Страшная судьба Москвы

Я не могу больше это выносить!!! Сделайте что-нибудь! Неужели вы, господа, пишущие законы, и вы, господа, эти законы вносящие, устраивающие всевозможные слушания по поводу разных закорючек, не видите ЭТОГО?

Впрочем, о чем это я? Вы же не ходите ножками по улице. А прошлись бы. Заглянули бы в метро, в магазины, в автобусы, во дворы. Да далеко ходить, господа, не надо – по тверским дворам пройдитесь. И все увидите.
Во что превратился наш город, я вас спрашиваю? Не знаете, руками разводите... Говорите, мол, столица похорошела, превратилась в крупный европейский город. Значит, не поняли.
А я вам скажу, господа, во что превратилась дорогая моя Москва. В бомжатник. В притон попрошаек и уличных мошенников. В сортир для всех их вместе взятых. Все отребье со всех концов России, а также со всех заграниц, съехалось сюда.
У нас когда-то была отменена норма закона, наказывающая за бродяжничество. Вроде она нарушала права человека. По всему цивилизованному миру бродят разные немытые личности, а по нашему – нецивилизованному и тоталитарному – не бродят. Нам обидно стало. Свободу бомжам, да здравствуют права человека!
А о правах нормальных людей кто-нибудь подумал? Почему, входя в метро, я должна вдыхать «ароматы», источаемые этими босховскими персонажами? Да Босху такие рожи и не снились! Почему я не могу спокойно посидеть в уличном кафе – обязательно подваливает какой-нибудь вшивый урод и требует у меня денег? Почему, в конце концов, я в выходной день не могу спокойно пройтись по центру с детьми – непременно придется отмахиваться от жадных гнилых рук.
В силу известных приличий я не буду описывать безобразные и отвратительные сцены с участием бомжей. Закончу другим. Когда-то городу Лондону предсказывалась страшная судьба: если не будут предприняты некие санитарно-гигиенические меры, город погибнет в лошадином навозе. Но научно-технический прогресс не позволил этому предсказанию сбыться.
Я сейчас предскажу судьбу Москвы: если не будут предприняты санитарно-гигиенические, а также законодательные меры, город окончательно превратится в помойку. И только веселые и румяные бомжи, выгнавшие из города жителей, будут самозабвенно копаться в нечистотах. Вокруг правительственных зданий. И прогресс не поможет: бомжи – не лошади, в автомобили не превратятся.

Фатима Максютова