Подсчитали – засмеялись, а кое-кто и прослезился

Что мы, жители, слышим о реформе ЖКХ? Население перейдет на 100-процентную оплату услуг. Правда, при этом нуждающимся выплатят компенсацию, дадут субсидии. Но так уж воспитали нас в последние годы: в то, что государство обдирает, верим, а в то, что еще и поможет, – не очень.

Но вот вопрос: а кто и как считал эти 100 процентов? Об этом рассказывает заместитель директора ДЕЗ «Преображенское» (Восточный административный округ) Андрей Зеленов. Он берет лист бумаги и чертит несколько квадратиков:
– Вот дом, вот тепловая подстанция, ЦТП. Сюда, к пункту, подходят две нитки – с холодной и горячей водой. Там она очищается, доводится до нужной температурной кондиции и поступает к жильцам. Короче, к дому уже подходит пять труб: холодная вода, горячая – по двум ниткам, одна туда, другая – обратно, и еще две трубы, также образующих замкнутый цикл – для отопления. Совсем как в школьном учебнике: столько-то труб входит и столько-то выходит. Но потом с арифметикой начинаются нелады: не сходятся цифры! В тепловой пункт – по сути, передаточную станцию, поступает намного больше воды, чем ее оказывается в доме.
Почему – ясно. Счетчики стоят на входе в ЦТП, а кто учтет ту часть воды, которая теряется на самой подстанции, по дороге? Никто. Конечно, об этом знают и на самих тепло- и водоснабжающих предприятиях, там же не марсиане сидят. А потому милостиво разрешают скостить с объемов потребления их «продукта» 3–5 проц. Вот, мол, какие мы справедливые. Лишнего не берем. Но уж за то, что показывает счетчик (наш счетчик!), – извольте платить.
Но так ли уж мала величина потерь? Проверить можно только одним способом: выключить ЦТП из цепочки расчетов и зафиксировать количество воды и тепла на входе в дом. Поставить свой измерительный прибор.

Хорошо бюджету, славно и налогоплательщикам
Договоримся о терминах: энергосбережения как непременной составляющей всей реформы ЖКХ, строго говоря, еще нет. Во всяком случае, в крупных масштабах. Все еще неважно качество современного строительства. А в результате внешние стены столь хлипкие, что дома потребляют в 4–5 раз больше тепла, чем в сравнимой с нами по климату Швеции. КПД котельных чрезвычайно низко – 25–27 проц., да еще и работают на самом дорогом топливе – мазуте. Крайне изношены коммуникации. За последние 8–10 лет аварийность на инженерных структурах ЖКХ увеличилась примерно в 10 раз!
Если нет средств на переоснастку технической базы отрасли, тогда не надо обманывать друга друга: покажем реальные цифры потребления. В каком-то смысле это тоже энергосбережение, ибо при этом экономятся деньги – и не только семьи, но и бюджета. Ведь «кормят» предприятия не только непосредственные потребители, но и казна. Они получают ту разницу, которую недоплачивают жильцы. А если разницы нет? Или она не такая большая, как о том трубят монополисты? Тогда совсем другие расчеты. Правда, мы-то, жильцы, будем платить, как платили (пока!), но город вздохнет: бюджетные дотации уменьшатся.

Такая разная арифметика…
Работа по точному учету энергоносителей в Преображенском районе началась еще три года назад. Причем вместе с Жилищно-коммунальной академией им. Памфилова.
Были поставлены узлы учета в подвале каждого из 150 муниципальных домов – по 2–3 на каждый дом. Их данные вывели на компьютер, который стоит в самой дирекции.
Каждый месяц в ДЕЗы поступают счета от поставщиков – вот, сколько мы вам дали воды и тепла, платите! А какие возможности у дирекций? Квартплаты жильцов да городские дотации. Если суммировать два этих источника, то все равно наберется не выше 60 проц. нужной суммы. Поэтому все дирекции «на крючке» у поставщиков.
Как решается вопрос по России – известно: в ряде регионов дома просто отключают от тепла и света. В Москве, к счастью, до этого пока не дошло. Но как знать? Пути РАО ЕЭС неисповедимы…
Но ведь мы можем не только плакать и стонать, но и требовать!
Андрей Викторович рисует еще один график: две кривые – одна выше, другая ниже. Первая – показатели счетчиков в ЦТП, вторая – реально то, что получают дома. Зазор между ними – это и есть та величина, на которую монополисты «обвешивают» население. Так по воде. Что же касается тепла – еще две кривые: какой нагрев воды нужен – при соответствующей внешней температуре, и каков он на самом деле. Норматив и факт. Разница солидная! В землю и воздух уходит, оказывается, не 3–5 процентов ресурсов, как считалось раньше, а все 20. А то и больше.
Итак, впервые в Москве дирекция единого заказчика решила взять в свои руки подсчет расхода ресурсов. И не платить за перерасход. А в результате ДЕЗ «Преображенское» не имеет долгов перед поставщиками. В должниках оказываются сами поставщики!

Секрет фирмы
…Мы в одном из помещений ДЕЗа, где и сосредоточен весь компьютерный контроль. На мониторе – схема района. Тонкими красными змейками вьются улицы, зеленые и голубые пятна – парки и пруды, легкими абрисными линиями обозначены дома. Внутри этих абрисов зеленые кружки. Это и есть приборы учета. Они – в каждом доме.
Говорит инженер ДЕЗа Олег Филон:
– Мы создали автоматизированную систему сбора данных, перебросили между домами воздушку, замкнули ее на дирекцию и теперь каждую минуту знаем, как работают коммунальные службы.
Система, созданная в районе, позволяет не только подсчитывать литры и калории, но и следить за работой коммунальных служб. Если нарушен режим, тогда мгновенно меняется цвет кружочков. На месте зеленых вдруг появляются красные и они начинают тревожно мигать. Все причины неполадок – на экране. Чуть появляется красный сигнал, Олег Филон или его напарник Андрей Ларин (руководитель группы учета) звонят в теплоснабжающую организацию и просят выслать обходчика, а то и аварийную бригаду. И точно говорят, где случилась авария. На другом конце провода иногда удивляются: «А вы откуда знаете?» А в ответ слышат: «Секрет фирмы!»

Что скажет суд?
В арбитражных судах лежат сейчас иски «Теплоремонтналадки» и Мосводоканала к ДЕЗу «Преображенское». Суть их: ДЕЗ – должник, ДЕЗ не платит! Мы отпустили им тепло и воду, а деньги за них не получили. Требуем призвать дирекцию к ответу, безакцептно (т.е. безоговорочно, не спрашивая даже разрешения хозяина) снять с ее счета деньги и перевести нам.
Иски крутятся уже несколько месяцев, но решения все еще нет. Каково оно будет? На чью сторону станут арбитры? Не будем гадать. Но если возобладает право, то выигрыш в кармане дирекции. Ведь в «Законе о защите прав потребителей» четко сказано, что за услуги, которых люди не получают, платить они не должны.
Выходит, что реформа ЖКХ, которой нас так пугают, не только «отнимает» деньги у людей, но и возвращает их им. Но это, понятно, может произойти в том случае, если коммунальные службы, которые ее проводят, искренне заинтересованы защищать интересы жителей, а не наживаться на реформе.

Илья Гордон