Рабы XXI века

Знакомый милиционер рассказал: в Подмосковье орудуют банды изѕ «гастарбайтеров». Занимаются не поверите чем. Нападают на частные неохраняемые стройки, убивают других «гастарбайтеров», забирают инструмент иѕ устраиваются на работу.

Поймать эти летучие банды почти невозможно: никто не знает, где они появятся завтра. (Я, правда, допускаю, что милиция просто не жаждет их ловить).
Мне, честно говоря, сомнительно, как это убивцы на работу устраиваются...Раз перешли черту, так и сам черт не брат – грабь да убивай дальше. А если потом на работу устраиваются... Это значит, что люди идут на преступление из-за работы.
Из-за работы тяжелой, неблагодарной и малооплачиваемой. И вообще, порой неизвестно – оплачиваемой ли? Хорошо еще, если им платят.
Я знаю, что приезжих берут на работу, никак их юридически не оформляют, а через месяц выталкивают в шею без копейки денег и принимают следующих. Таких же. Я знаю, что деньги не платят и местным рабочим (с жильем, с регистрацией), оформленным на работу по правилам.
И даже делают их должниками: например, со стройки исчезает оборудование. Его стоимость «вешают» на работяг. И не боятся никакого Трудового кодекса, никакого суда, ни, разумеется, милиции.
Более того, я знаю случай, когда представители бывшей солнечной республики Советского Союза работали за похлебку. Я знаю циничную поговорку: «Десять чучмеков дешевле, чем один бульдозер».
Только никак не могу понять – почему же они все это терпят, да еще, оказывается, готовы убить друг друга за работу? Прибавьте ко всему вышеперечисленному проживание в бытовках на нарах и летом и зимой в самых настоящих антисанитарных условиях.
Повседневный страх. Постоянная опасность быть избитыми любыми, кому они не понравятся, будь это милиционеры или скинхеды. Отсутствие каких-либо прав вообще и отношение к себе со стороны общества как к пыли.
А они все едут и едут. Стоят на обочине дорог у строительных рынков и предлагают себя, живой товар. Строим мы все больше и больше, значит, этот поток не иссякнет.
Значит, криминальная искра, тлеющая в бараках, где живут сезонные рабочие, не потухнет.
Возможно, из нее когда-нибудь что-нибудь и возгорится.

Фатима Максютова