Вдали от жилых домов топят снег и отправляют его за город

Вопреки традиционному мнению, что снег – к оттепели, он, как оказалось, отлично соседствует с морозами. Давно уже Москва не знала такой снежной зимы. Да и первый весенний месяц оказался щедрым на осадки. Снег – самое серьезное испытание для городских служб зимой.

Что москвичу здорово...
Одно лишь сравнение: с Нью-Йорком, который хоть и находится в другом климатическом поясе, но по размерам сравним с Москвой. Недавние кадры: там несколько дней был обильный снегопад. Он стал для Штатов чуть ли не национальной катастрофой. В Нью-Йорке закрывались школы, не работали офисы, не выезжали на трассу машины. Люди надевали какие-то широкие, чудные мини-лыжи – чтобы не утонуть в белой массе.
А у нас 20–25 см осадков – именно такие цифры называли американские метеорологи – обычное дело. И ничего – Москва не стоит, остается на колесах. Если пробки все же случались, то с ними быстро справлялись.
В этом году ситуация с уборкой снега значительно улучшилась: начали применять более эффективные и щадящие природу химические реагенты, а кроме того – ввели в строй снегоплавильные камеры, которые поставили снегоуборку на поистине индустриальную основу.

Химический снег
...Всего за зимний сезон в столице выпадает около 40 млн. кубометров снега. Белая масса, укрывающая землю, только на первый взгляд кажется девственно-чистой. В ней – чуть ли не вся таблица Менделеева. Чего только снег не вбирает в себя! Твердый бытовой мусор, который наши «аккуратные» горожане выбрасывают порой прямо под окнами своих домов, сульфаты, хлориды, нефтепродукты – все то, что оседает на белую массу вместе с выхлопными газами автомашин, отходы промышленных предприятий, не снабженных эффективными системами очистки.
Раньше все это вывозилось на так называемые «сухие» и «мокрые» снегосвалки. В первом случае это были специально отведенные участки, где рыхлую массу оставляли до тех пор, пока солнечные лучи не растопят ее. А дальше на месте таяния снега даже не росла трава – столь засоренной оказывалось почва. Во втором случае снег просто сбрасывали в Москву-реку и Яузу. Но нагрузки водоочистных станций при этом возрастали в сотни раз! Потому-то уже два года действует городской закон: сброс снега в реки категорически запрещен.
Принудительное растапливание снега и дальнейшее направление загрязненной воды на безопасные участки, «поля орошения» – такая практика давно уже принята, например, в Швеции, Финляндии. Теперь ее применяют и у нас. Сегодня в столице 27 снегоплавильных сооружений – практически во всех округах города. Один общий критерий для выбора места их строительства: они находятся вдали от жилых массивов. Экология...

Снежинки на конвейере
Понаблюдаем за работой снегоплавильной камеры на Сигнальном проезде, вл. 37–39 (СВАО). Отгороженный участок, во дворе – четыре закрытых стальными решетками колодца. Подойдешь ближе – слышишь мощное гудение воды: там, внизу, проходят магистральные канализационные трубопроводы, диаметр каждой трубы – 2 м. Здесь и происходит сброс снега.
...Один за другим подъезжают КАМАЗы. Грузоподъемность каждого – от 10 до 13 т. Снег слежался, не так просто его вытряхнуть. Шофер манипулирует рычагами управления, слегка потряхивая кузов, и вот уже вся холодная масса оказывается на решетке. Вслед за КАМАЗом появляется бульдозер, он медленно двигается по решетке (сталь выдержит!), подминая под себя снежные сугробы и продавливая их в металлические ячейки. Далее снег смешивается со сточной водой и по широким трубам прямиком уносится за пределы города, на Люберецкую станцию аэрации. Там вода пройдет тщательную очистку, и после этого ее вернут в природу – сбросят в Москву-реку.
Простая технология? Ложное впечатление. Камеры – это мощные и сложные гидротехнические сооружения, их размер – пять на три, а глубина некоторых достигает двадцати метров. Зачем такие объемы? Несмотря на то, что температура сточных вод довольно высокая (даже в самые холодные дни она не опускается ниже 16 градусов), требуется еще и подогрев снежной массы, а для этого необходимы соответствующие устройства. Работают такие «калориферы» круглосуточно, а потому над решетками постоянно вьется белое облачко пара.
Для быстрого смешивания талых и сточных вод на коллекторе установлена мощная насосная станция. А в нижней его части – сетчатые контейнеры, улавливающие мусор и крупные примеси, которые могут повредить подземные коммуникации.
Рассказывает заместитель генерального директора МГП «Мосводоканал», начальник Управления канализации Владимир Штопоров:
– Ладно – песок. Он неизбежен. Уберечь снег от загрязнения грунтом, который разносят колеса машин, нельзя. Но в снежной массе появляются и значительно более крупные предметы – бутылки, банки, покрышки, картон... Понятно – вместе со снегом с улиц вывозят и всю скопившуюся грязь. Но проблема не только в этом. К сожалению, снеготаялками начали пользоваться... как свалками. Зачем возить мусор на далекие расстояния? Его можно вывалить поблизости, в черте города, чаще всего ночью. Об авариях, которые могут принести такие «пиратские» акции, думают меньше всего.
И даже песок, который вместе со снегом поступает в коллекторы, – не такая уж безобидная вещь. В каждом кубометре снега бывает его до пяти килограмм. А ведь это по существу – абразив, который, воздействуя на металл, ведет к преждевременному износу труб. Поэтому новая конструкция камер предусмотрела установку в них песколовок, задерживающих взвешенные вещества, находящиеся в растопленном снеге. Путь песку надежно перекрыт.
Но это еще не все. Опыт эксплуатации снеготаялок показал, что увещевания вроде того, что, мол, не пользуйтесь снегосвалками как мусорными полигонами, мало что дают. Пиратов не перевоспитаешь, надо от них защищаться. И тогда «Мосводоканал» – который построил и эксплуатирует камеры – оснастил приемные бункера молотковыми дробилками, которые буквально перемалывают снег со всеми твердыми «включениями». Порой попадаются даже... чугунные люки. Мощность дробилок такова, что они могут «стереть в порошок» любой предмет. Затем растопленный снег попадет на Курьяновскую или Люберецкую станции, практически свободный от посторонних включений. А значит, земля, вода и воздух Москвы станут чище. Снеготаялки постараются.

Игорь Гарин