Герман Харченко: «Никакого здоровья не хватает защитникам жилищных кооперативов»

«Старым новым» собственникам, как теперь называют членов ЖК и ЖСК, живется нелегко. Проблем полно – и налоги, которыми их облагают, считая кооперативы коммерческими организациями, и несуществующие долги. Кто же защитит ЖСК? Об этом мы решили побеседовать с адвокатом, экспертом по жилищной политике при Московской городской Думе Германом Харченко.

– Герман Тимофеевич, в Московском арбитражном суде вы представляете интересы жилищных кооперативов. Обычно процессы, связанные с ЖСК, очень затянуты и трудны. Почему же вы выбрали именно это направление?
– Начнем с того, что с самой молодости я обучался искусству управления. Работал ведущим инженером, а потом и начальником сектора в конструкторском бюро «Салют», где приходилось глубоко изучать систему управления. Затем я стал работать в МОВе (Московский вентиляторный завод), откуда меня и пригласили на должность председателя правления кооператива.
Раньше не существовало профессиональных управленцев жилья, председателями кооперативов назначались учителя, ветераны, звезды отечественной эстрады... Я же закончил институт экономики по проблемам управления жилищными товариществами и ЖСК, стал преподавать на курсах повышения квалификации при этом же институте, взял под свою опеку сразу несколько кооперативов. С этого и началась моя деятельность адвоката.
А однажды и попал на заседание Общественного совета по жилищной политике при городской Думе под руководством депутата Галины Хованской. И со временем стал экспертом по жилищной политике при Московской городской Думе.
– Какие проблемы ЖСК – наиболее насущны?
– Главная, практически нерешаемая проблема – отношения ЖСК с так называемыми «монополистами» – Мосгортеплом и Мосводоканалом. Деньги, исчезнувшие у кооперативов после дефолта, так и не появились, а надежды вернуть хоть часть утраченного у ЖСК нет. Но ни Мосгортепло, ни Мосводоканал это не интересует. Платите, и все тут.
Летом произошло массовое отключение ЖСК от горячей воды. Скандал был грандиозный! Вы только подумайте: сегодня в Москве две тысячи действующих жилищных кооперативов, которые пользуются услугами Мосгортепла. Так вот, решением Управления топливно-энергетического хозяйства «за неуплату долгов» от горячего водоснабжения было отключено целых 700 ЖСК! В то время как кооперативы подписывали с этими структурами договоры, в которых черным по белому написано, что все вопросы взаиморасчетов должны производиться посредством дополнительных договоров либо через суд...
– Но ведь судятся...
– Судятся постоянно. В моей практике существует дело, связанное с отношениями Мосгортепла и кооператива, которое сейчас рассматривается в Европейском суде по правам человека. Нам, к сожалению, в большинстве случаев дела приходится проигрывать. А что делать?
Арбитражные суды Москвы, как правило, защищают интересы муниципальных организаций города, а не его граждан. Кто для них ЖСК? Конечно, выигрывают теплоснабжающие организации. В результате со счетов ЖСК деньги снимаются в безакцептном порядке. А чем им платить слесарям и дворникам? И нам приходится собирать с жителей больше денег, чем они уплатили по законным ставкам. Хотя делать этого мы не имеем права. Получается замкнутый круг: кооперативные дома становятся и остаются вечными должниками...
– Расскажите о первом деле, в котором вы выступили в качестве адвоката...
– Однажды мне, как председателю правления кооператива Перовского района, пришла повестка в суд: Мосгортепло требовало с нас какие-то задолженности... Делать было нечего, я хорошо подумал, собрал кое-какие документы и поехал защищать родной ЖСК. Это был первый раз, когда я выступил в роли адвоката в суде. Дело обстояло так: Мосгортепло выставило нам счет без учета полагающихся для жильцов льгот, утверждая, что кооперативу, как юридическому лицу, льготы не положены. Я же, зная законодательство и следуя ему (а по законодательству кооперативы юридическим лицом не являются), собрал с жильцов нужные суммы по ставкам. С учетом всех льгот, естественно!
– И выиграли?
– Нет, проиграли... Все факты нашей правоты были налицо, казалось бы, вот оно, законодательство – какие доказательства еще нужны? Но нет. Однако после этого суда меня заметили и с тех пор стали приглашать в качестве адвоката. На моем счету более 50 дел, и, к сожалению, все они связаны с Мосгортеплом.
– Но вы как-то заявляете об этой проблеме в открытую?
– Недавно на московском канале проходили съемки передачи, где обсуждалась и эта проблема. Нас, членов кооперативов, вызвали в качестве оппонентов против представителей Мосгортепла. Так вот, все наши наиболее острые вопросы, поставленные в течение съемок, были благополучно вырезаны в результате монтажа! О чем это говорит? О том, что нас просто не хотят слушать. И не будут.
– Члены кооперативов жалуются, что их облагают налогами наравне с коммерческими структурами...
– Да, это делается, несмотря на то, что ЖСК всегда считались некоммерческими организациями. Но, увы, сейчас такого понятия фактически не существует. С выходом 3-й части Налогового кодекса некоммерческих организаций не стало в принципе. Теперь ЖСК наравне с коммерсантами платят налог на прибыль, добавленную стоимость, единый социальный и дорожный налоги... А это – почти половина всего заработка наших кооперативов! Хватит того, что кооперативы платят по ставкам, превышающим норму в три раза! Недавно я лично решил все рассчитать и поставил в нашем доме элементарный счетчик. Вы только представьте себе: по расчетам Мосводоканала, который, по сути дела, даже полноценным продавцом не является, на каждого человека нужно не менее 320 литров горячей воды в день! Это две полных ванны, плюс канализация. Интересно было бы посмотреть на человека, способного истратить такое количество воды за один день... Просто смешно.
А Мосгортепло даже не может поставлять жителям такое количество тепла, сколько оно нам насчитывает. Таких батарей у нас в России просто не существует, да и у самих поставщиков мощности не хватит. Естественно, что установленный мною счетчик показал совершенно противоположные цифры, но кто будет спорить с монополистами? В глазах нашего судейства они всегда правы.
Еще проблема. Кооперативные дома наравне с муниципальными заключают с ДЕЗами договоры. На обслуживание обеих категорий домов выделяются одинаковые средства. А на деле выходит по другому – обслуживаются ЖСК намного небрежнее, хуже! Им ДЕЗы уделяют куда меньше внимания...
– Существование ТСЖ обеспечивается и федеральным законом, и не менее чем сотней нормативных актов. А вот жилищные кооперативы, составляющие десять процентов жилищного фонда города, в этом смысле куда беззащитнее. Я слышала, что кооперативы могут быть «переквалифицированы» в товарищества...
– Я сам – председатель кооператива со стажем. У нас есть свой, очень ценный опыт, насчитывающий шесть с половиной десятков лет. Жилищные кооперативы доказали, что они могут управлять домами, если им, конечно, не мешать. Нужно ли, как вы говорите, «переквалифицировать» ЖСК в товарищества? Не нужно, и это не только мое мнение. Ну, назови кооператив по-другому, а что от этого изменится? Проблемы остаются те же, нерешенные, да и практически нерешаемые! И решать их никакого здоровья не хватит – только за прошлый год я перенес четыре инфаркта...
Однако мы не отчаиваемся и, несмотря ни на что, верим в здравый смысл, верим московскому правительству и ждем реальной помощи. Дождемся ли? Вот вопрос.

О НАШЕМ СОБЕСЕДНИКЕ:
Герман Тимофеевич Харченко родился в Москве, закончил МЭИ (Московский энергетический институт) и Московский институт экономики. С 1997 года – адвокат, член президиума Моссоюза ЖСК, эксперт по жилищной политике при Московской городской Думе. Женат, имеет троих детей.

Надежда Тавобова