, хоть в старости стакан воды подаст...

Вопреки ожиданиям Нины, брат быстро согласился подписать все документы. «Надеюсь, племяш меня на улицу не выставит, – спокойно улыбнулся он. – Живу я, как ты знаешь, у Светланы, на что мне это жилье? Только совсем меня из квартиры не выкидывайте, мало ли что...»

Сказано – сделано, и Нина приватизировала квартиру на себя, оформив Юрия «членом семьи собственника». Как же приятно было обдумывать то, как будет она распоряжаться жильем, ощущая себя его единственной собственницей! Но нужно было подумать о взрослом сыне, который не ровен час женится и съедет от родителей – возможно, как раз в эту самую «двушку».

Так уж вышло, что Нина была собственницей и в отношениях. Старалась контролировать поступки Миши, хотя прекрасно понимала: навечно сына к себе не привяжешь. Но от мысли, что однажды он уедет в квартиру на другой конец Москвы, властной матери становилось плохо. Нет, она будет следить за парнем, а для этого нужно жить в одном районе!

Так у Нины созрел план: продать «двушку» и купить другое жилье, чтобы Миша, даже отделившись от родителей, был у них на виду. Советоваться с братом женщина считала излишним, да и Юрию было не до квартирных дел: после тяжелой операции умерла Светлана Дмитриевна...

Не пущу!

«Ну а теперь начинается самое интересное! – Нина многозначительно взглянула на мужа и сына, внимавших ее рассказу. – Вы знаете, что я нашла покупателя квартиры и уже начала оформлять документы. Так братец сюрприз подкинул, объявил, что возвращается туда, где жил раньше!»

Так вот что за разговор затеял Юрий на семейном празднике! Оказывается, у Светланы он обретался, что называется, на птичьих правах: считался мужем, но ни прописки, ни штампа в паспорте не было. Наследница, ее взрослая дочь, разрешила остаться в квартире – на полгода. Да скоро передумала: потеряла работу, и теперь жилье нужно было срочно сдавать.

Было очевидно, что возвращение блудного брата в лоно семьи Нину, мягко говоря, не порадует. Но даже Юра, отлично знавший характер сестры, не мог предугадать, каким скандалом обернется его желание поселиться там, где он, собственно, и числился. Нина хваталась за сердце и укоряла брата в черной неблагодарности, то шипела – мол, всегда знала, что братец ей завидует, то плакала о судьбе «бедного Мишеньки, который по вине родного дяди и жениться-то не может!» Наконец, сестра застыла, выкатив в отчаянии глаза и раскинув руки. Издевательски поаплодировав «спектаклю», Юрий хлопнул дверью...

Меж двух огней

Наследница настаивала на освобождении квартиры, а Нина не пускала на порог – что и говорить, Юрий оказался меж двух огней... И все же дочь Светланы оказалась совестливее Нины: помогла «отчиму» снять недорогую комнату в области, а потом сама обзвонила знакомых и вышла на юриста, который занимался жилищными спорами.

Хваленым специалистом оказалась полная молодая женщина. Она резко прервала поток эмоциональных жалоб клиента: «Значит, Юрий, вы были прописаны в квартире на момент приватизации?» И услышав утвердительный ответ, сменила гнев на милость: «Придется обращаться в суд. Да вы не волнуйтесь, вселим вас обратно!»

Судиться? И с кем, со своими, с Ниной и ее семьей? – Юрий долго колебался, не теряя надежду решить дело миром. Но сестра отказывалась от разговоров, а явившейся к ней юристке заявила, что спорная квартира уже продана! Терпению Юрия пришел конец, и он решился подать иск.

«Я имею полное право распоряжаться этим имуществом, а покупатели могут выписать брата!» – отстаивала свою правоту Нина, подсовывая под нос юристам кодекс, который те и так знали наизусть. Но, как выяснилось, уважать нужно не только собственность, но и право пользования жилым помещением – суд встал на сторону Юрия, запретив сестре чинить препятствия для его проживания.

Недовольные покупатели потребовали у Нины возврата денег и еще долго возмущались тем, что им хотели «впарить хату с «начинкой». Истец поселился в квартире, долю в которой он в свое время так опрометчиво уступил «своим».

От общих знакомых Юрий знает: ушлая Нина по-прежнему старается избавиться от проблемного имущества, она даже серьезно сбила цену. Тем не менее горе-жилец еще верит в силу родственных уз и надеется на то, что сестра одумается.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Юрию стоило тщательно все взвесить, прежде чем отказываться от участия в приватизации. Претендовать на имущество Светланы Дмитриевны мужчина не мог, поскольку отношения не были оформлены в органах ЗАГС, а другого жилья, кроме квартиры родителей, у него не было. А между тем без согласия Юрия, прописанного в квартире с сестрой, сама приватизация данного жилого помещения была бы невозможной.

Согласно п. 2 ст. 31 Жилищного кодекса, Юрий как член семьи собственника имел право пользования квартирой. Покупатели недвижимости об этом не знали, так как пренебрегли простым правилом: приобретая жилье, нужно внимательно проверить документы, затребовать у продавца выписку из домовой книги, где указаны все зарегистрированные в квартире лица.

Могли ли новые собственники квартиры выписать Юрия? С одной стороны, существует положение п. 2 ст. 292 Гражданского кодекса, согласно которому переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника.

Тем не менее на момент приватизации Юрий имел равные права пользования жильем со своей сестрой. Как отмечено в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. № 14, в таких ситуациях, давая согласие на приватизацию, лицо исходит из того, что право пользования данным жильем для него будет носить бессрочный характер.

В соответствии со ст. 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», в подобных случаях бывшие члены семьи собственника должны сохранять право пользования жильем. Неудивительно, что, учтя все обстоятельства дела, суд встал на сторону Юрия.

П. 1 ст. 558 Гражданского кодекса устанавливает правило для продажи жилья, в котором проживают лица, сохраняющие право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем: существенным условием договора купли-продажи такого жилья является перечень данных лиц с указанием их прав на пользование. Нина не включила в текст соглашения требуемое условие, что сделало договор недействительным.

Ксения Новикова