У самого синего моря не нашли москвичи счастья

Отнюдь не охота к перемене мест и не романтика дальних странствий сорвала с насиженного места семью москвичей. Они-то сами полагали, что нужда заставила, а получилось, что попытка вырваться из безденежья окончательно завела их в тупик.

Женщина с собакой
До прихода поезда оставалось еще больше часа. На тот случай, если попаду по дороге в пробку, вышла из дому пораньше, чтобы встретить приезжающих родственников вовремя, но до вокзала добралась на удивление быстро. Пришлось взять в киоске газету, чтобы скоротать время в зале ожидания. Однако, присев по соседству с двумя разговаривающими женщинами, я тут же забыла о газете.
Поводом для разговора, похоже, стала крупная овчарка, лежавшая у ног одной из женщин. Спокойная, с умными глазами, она мало походила на нервных домашних животных, болезненно реагирующих на вокзальную сутолоку. Собака изредка поднимала голову, но смотрела не настороженно, а как бы с любопытством и участием.
– Рада ко мне по дороге прибилась, – рассказывала немолодая, бедно одетая женщина, – когда я до Москвы добиралась на электричках. Покормила ее, она и пошла за мной. С ней мне спокойней было ночевать хоть на вокзале, хоть где-нибудь в сквере на скамейке – никто не осмеливался подойти. Хотя она совершенно беззлобная, так только, вид внушительный – это и помогает.
По всему чувствовалось, что женщине хочется выговориться, потому что, не дожидаясь вопросов случайной собеседницы, она стала рассказывать о причине своего нелегкого путешествия.
Оказывается, в недавнем прошлом женщина была москвичкой, сейчас живет в Крыму, у Черного моря, а в столицу приезжала с надеждой вернуться сюда на постоянное место жительства. Да вот только возвращается сейчас к дочке и внукам, поджидающим ее там с добрыми вестями, фактически ни с чем. Потеряли они безвозвратно и московскую прописку, и московское жилье.
Жили они тут в большой коммуналке в старом доме. Сначала у них была одна комната, а потом им отошла и комната соседей, которые получили отдельную квартиру. Дочка Света обрадовалась, что у нее теперь есть своя комната, и заявила матери, что она не собирается, как та, мыкать свою жизнь в одиночестве, заведет себе мужа, большую семью и будет жить хорошо и счастливо.

Мечты сбываются и не сбываются…
В то время дочка заканчивала десятый класс. Все ее подружки стремились куда-то поступить, получить профессию, а Свету как заклинило на одном – выйти замуж и нарожать детей. Как бы между делом где-нибудь работала – то продавщицей, то сортировщицей на фабрике, то приемщицей в химчистке, а все свободное время пропадала на молодежных, как сейчас говорят, тусовках.
Парни себе «хомут» на шею вешать не торопятся, так что жениха себе Светка нашла только через пару лет, когда ей двадцатый год пошел. Игорь, ее будущий муж, как раз вернулся из армии. Опьяневший от свободы на гражданке, он легко попался в расставленные Светой сети.
Правда, это был совсем не тот вариант, о котором она мечтала. В ее планах был самостоятельный жених, чтобы не знать никаких материальных забот, вырваться из бедности, преследовавшей все детство. Но, похоже, недаром в народе существует поговорка: деньги к деньгам идут. Обеспеченные парни, как правило, выбирали богато одетых и самоуверенных девчонок. Света не стала ждать «рыцаря на белом коне» – уж больно утомительно – а решила не упускать своего шанса выйти замуж. «Может, Игорь найдет денежную работу – будем жить не хуже других», – делилась она с матерью.
Да откуда она свалится, эта денежная работа, если образования – десять классов, квалификации серьезной нет? Правда, в армии получил водительскую специальность, поэтому пошел шоферить. Иногда «калымил». На жизнь хватало, но реализовать Светкину мечту о большой семье с хорошим достатком – это было из области фантастики.
И тем не менее она продолжала претворять свою мечту в жизнь и родила одного за другим троих ребятишек. Повезло хоть, что в их коммуналке освободилась еще одна комната, и ее без всяких проблем передали «перспективной» семье. Светлана устроилась нянечкой в детский сад, туда же и детей пристроила. Когда ребятишки подросли и даже самый младший стал ходить в первый класс, вместе с детьми перешла в школу и Света – ее взяли туда завхозом. Опять она была рядом с детьми, опекала их, как наседка.

Авария
Может, и не так все складывалось, как мечтала Света девчонкой, но теперь, по прошествии времени, и она сама, и ее мать осознали, что семья у нее была хорошая, счастливая. Во всяком случае, жили весело в ребячьем гаме, друг с другом ладили, на сторону не смотрели.
Но грянула беда, и все в одночасье рухнуло. Игорь попал в аварию, неделю пролежал в реанимации и умер, так и не приходя в сознание. Светлана, все эти дни надеявшаяся на какое-то невероятное чудо, даже после похорон не могла до конца поверить в случившееся. Каждое утро просыпалась с мыслью, что это был просто страшный сон. Потом во дворе нашлись «утешители» – предложили стаканчик-другой. Все чаще Светлана стала «задерживаться» на работе.
Ее зарплаты и материной пенсии хватало только на еду. Сильно задолжали за квартиру. Сами-то ладно – донашивали старую одежду и обувь, а вот с детьми хоть караул кричи – растут, новые вещи нужны. Бабушка вспомнила старые навыки: стала вязать, перешивать и комбинировать вещи, но обувь, как ни крути, нужна была новая.
Однажды Светлана вернулась домой повеселевшая и рассказала матери, что познакомилась с мужчиной, у которого дом в Крыму. Сейчас он работает в Москве и хотел бы перебраться сюда совсем. Он предложил Светлане поменяться жильем. Взамен их трех комнат (четвертую занимала одинокая старенькая бабушка) он обещал не только большой дом со старым садом и видом на море, но еще и сто тысяч рублей впридачу.
В Крыму мать была один раз в жизни – возила маленькую Светланку в санаторий в Евпаторию. Жизнь на юге показалась сплошным праздником. Фрукты-овощи все будут свои, не надо покупать. Морозов, опять же, нет – сэкономят на зимней одежде и обуви. Но самую главную надежду мать питала на то, что переезд оторвет дочь от компании выпивох и вернет ее к нормальной жизни.

Отрезвление
Полюбовавшись фотографиями с морскими пейзажами и видами дома, увитого лозой дикого винограда, которые принес новый знакомый, семья стала готовиться к переезду. Мужчина избавил их от хлопот. По доверенности, оформленной у нотариуса, сам собрал необходимые документы, а после сделки помог отправить контейнер с вещами и проводил семейство на вокзал.
Отрезвление пришло не сразу. Дом, правда, сразу разочаровал. Старые стены давно требовали капитального ремонта. Удобства все на улице. Вода в колонке. Все это было непривычно для городских жителей. Но летом это все не очень тяготило. Женщины грелись на солнышке, дышали свежим воздухом, немного работали на огороде и в саду. Дети по-щенячьи радовались теплому морю…
Проблемы начались позже, когда выяснилось, что работать Светлане здесь негде. Что школа находится в двух километрах от дома. Что российская пенсия бабушки подлежит пересчету и в итоге получается с гулькин нос. Что надо где-то найти топливо на зиму. Да и их «огромные» деньги таяли почему-то гораздо быстрее, чем они рассчитывали.
Только сейчас Светлана осознала, насколько больше у нее было возможностей в Москве. Прикидывала, что если бы не связалась с дворовыми выпивохами, то могла бы помимо работы завхоза еще найти массу подработок, чтобы более-менее достойно содержать детей. От соседей они с матерью узнали истинную цену жилья в приморском поселке по нынешним временам и пришли в ужас от того, как они прогадали с обменом. Пережив зиму в старом, продуваемом ветрами доме, они решили попробовать через суд вернуть себе прежнее жилье.
Чтобы сэкономить на дорожных расходах, на разведку в столицу поехала старшая из женщин – кто-то подсказал, что пенсионерке можно бесплатно добраться до Москвы на пригородных электричках.
По старому адресу мужчины, с которым менялись жильем, она не нашла. Тот продал квартиру другим людям, предварительно выкупив комнату у остававшейся бабушки и отправив старушку в дом престарелых в Костромскую область. Когда новые хозяева назвали цену, за которую они купили квартиру, у пожилой женщины потемнело в глазах. Сто пятьдесят тысяч долларов! Да на эти деньги половину поселка, в котором они сейчас жили, можно было скупить.
– Того обманщика я так и не смогла найти, – горестно заключила женщина с собакой. – А эти люди, что живут сейчас в нашей квартире, вроде хорошие, даже помогли мне, дали денег на обратную дорогу, да еще с запасом – можно детей к новому учебному году одеть. Но говорят, что по закону мы теперь не можем вернуть себе свои комнаты. Посоветовали дать объявление на обмен – может, найдется кто-то, желающий переехать в Крым. Да где найдешь таких наивных, как мы, чтобы поехали не глядя?
Женщина замолчала, вслушиваясь в объявление по радио. Потом поднялась, попрощалась со своей случайной собеседницей. Следом вскочил и пес, завилял хвостом в предчувствии дороги к новому для него дому.

Татьяна Комендант