По доброте душевной

По доброте душевной

И хотя участники сделок с недвижимостью становятся все более компетентными, обращаются к серьезным риелторам, внимательно изучают законы, тексты договоров, афер в жилищной сфере меньше не стало: мошенники умело расставляют ловушки, изобретая все новые способы обмана.

Не будь лохом!

«Дорогая, ты уже второй день за компьютером, пора и честь знать! – хмыкнул Миша, заглянув из-за плеча жены в монитор компьютера. – Многие знания, как известно, умножают печали».

Лена и ухом не повела, продолжая выискивать в дебрях Интернета важную информацию.

В семействе Царевых давно и безнадежно царил матриархат. И сейчас, когда супруги наконец-то решились на покупку квартиры, Лена, начитавшись страшных историй о мошенниках, взяла дело в свои руки: легкомысленного Мишку обязательно оберут как липку!

Муж сначала подсмеивался над ней, но жена тут же припоминала ему двойную переплату за съемную квартиру, а еще покупку «по дешевке» испорченного телевизора и, главное, – обручальные кольца, забытые дома перед походом в ЗАГС... Теперь, когда у Царевых скопилась кругленькая сумма, хотелось быть особенно осторожными.

Лена категорично отвергла ипотеку и долевое строительство. Не хотелось рисковать и влезать в долги – не для того Царевы продавали доставшуюся в наследство дачу, не для того несколько лет копили, отказывая себе в развлечениях и отпуске за границей.

Нет, им подойдет так называемое вторичное жилье, ведь даже самой запущенной хрущевке можно придать вполне презентабельный вид. Иногда Лена увлекалась и, забросив чтение нудных кодексов, принималась мечтать о гостиной в пастельных тонах, огромном во всю стену зеркале...

Отличный вариант

Миша без долгих споров уступил жене выбор уютного гнездышка. «Мужики, вы и представить себе не можете, какое это облегчение! – хвастался Царев перед друзьями, обзывавшими его «тетехой». – Пусть сама все решает!»

С этой задачей Лена отлично справилась. Рассмотрев несколько вариантов, остановилась на двухкомнатной квартире в отдаленном, но вполне приличном районе. Удобная планировка, большая кухня...

Однажды, заставив мужа слезть с любимого дивана, она повезла его в риелторскую контору – знакомиться с продавцом жилья. По дороге мучила наказами: не торопиться, присмотреться к наверняка ушлому дельцу, без лишних стеснений проверить документы. «Посмелее, людям это нравится!» – нервно смеялась она, стараясь скрыть волнение.

Но, как оказалось, квартиру продавала худенькая женщина лет сорока с бледным лицом и грустными глазами. «Вот тебе и ушлый делец!» – изумился про себя Миша, проникаясь симпатией к незнакомке. Ему даже стало неловко за Лену, затребовавшую у Вики – так звали продавца – паспорт.

«Конечно, посмотрите, – понимающе кивнула женщина. – С квартирой порядок, я – единственная собственница. Мужа нет, сама себе хозяйка. Почему продаю квартиру? Так сложились обстоятельства...»

От чистого сердца

Открыв чужой паспорт, Царевы не поверили своим глазам – этой замотанной несчастной тетке нет и 30! Разговорившись, женщина поведала о своей нелегкой жизни. Оказалось, что года два назад Вика успешно трудилась в банке – совсем как сейчас Лена. И мечтала однажды всецело посвятить себя семье.

Накопив нужную сумму, купила эту «двушку» – для себя и будущего спутника жизни, который, как надеялась, обязательно должен появиться. Но мечте не суждено было сбыться – неожиданно заболел отец, ее единственный близкий человек. Вика бегала по больницам, нанимала сиделок, возила отца на консультации...

В конце концов пришлось пожертвовать карьерой: бросив престижную работу, Вика устроилась поближе к больнице. Правда, там платили копейки, но график работы был свободный. И вот теперь женщина решила продать квартиру – жить все равно будет у отца, а деньги на лечение нужны немалые.

Царевы быстро уладили все формальности сделки, и на радостях даже разрешили Вике указать в договоре заниженную сумму сделки – квартира-то находилась в собственности менее трех лет, значит, и размер налогового вычета будет меньше.

Не ждали?

Прошло два месяца. Царевы осваивались на новом месте и продумывали детали будущего ремонта. В один из погожих выходных деньков супруги решили прокатиться до строительного рынка, присмотреть материалы. Резкий звонок в дверь застал их на пороге.

«Так вот что стало с моим имуществом! – в коридор по-хозяйски протиснулся внушительных размеров мужик. – Прокатила меня женушка! Чего вылупились? Вы хоть знаете, что живете в моей квартире! Выселю!» Выговорившись, неизвестный исчез так же, как появился. Царевы застыли в недоумении: мужик, конечно, хамоватый, но на сумасшедшего не похож... Так, надо все выяснить!

Мобильный Вики не отвечал, а риелторы лишь разводили руками. После недели тщетных выяснений Царевы решили было уже забыть о неприятном визите, но получили повестку в суд. Пришлось обращаться к юристу.

«Я своими глазами видела ее паспорт: штампа о браке там не было! – чуть ли не плакала Царева. – А теперь выясняется, что Вика замужем! И теперь этот хам скандалит, мол, продала общее имущество без его разрешения! Да какое общее, в документах указано: она – собственница!»

Юрист лишь пожал плечами: «Возможно, квартиру приобрели в браке, тогда это действительно общее имущество, и неважно, на кого оно оформлено. Видели паспорт? Так старый, со штампом, дамочка наверняка «потеряла», а вам демонстрировала новенький. Ох, не нравится мне это дело...»

Представление

Все получилось так, как предсказал специалист. В суде муж Виктории потребовал признания сделки недействительной, упирая на обман, к которому прибегла его благоверная.

«Да какой ты муж! – всхлипывала Вика. – Вытряс из меня все деньги и сбежал! Обещал же, что на мое имущество не позаришься!»

На глазах присутствовавших разыгрывалась семейная драма. Но закон есть закон, а следуя ему, Вика должна была получить разрешение мужа на продажу квартиры. А поскольку сделано это не было, сделка была признана недействительной.

Царевы смирились с потерей понравившейся им квартиры, но тут-то и началось самое интересное. Оказалось, что стороны должны вернуть друг другу все, полученное по сделке. Вика согласилась отдать только сумму, указанную в договоре. Как ни уговаривали ее Царевы, как ни напоминали об истории с вычетом – тщетно! Доказать истинный размер переданной суммы Царевым было нечем.

А Вика... У этой женщины явно был дар удивлять! Явившись в банк, Лена и Миша снова не поверили своим глазам: молодая, яркая красавица, подписав бумаги, из банка направилась к новехонькой иномарке. «Обманутый» муж, одарив красотку поцелуем, галантно усадил ее в авто.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Царевы стали жертвами детально продуманного, тонкого обмана. Очевидно, что супруги-мошенники сговорились обо всем заранее, разыграв настоящий спектакль. Цель Вики и ее мужа – положить в карман разницу между реально уплаченной ценой квартиры и той суммой, что указана в договоре. Учитывая нынешние цены на недвижимость, афера наверняка оказалась весьма доходной.

Согласно п. 1 ст. 220 Налогового кодекса РФ, если недвижимое имущество находилось в собственности менее трех лет, то имущественный налоговый вычет предоставляется продавцу в сумме, не превышающей 1 млн рублей. Рыночные цены на квартиры превышают указанный размер вычета, а сэкономить нужно – этим и обосновала свою просьбу Вика.

Утаив от покупателей квартиры свой семейный статус, женщина продала жилье, которое, судя по всему, было куплено в браке и являлось общей совместной собственностью супругов. Согласно п. 3 ст. 35 Семейного кодекса, для совершения сделки по распоряжению недвижимостью Вика должна была представить нотариально удостоверенное согласие супруга.

Согласия на продажу не было, и «обманутый» муж воспользовался положениями той же статьи: супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Безусловно, Царевых должна была насторожить просьба Вики указать в договоре заниженную цену квартиры. Как только покупатель жилья соглашается на подобную уступку, он попадает на крючок мошеннику. Лене и Мише стоило не спешить «творить добро», а отказаться от сделки или как минимум взять время на раздумье, посоветоваться с юристом.

Ксения Новикова