Ремонт усиленного режима

Если ремонт принято считать стихийным бедствием, то перепланировку вполне можно расценивать как конец света. По крайней мере – для соседей. Они вынуждены не только терпеть шум и грязь, но и опасаться за сохранность своих квартир. Не удивительно, что разбираться с последст-виями полетов чужой фантазии зачастую приходится в суде.

Много шума из ничего

«Прикладная математика. Учебно-методический комплекс» – изобразил на экране монитора Илья Петрович и потер руки. В кои-то веки можно спокойно поработать, не отвлекаясь на пустяки! Семейство доцента в составе сестры, племянницы и кота Мурзика, не выдержав городского пекла, спешно ретировалось в деревню.

За окном шумела улочка, ветерок нехотя перебирал листву, а Илья Петрович самозабвенно стучал по клавиатуре, готовя пособие к новому учебному году. Отмахав половину методички, он довольно потянулся на стуле, и тут... «Песнь» перфоратора ворвалась в квартиру, пригвоздив математика к стулу.

Через час стало понятно: закончить работу сегодня уже не удастся. Звук пулеметных очередей то нарастал, то прекращался, но лишь затем, чтобы уступить место пробирающему до печенок визгу и скрежету болгарки. А когда с потолка в коридоре посыпалась штукатурка, Илья Петрович нервно пригладил три волоска на лысине и отправился разбираться.

Завидев в холле соседку Нину, доцент по привычке поморщился. Все, что было связано с этой дамой, вызывало у него стойкую аллергию – ее вечная суетливость, несолидные платья-маломерки, чрезмерно бойкие дети... Впрочем, сейчас интересы соседей явно совпадали. Товарищи по несчастью поздоровались и, посетовав на ужасный шум, решили вместе призвать к порядку жильцов сверху.

Сосед оказался соседкой

О том, что новый хозяин «двушки» на десятом этаже затеял ремонт, знал весь двор. «В нашем доме поселился замечательный сосед», – ворчали люди, то оттирая с одежды белый налет, то с трудом перелезая через груду стройматериалов в подъезде.

Но разгром, представший перед Ильей Петровичем и Ниной в тот день, явно выходил за рамки ремонтного бедствия местного значения. Кабина лифта просела, ее стены были перепачканы краской, а пол исчез под слоем грязи. К тому же зеркало, верой и правдой служившее жильцам несколько лет, было разбито.

«Ох, плохая примета!» – вздохнула Нина.

Не верящий в приметы доцент тоже сделал вдох-выдох.

Многострадальный десятый этаж оказался запорошен штукатуркой, запах гари щекотал нос, но поборники тишины не дрогнули. В ответ на их звонок дверь «нехорошей» квартиры распахнулась, и возникла грозного вида тетка – очевидно, тот самый «замечательный сосед».

Даже не дослушав визитеров, она ткнула им какую-то бумагу: «Разрешение на перепланировку есть. Так что идите подобру-поздорову, пока мои ребята вас не выставили!»

Охранная грамота

Следующие две недели Илья Петрович провел как в кошмарном сне. Наверху что-то сотворили со стяжкой полов, и теперь каждый шаг хозяйки и ее «ребят» гулко отдавался в квартире доцента.

Сестра звала в деревню, расписывая прелести сельского бытия, но математик боялся оставлять квартиру на произвол злобной тетки с десятого этажа. Беруши не спасали от шума, штукатурка в коридоре трескалась, на потолке в ванной появилась трещина.

Нине тоже приходилось несладко, хотя ее квартира попала в зону поражения лишь частично. Но шума, грохота, пыли досталось и ей. Разумеется, товарищи по несчастью боролись – жаловались участковому, вызывали представителей ДЕЗа. Но всякий раз тетка предъявляла «охранную грамоту»: «Моя собственность – что хочу, то и делаю!»

Однажды вечером, утомившись от переизбытка децибелов, Илья Петрович засел на диван с книжкой. Привычно щелкнул выключателем лампы раз, другой, третий – света не было. «Пока полы делали, наверняка вам проводку освещения повредили, – догадалась Нина, прибежавшая на помощь. – Илья Петрович, а не пора ли с этой зарвавшейся теткой разобраться серьезно?»

Доцент кивнул, с уважением посмотрев на соседку. Сейчас ему было стыдно за то, что когда-то он рассуждал на тему «Бывают женщины, а бывают – бабы», относя Нину к категории последних. Нет, все-таки его соседка – мудрая женщина!

Роман с адвокатом

Желающих вступить на тропу войны с «замечательным соседом» становилось все больше. Жильцы несчастного десятого этажа, уставшие от ремонта ничуть не меньше жильцов снизу, готовы были задушить нарушительницу спокойствия собственными руками! С трудом утихомирив отчаявшихся людей, Нина предложила нанять юриста.

Адвокатом, найденным через знакомых, оказался энергичный молодой мужчина с красивым именем Роман.

Ироничный и въедливый, он, казалось, получил явное удовольствие от общения со скандальной теткой. Пока она трясла перед носом юриста заветной бумагой, тот успел пробежать глазами узкий перечень разрешенных работ: судя по характеру повреждений у соседей, дама явно переборщила с ремонтом.

Потом Роман долго слушал взволнованных жильцов, наперебой рассказывавших о протечках, трещинах и прочих «радостях». Узнав об адском грохоте, который сотряс дом два дня назад, юрист выразил желание... заглянуть на местную помойку.

В доме был мусоропровод, а весь крупный строительный хлам сносили к двум контейнерам, установленным напротив подъезда. Туда и направился Роман, натянув предусмотрительно взятые перчатки. «Когда б вы знали, из какого ссора...» – хмыкнул по пути к неведомому. А обнаружив прямо у помойки фрагмент толстой железобетонной плиты, издал торжествующий вопль: «Ага, стена-то, похоже, несущая!»

Верхи не хотят, низы не могут

Вскоре он составил жалобу в жилищную инспекцию, указав на возможные нарушения со стороны хозяйки квартиры. Но представителей инспекции тетка в свое жилище не пустила. «Верхи» не хотели идти даже на малейшие уступки, а «низы» не желали с этим мириться – Роману ничего не оставалось, как обратиться в суд.

«Шантажисты, хотят за мой счет себе ремонт сделать!– вопила тетка, встретившись с «обидчиками» в суде. – Не справедливость отстаивают, а просто завидуют чужому благополучию! Что же это такое, мир – хижинам, война – дворцам?»

Ознакомившись с «охранной грамотой», якобы разрешавшей ремонтные работы, судья назначил строительно-техническую экспертизу.

Тетка быстро поняла, что любые возражения суд будет трактовать в пользу истцов. Наверное, она надеялась «договориться» с экспертами, потому что на сей раз открыла им дверь. Специалисты констатировали отсутствие куска несущей стены между кухней и гостиной, проблемы с вентиляцией и «переезд» ванной в жилую комнату.

Выводы экспертизы были однозначными: получив разрешение на небольшие и вполне безобидные ремонтные работы, женщина чересчур размахнулась. Теперь даже узаконить ее «самоделки» нельзя – закон запрещает. Оценив ситуацию, суд обязал ответчицу вернуть квартиру в прежнее состояние и выплатить соседям компенсации, которые позволят им устранить все последствия перепланировки.

Это была победа! Буквально выпорхнув из здания суда, Илья Петрович с мальчишеским азартом закружил Нину в танце, напевая под нос старинный вальсок.

Роман поспешил охладить пыл математика: «Рановато радуетесь. Поскольку имеются большие сомнения по поводу того, что ответчица выполнит решение суда».

Увы, он оказался прав. Вот уже год приставы не могут добиться «перепланировки наоборот» и выплаты компенсаций – согласно справкам, тетка бедна как церковная мышь. У товарищей по несчастью есть разве что один повод для радости: в их квартирах воцарилась желанная тишина.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Жалобы на незаконную перепланировку соседям следует адресовать в структурное подразделение Мосжилинспекции – инспекцию по надзору за перепланировками в жилых домах соответствующего столичного округа.

Если представители жилинспекции придут к выводу, что перепланировка проведена незаконно, они выдадут собственнику предписание – легализовать ремонт (если это возможно) или вернуть квартиру в прежнее состояние. На то, чтобы выполнить соответствующие работы, будет установлен определенный срок.

Нарушителю наверняка придется заплатить штраф. Согласно п. 2 ст. 7.21 Кодекса РФ об административных правонарушениях, самовольная перепланировка влечет за собой наложение штрафа в размере 2000–2500 рублей. Уплата штрафа не освобождает собственника жилья от обязанности выполнить предписания жилищной инспекции.

Если последствия незаконной перепланировки не устраняются, а собственник по-прежнему нарушает права и интересы соседей, жилинспекция вправе обратиться в суд с иском о продаже жилья с публичных торгов. Такая возможность закреплена в ст. 293 Гражданского кодекса. Закон предусматривает, что вырученные от продажи средства выплачиваются собственнику – за вычетом расходов на исполнение судебного решения.

Разумеется, это крайняя мера, к которой жилищная инспекция прибегнет лишь в случае существенных нарушений.

Кроме этого, соседи могут искать поддержки в прокуратуре и БТИ, а также отстаивать свои права в суде, добиваясь компенсаций.

Ксения Новикова