«Не открывайте, кондуктор!»

Хорошо быть льготником! То же заднее крыльцо, только на законном основании. Хвост обычной очереди может теряться где-то за горизонтом, а твоя, льготная, уходит в обозримое будущее. Чувствуешь себя избранником судьбы, невзирая на то, что избранничество это не упало с неба, а оплачено хворью, фронтом, незаслуженным преследованием советского правосудия...

Наша, из поколения в поколение, не очень устроенная жизнь всегда давала немало поводов для того, чтобы когда-нибудь общество воздало нам за страдания – как физические, так и душевные. Таких поводов сегодня насчитывается около семидесяти, и, будучи официально оформленными, они уже называются «льготными категориями». Вот уж когда количество явно не идет на пользу: если вокруг тебя сплошные льготники, то в чем же тогда твое превосходство? Так, глядишь, льготная очередь по своей протяженности может сравняться с рядовой. Тем более что они представляют собой «сообщающиеся сосуды»: к примеру, вчерашние здоровяки из обычной очереди по мере течения лет нередко становятся инвалидами и перетекают в первую. К тому же злые языки утверждают, что если здоровье не купишь, то уж нездоровье, то бишь инвалидность – вполне.
Ну, и к чему все это приводит? К типичному поведению пассажиров, объединенных давкой на трамвайной остановке и после – в самом трамвае, когда они преображаются, по замечанию поэта, «логику бунта не влезших в трамвай меняя на логику влезших». И в результате слышен призыв (продолжим цитату): «Трамвай не резиновый... Бросьте стучать! Не открывайте, кондуктор!»
Именно так и произошло после того, как Московская городская Дума приняла постановление «О приоритетах предоставления в пользование или приобретения в собственность с помощью города жилых помещений в 2001 году», в котором речь, в частности, шла и о льготном предоставлении квартир людям, «утратившим жилое помещение в городе Москве в результате политических репрессий, в том числе по религиозным мотивам, и желающим вернуться на постоянное место жительства в город Москву». Скажем прямо: нас, привычных к суровой действительности, формулировка не могла не поразить своей гуманной сутью. Хотя, казалось бы, чему же удивляться, если, как и положено, торжествует справедливость: люди, когда-то не по доброй воле покинувшие свой город, могут теперь вернуться в него, рассчитывая на первоочередное получение жилья.
Конечно, легко быть гостеприимным хозяином, когда у тебя анфилада комнат и прибывший из другого края нашей необъятной Родины ничуть не ущемляет твои интересы и уж тем более не покушается на твою площадь. А в нашем случае реабилитированные москвичи-старожилы, тоже первоочередники, восприняли бывших товарищей по ссылке как соперников, отдаляющих на неизвестный срок их квартирное счастье. Вот за два года дали бывшим москвичам, иногородним, 39 квартир, а претендентов из их числа меньше не становится – страна-то огромная. Да и столичному правительству этот думский жест доброй воли вышел боком: предполагалось, что стоимость предоставленных реабилитированным квартир (а это более 37 миллионов рублей) будет компенсирована из федерального бюджета. Однако денег не было. Как утверждают юристы, «бюджет федерации неподсуден», и потому претензии к нему суды даже «не берут в работу».
Зато претензии к реабилитированным бывшим москвичам со стороны их же товарищей по несчастью, ныне живущих в столице, Московский городской суд рассмотрел и признал ту формулировку из постановления Мосгордумы, о которой говорилось выше, противоречащей федеральному законодательству. Верховный суд России оставил это решение без изменения. А депутатам городского собрания на недавнем своем заседании оставалось лишь единогласно принять такое положение дел. Короче говоря, трамвай не резиновый...

Эмилий Архитектор