Фемида любит подкованных

Фемида любит подкованных

Одна из задач Московского Союза ЖК и ЖСК, кроме просветительской работы, – защита интересов собственников в судах и Антимонопольном комитете. В чем же ущемляются эти интересы? Какую помощь союз оказывает собственникам? И почему положительными решениями, принятыми для одного объединения, не пользуются тысячи других? Об этом мы беседуем с председателем союза, вице-президентом кооперативных организаций России Валентином Григорьевым.

Сто лет пролетели быстро

– Объединения собственников созданы почти в половине московских домов. Тем не менее и они сталкиваются с трудностями при расчетах с обслуживающими и ресурсными организациями. Есть ли какая-либо разница в конфликтах, которые встают перед город-скими домами, и теми, где есть товарищества и кооперативы?

– По сути конфликтов – нет, а вот разница в их разрешении существенная. Возьмите опыт кооперативных домов, история которых насчитывают уже почти 100 лет. Их состояние всегда было лучше, чем в среднем по городу, не зря их называли «золотым фондом» Москвы. Да и брали, кстати, за обслуживание одного кв. метра больше, чем в городских (19,1 копейки против 16,5). Причина? Там был хозяин – кооператив.

Вполне естественно, что кооперативы создали собственный союз, так легче было отстаивать свои интересы, управлять домами. Правда, первый союз появился еще в советское время не в Москве, а в Уфе. У 75 ЖСК была одна бухгалтерия, свой юрист, специалист по капремонту. Башкирский опыт помог и в создании московского союза.

Если муниципальные дома остаются один на один с монстрами коммунального хозяйства, то кооперативные дома, а также ТСЖ всегда могут рассчитывать на помощь союза, и тем самым экономить средства граждан. Мы на безвозмездной основе привлекаем к работе опытных экономистов, специалистов по теплотехнике, электронщиков, налоговиков, многие из которых сами руководители объединений. Консультации также безвозмездны, как, кстати, и информационные материалы. Разве что представление в суде платное.

– Эффективно ли оно? Ведь сложилось мнение и, видимо, небезосновательное, что российская Фемида не так уж бесстрастна, зависит от властей. А все жилищно-коммунальные организации в той или иной мере аффилированы с властями. Можно ли рассчитывать на объективность судей?

– В значительной мере – да. Из 250 обращений в суды за последние пять лет наш союз проиграл лишь шесть. Остальные выиграл. А ведь мы судились с руководителями префектур, районных управ, не говоря уже о ресурсоснабжающих организациях, в состав совета директоров которых входят далеко не последние лица.

Если претензии жильцов законны, если они основаны на городских и федеральных нормативных документа, решения однозначно принимаются в нашу пользу. Помогает и то, что наш союз наработал большую судебную практику, зачастую при рассмотрении того или иного дела мы представляем прецедентные решения, уже вынесенные в нашу пользу. Проигрывали же чаще не потому, что власти влияли на судебную систему, а сами судьи были не всегда квалифицированные.

– Вы за создание специализированных жилищных судов?

– Конечно. Они есть во всем мире. Ведь 80 процентов всех дел, которые рассматриваются в судах, так или иначе связаны с жилищной сферой.

Анатомия приписок

– Теперь об управляющих организациях. Начнем с дирекций единого заказчика. Хотя их и приравняли ко всем остальным, но ДЕЗы все еще остаются монополистами, контролируют более половины всех московских домов. Какие противоречия чаще всего возникают между ними и домами ТСЖ или ЖСК?

– Суть я бы сформулировал так: всевластные ДЕЗы, какими они себя считали, в лице объединений получили источник не всегда праведных доходов. Ведь товарищества и кооперативы возглавляют порой люди, которые раньше никогда не занимались ЖКХ. Они учатся в процессе работы. В то же время у кооперативов и товариществ собственный счет, им дали право распоряжаться городскими субсидиями. Профессионалы против любителей! Ясно, на чьей стороне будет победа.

Объединениям выставляли счета на работы, которые даже не упоминались в договоре. При этом работы не только не выполнялись, но и в принципе не могли быть проведены. И руководители ТСЖ и ЖСК покорно подписывали эти филькины грамоты. Инерция прошлых лет. Ведь квартплата всегда была символической, какой счет выставят – такой и оплатим. Но времена стали меняться, плата за обслуживание расти. И когда жильцы более внимательно стали приглядываться к сметам, поняли: ох, и дурят нашего брата.

– Раньше это называлось приписками. Какие чудеса встречаются нынче?

– Выставляют, например, счет за обслуживание систем противопожарной безопасности и дымоудаления. Но в старых домах такие системы даже проектами не предусматривались. Или: замер сопротивления изоляции. Счет за эти работы фигурирует ежегодно, хотя по нормативам проверка должна осуществляться раз в три года, да и та не делается.

Еще вариант: «кирпичная кладка» – столько-то кубометров. И это... в панельном доме. Схема понятна. Дирекция нанимает подрядчика, тот пишет, что вздумается, получает деньги, часть «откатывает» заказчику. Такова анатомия сегодняшних приписок.

Когда жильцы начинают это понимать – восстают.

– Можете привести пример?

– ДЕЗ «Южное Тушино». Он предъявил пяти кооперативам счет за невыполненные работы на 15 млн рублей. В частности, там фигурировали огромные суммы за ремонт подъездов, о котором ДЕЗ просили много лет, но безрезультатно. Кооперативы отказались платить. ДЕЗ подал в суд. Мы нашли опытных адвокатов, которые убедительно доказали фиктивность смет. Дирекции в удовлетворении иска было отказано. Это подтвердили все инстанции, включая Федеральный арбитражный суд.

Деньги остались на счетах кооперативов. Директор ДЕЗа был снят с работы.

Если умножить градус

– Плата за тепло и горячую воду – самая большая в наших квитках. Понятно, что на справедливость расчетов обращают все больше внимания. Что делает союз, защищая объединения?

– Сначала о сути разногласий. Они сводились к тому, как считать услугу. Энергетикам было выгодно считать по Гкал, хотя все федеральные и городские нормативные документы (назову хотя бы один: постановление правительства РФ № 307 от 23.05.2006 «О порядке предоставления коммунальных услуг...») ясно указывали: только по фактически потребленному теплу и кубам. Но для мощной энергетической компании все это не было авторитетно. Ведь беря за основу «калорийный» показатель, они повышали плату за свои услуги примерно на треть. Зарабатывали и на качестве обслуживания.

– Как?

– Снижение температуры отопления только на один градус по Москве дает компании прибыль в десятки миллионов рублей. В день.

Или... повышение температуры. Когда это выгодно. Иными словами, с качественными показателями МОЭК (а речь идет именно об этой компании) обращалась, как ей вздумается.

Мы решили добиться того, чтобы монополист действовал строго в соответствии с законами. По просьбе ряда объединений союз поддержал их обращение в Управление Федеральной антимонопольной службы, решения которой для монополистов так же обязательны, как и судебные. Расскажу об одном из самых любопытных.

В нескольких московских ЖСК нашлись дотошные люди, которые запросили информацию в Гидрометеоцентре о том, какая погода стояла в столице в каждый день зимы, запаслись соответствующими тепловыми нормативами, а потом сравнили их с температурой фактически подаваемой воды. Между фактом и нормативами оказалось явное несоответствие. Так, 16-этажный 4-подъездный дом переплатил только за одну зиму 600 тыс.

ФАС обязал компанию вернуть разницу этому и другим домам – за «некачественно предоставленную услугу». Что и было сделано. В последующих платежах переплаченную сумму учли. В нашу пользу было вынесено и решение, связанное с тем, что МОЭК брал с жильцов плату за потери от ЦТП к дому, что тоже несправедливо: эта сумма уже включена в тарифы.

– А как в отношение расчета по Гкал?

– Претензии (в том числе и нашего союза) ФАС признал законными. Он обязал МОЭК заключать договоры на горячую воду только по кубометрам.

История имела продолжение. МОЭК подал на наш союз в суд. Но суд отказал компании в иске.

К сожалению, все эти решения не указ для энергетиков. В новом договоре, который предлагается компанией гражданам, есть и тот, и другой показатель. Выбирайте! Рассчитывают, несомненно, на некомпетентность. И находят простаков, которые подписывают невыгодное для себя соглашение.

К слову, тяжба с МОЭК – не единственный спор объединений с монополистом. Мы считаем важной победу ЖСК и ТСЖ в противостоянии с Мосгазом.

– Чем был вызван конфликт?

– Газовая компания выставила ЖСК «Волна» совсем не обоснованную цену за обслуживание каждой плиты – порядка 500 руб. в месяц. Мы доказали: имел место «перебор». Добились того, что договор должны заключать с каждым собственником (это обяжет обслуживать плиты не на бумаге, а на деле). Плюс к этому должен заключаться отдельный договор на обслуживание внутридомового газового оборудования – ведь это тоже не делалось. Как нам сопротивлялись! В Антимонопольный комитет пришел руководитель Мосгаза, чуть ли не в полном составе юридический и плановый отделы, вся бухгалтерия... Даже от департамента ЖКХ и Б был представитель. Тоже против нас. Одним словом, моральное давление на ФАС было неслабое. Но ФАС, к его чести, не прогнулся. Решение было принято в нашу пользу. В результате люди сейчас платят чуть ли не вдвое меньше.

– Как остальные ЖСК и ТСЖ могут воспользоваться плодами ваших побед?

– Трудный вопрос. Он, по существу, затрагивает проблемы становления гражданского общества в стране, в нашем случае – его активной позиции в отношениях с предприятиями ЖКХ. Помню поездку в Германию в составе жилищной организации. Нас пригласили на обсуждение вопроса о повышении тарифов на электричество. Отмечу сразу два важных аспекта: само повышение должно было получить одобрение граждан, т. е. власти обязаны были убедить их, что оно необходимо. И второй – высокая профессиональная квалификация самих представителей общественности. Они задавали очень толковые вопросы. При этом каждый пришел с калькулятором и по мере того, как энергетики выставляли свои резоны, подсчитывал, во что это ему обойдется. У нас такое трудно представить.

Однако, лень-матушка

– То, что ежегодное повышение тарифов на ЖКХ минует обсуждение граждан, что их ставят перед фактом – это так. Но я не очень представляю деловой диалог между гражданами и теми же работниками жилищно-коммунальной сферы. Среди руководителей жилищных объединений не так много знающих, компетентных людей.

– Именно это я хотел сказать. Мы еще не научились считать свои же деньги, не умеем аргументировано и последовательно защищать свои права и интересы. Людей хватает лишь на возмущение, квалифицированное же возражение, изучение предмета досконально (тебя же избрали председателем!) – все это редкость.

– Плохие мы еще собственники...

– И еще ленивые. К нам на семинары приходят сотни руководителей ТСЖ и ЖСК. Там поднимаются и те вопросы, о которых наша беседа. Мы даем простую рекомендацию: будьте внимательны к договору, он сейчас – основа основ. Что требуется от председателя ТСЖ или ЖСК? Просто составить протокол разногласий. Если объединение отказывается от каких-либо пунктов, считает их незаконными и фиксирует это на бумаге, договор не вступает в силу.

Трудно разобраться, не знаете всех подводных камней? Придите к нашим специалистам, посоветуем, поможем. И что же? Все кивают, соглашаются, а приходят единицы.