Завещание «образцовой» женщине

Выйдя на пенсию, Вороновы не шиковали, но и не бедствовали. Кое-что удавалось даже откладывать на сберкнижку.

Сергей Васильевич давно задумал сделать грандиозный ремонт квартиры, чтобы не просто косметику навести, а поменять все радикально – и сантехнику, и плитку на кухне и в ванной, и обои, и даже оконные рамы. Все это стоило немалых денег, и Сергей Васильевич радовался, когда удавалось сэкономить и отнести на книжку сумму позначительней.
Ему казалось, что в обновленной квартире жизнь пойдет веселее, возрастные болячки меньше будут досаждать. Но коварная болезнь подкараулила его раньше. Врачи и верная, заботливая жена Евгения Михайловна поставили его на ноги после тяжелого инсульта. Однако, выкарабкавшись из недуга, Сергей Васильевич воспринял болезнь как первый звоночек и решил навести порядок в делах и документах – так, на всякий случай.
– Знаешь, – сказал он жене, – схожу-ка я в сбербанк, напишу завещание, чтобы в случае чего у тебя не было проблем с получением вклада.
Вернувшись домой, доложил жене, что завещание написал, теперь все в порядке, можно не беспокоиться.
– Да я-то на этот счет и не беспокоюсь, – ответила Евгения Михайловна. – Для меня главное, чтобы ты был жив-здоров. Вот восстановишь силы, может, и ремонт осилим, как ты планировал.
Но, к сожалению, планам этим не суждено было сбыться. Через четыре года Евгения Михайловна овдовела. Похоронив и оплакав мужа, она пришла в сбербанк за деньгами. Все, что было дома, до последней копейки ушло на похороны, а жизнь, как ни крути, продолжается, и надо на что-то жить дальше, пока не получишь пенсию за следующий месяц.
То, что Евгения Михайловна узнала в сбербанке, ввергло ее в шоковое состояние. «Да, есть завещание по вкладу вашего мужа, – подтвердили там, – но оно составлено на Иванову Валентину Петровну». – «Не может быть, это какая-то ошибка, вы что-то напутали», – растерялась от услышанного Евгения Михайловна.
Они с мужем много лет прожили, что называется, душа в душу, у нее никогда не возникало повода усомниться в его верности, а тут на тебе – какая-то другая женщина! Нет, такого просто не может быть. Наверное, кто-то обманным путем решил присвоить себе их деньги.
Вне себя от негодования, вмиг обездоленная вдова отправилась искать справедливости в суде. Там к ее проблеме отнеслись с пониманием и приняли дело в производство. Экспертиза показала, что завещание Сергей Васильевич писал собственноручно. Оставалось найти таинственную незнакомку, заставившую Евгению Михайловну узнать чувство ревности уже после смерти мужа.
Подмосковный Королев не так велик, чтобы это составило особую трудность. В адресном столе подтвердили, что действительно есть такая гражданка по указанному в завещании адресу. Гражданке Ивановой послали повестку с требованием явиться в суд. Вопрос судьи: в каких отношениях она находилась с покойным Вороновым Сергеем Васильевичем? – поверг женщину в изумление. «Да не знаю я никакого Воронова», – заявила она.
Через адресное бюро нашли в городе еще одну Иванову Валентину Петровну, но и та не изъявила желания вступить в наследство по той простой причине, что о покойном она впервые слышала.
Стали вновь разбираться с сотрудницами сбербанка. И тут одну из них осенило:
– Да ведь у нас висел образец заполнения завещания на Иванову Валентину Петровну! Вот дед, видимо, все в точности и переписал.
Судья Валентина Грибченкова оказалась в тупике. По-житейски ситуация понятная, а по закону вклад может получить только тот человек, который указан в завещании. В иске вдове пришлось отказать.
– Могу вам только посоветовать договориться с одной из Ивановых, чтобы та получила деньги и отдала их вам, – развела руками судья.
Так и разрешилось это курьезное дело – не по суду, не по закону, а просто по человеческому пониманию.

Татьяна Комендант