Заказ на отчима

Когда сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью получили оперативную информацию о том, что кто-то заказал устранение предпринимателя Митрошина, они удивились.

Тургеневская девушка
Да, был в свое время «наезд» на него со стороны бывшего партнера по совместному делу. Но с тех пор ситуация сильно изменилась, Митрошин давно уже не конкурент бывшему приятелю. Он занял свою небольшую нишу в коммерции, имеет стабильный доход, но не стремится за сверхприбылью, никого не расталкивает локтями.
Еще больше было их удивление, когда выяснилось, что «заказать» предпринимателя пытается его падчерица - девушка по всем статьям исключительно положительная. Елена успешно окончила филфак пединститута, не курила, не злоупотребляла спиртным, не говоря уже о наркотиках. Никто никогда не слышал от нее непечатного слова - правильная литературная речь, благопристойные манеры. Хрупкая, миниатюрная, с мягкими темными волосами до плеч, она была похожа на тургеневских героинь.
Работать в школу она, правда, после института не пошла, устроилась менеджером в туристическую фирму и очень неплохо зарабатывала. Видимо, несмотря на романтическую внешность, девушка не была лишена практичности. Как только позволили доходы, Елена стала снимать квартиру и еще откладывать деньги на машину. Ходила на курсы по вождению, а отчим написал ей доверенность на свой автомобиль, чтобы она могла без проблем практиковаться в вождении на его машине, пока не купит свою.
Елене было четыре года, когда Митрошин женился на ее матери, так что отчима она воспринимала как родного отца. Тем более что Митрошин относился к девочке очень хорошо, и даже когда в семье родилась еще одна девочка - он делил дочерей не на родную и неродную, а на младшую и старшую. Ну не было у Елены повода для «личной неприязни», как выражаются служители Фемиды!
И тем не менее «заказчиком» была она. Именно она обратилась к школьной подруге, у которой, по слухам, завелся парень, имевший связи с криминальным миром.
- Совсем уже невмоготу переносить издевательства отчима над матерью, - пожаловалась Елена подруге. - Напьется и начинает выяснять отношения. Хоть бы кто-нибудь проучил его хорошенько.

Потерянный рай
Черная кошка пробежала между отчимом и матерью, когда Лена еще только заканчивала школу. Кто там был прав, а кто виноват, она не знала. Видела только, что мать ходит вечно с недовольным, страдальческим видом, игнорируя попытки отчима наладить прежние отношения, и решила своим еще не обогащенным жизненным опытом умом, что в произошедших в их семье переменах виноват именно отчим. А потому, что бы ни происходило, она принимала сторону матери.
Отчим всегда тушевался, если Елена «приструнивала» его. Он никогда не позволял себе даже голос повысить на падчерицу, а та пользовалась этим и отчитывала отчима, как классная дама на родительском собрании.
- Защитница моя! - одобрительно замечала мать, после чего девочка старалась еще больше.
Когда-то семья Митрошиных занимала две комнаты в коммуналке в большом старинном доме в центральной части Москвы. Занявшись коммерцией, отчим постепенно, по комнате выкупил у соседей всю квартиру, сделал прекрасный ремонт, дал возможность девчонкам каждой на свой вкус обставить собственные комнаты. В общем, живи да радуйся. Но радости почему-то не было. От постоянных ссор в доме Елена сбежала на съемную квартиру.
Но и тут не удалось избавиться от этого груза. Мать, прихватив с собой младшенькую, стала во время размолвок с мужем находить прибежище у старшей дочери. Постепенно к ней перекочевала часть вещей, которые нужны были постоянно матери и сестре, и уже было непонятно, то ли там они живут, то ли здесь. А главное, мать все время жаловалась, говорила о своих проблемах с отчимом. Все это постоянно висело тяжелым грузом на душе.
Ни отдохнуть, ни какую-то личную жизнь наладить. Елена снова жила в изматывающем нервном напряжении. Пыталась завести разговор с матерью, чтобы та уж разводилась да разменивала ту большую квартиру, раз все равно в ней никакой жизни нет.
- Ты что? - возмущалась в ответ мать. - Потерять такие хоромы в центре Москвы? Ни за что!
И вздыхала с затаенной надеждой:
- И что его кондратий не хватит с этой пьянкой?..

«Полезное» знакомство
Школьная подруга устроила Елене встречу со своим приятелем.
- Просто не знаем, как от него избавиться, - пожаловалась ему девушка, рассказав о ситуации с отчимом.
- Поможем, - заверил тот и стал деловито обсуждать условия оплаты.
Елена в качестве аванса сняла с шеи золотую цепь с кулоном в мелких бриллиантах и дала 500 долларов, пообещав еще четыре тысячи (те, что копила на машину) вперед. А потом, когда дело будет сделано, обещала отдать автомобиль отчима вместе с генеральной доверенностью - по ней спокойно можно продать машину.
- Ну и там, - запнулась она, - что будет при нем, возьмете себе.
Договорились, что на следующую встречу Елена принесет фотографию «клиента» и ключи от квартиры (у нее был свой комплект).
- Да, кстати, - предупредил парень, - в «тот» день вам с матерью и сестрой надо будет куда-то уехать из города - на дачу или к кому-то в гости.
- Это можно, - сказала Елена.
- А с матерью осложнений на этот счет не возникнет? - спросил он.
- Нет. Она в курсе.

С поличным
Следующую встречу назначили через неделю. К тому времени оперативники вышли на потенциального киллера - тот искал помощника, и информация дошла до осведомителя правоохранительных органов в криминальной среде. Когда парня задержали и приперли к стенке, тот отпирался недолго. Правда, утверждал, что предпринимателя собирались только хорошенько припугнуть.
Неудавшегося киллера не пришлось долго уговаривать написать «явку с повинной». А на встречу с Еленой он шел, вооружившись диктофоном, чтобы добыть для следствия подтверждение того, что она является заказчиком готовившегося преступления.
Девушка вынула из сумочки фотографию, где отчим был запечатлен вместе с ее матерью на даче, отдала ключи, объяснив, что один с небольшим секретом. Стали договариваться, что в ближайшие выходные Елена с матерью и сестрой уедут, а за время их отсутствия все и произойдет, так что никому и в голову не придет, что нападение было спланировано заранее и что они имеют к нему какое-то отношение.
Только успели все обговорить, как скамейку, где они сидели на бульваре, окружили оперативники и пригласили изумленную Елену проехать с ними в прокуратуру.

Мечты сбываются
Митрошин отказывался верить в то, что падчерица могла заказать его убийство, тем более что и сама Елена вину категорически отрицала, настаивала на том, что хотела только припугнуть отчима, чтобы не отравлял жизнь матери. Он нанял для Елены хорошего адвоката, старался облегчить ее пребывание в следственном изоляторе.
И только в первый день судебного заседания, бесстрастно обнажившего все факты, все гнусные детали замышлявшегося преступления, он вдруг прозрел и сразу замкнулся, уже не говорил больше ни с адвокатом, ни с женой, ни с кем.
Продолжение заседания назначили на следующую неделю, на понедельник. Но в понедельник Митрошина в суде уже не увидели. В воскресенье он поджег квартиру, уехал на машине на дачу и там застрелился из пистолета. Оставил записку: «Живите, как хотите. И будьте счастливы без меня, если сможете после такого».
Елена получила большой срок (по данной статье маленького не бывает), но условный. Судья в частном разговоре призналась, что очень жалела, что на скамье подсудимых была дочь, а не мать, против которой улик не было. Квартира пострадала не сильно - соседи вовремя вызвали пожарных. Мать Елены сделала хороший ремонт и живет в квартире с младшей дочерью. Старшая возвращаться домой не захотела. Вступила в кооператив - копит деньги на собственную квартиру.

Татьяна Комендант