Скучно, господа

Так я опять о своей австрийской подруге (см. предыдущий номер). Впервые она побывала в Москве лет пятнадцать назад, и, естественно, я спросила ее о впечатлениях.

Женщина она прямая, а потому миндальничать не стала:
– Почему у вас любят темные тона? Ни одной яркой краски в одежде.
Всего ожидала – и того, что немодно одеваются, и что дорогих нарядов нет… Поняла ее, когда сама стала выезжать. Немодных и дешевых тряпок там тоже навалом. Но все разные – вот главное. В том числе и по цвету.
Медленно меняемся. Совсем недавно специально обратила внимание, во что одеваются люди. В основном – те же глухие, темные тона. Но не сплошь! Кое-где все же яркие краски пробиваются. Уже хорошо.
Откуда у нас приверженность к подобной скучной гамме? Ведь то, что моя подруга из Вены сказала об одежде, один к одному можно отнести и к нашей архитектуре. Что ни дом, то один цвет. Да и самих цветов немного. Тот же белый, серый, редко – кирпич, да еще контрастная керамическая окантовка окон – как глаза у томной красавицы. Что изменилось с тех пор? Разве что не стало фасадов из плиточек.
Глаз человеческий запрограммирован на многоцветье, а в сером облике городов – где отдохнуть взгляду? Может, потому мы и не улыбаемся, что живем среди унылых тонов. Здесь поневоле станешь раздражительным и злым.
Отчего? Не хотим выделяться, не хотим отличаться друг от друга. Боимся обратить на себя внимание. «Чего это я не такой, как все?» Ведь артельность, общинность – родовое российское качество, что ж изменять ему? Попробовал когда-то мудрый провидец Столыпин разбить, разрушить его – вот и поплатился.
Но вот недавно прочитала я любопытное исследование одного весьма авторитетного социологического центра: «Как вы относитесь к богатым?» – «С интересом» – ответила треть респондентов. «С сочувствием» – откликнулась пятая часть (видимо, та, что особенно внимательно читает криминальную хронику). А вот «ненависть», «зависть», «вражда» – все вместе эти чувства едва набрали 15 процентов. Все правильно. Сознание, говорят, – наиболее консервативная часть человеческой субстанции. Меняется позже других. Но ведь меняется! Стоило прийти новым условиям – рухнули стереотипы, мы оказались лучше, чем о нас думали.
Даже модельеры это поняли. Но не зодчие.
Побывайте в местах массовых застроек. Дома, правда, стали выше, но это значит, что лишь умножилось, разрослось число громадных и унылых плоскостей, которые совсем закрыли чистые краски неба. Где фантазия архитекторов? Где яркие красные, желтые, зеленые тона (хотя бы в виде неожиданных вставок на блеклых фасадах)? Их нет. Властвуют серость, уныние и однообразие.
Но ведь ску-у-у-чно, господа. Да и вредно.

Ирма Георгадзе