Галина Хованская: Необходима корректировка законодательства

Галина Хованская: Необходима корректировка законодательства

Двенадцать законопроектов о поправках в жилищное законодательство внесла недавно депутат, председатель подкомитета по реформированию ЖКХ Комитета Госдумы по строительству и земельным отношениям Г. Хованская. Что это за проекты? Какие права граждан они призваны защитить? На эти вопросы мы попросили ответить Галину Хованскую.

Очевидное-невероятное

– Вскоре после принятия Жилищного кодекса стало очевидно, что его надо править. Мы внесли сразу большой пакет поправок, практически подготовили новую редакцию кодекса. Через год проект закона прошел первое чтение. Но за прошедшие после этого четыре года на него не поступило никакого заключения правительства.

В ноябре 2010-го без какой-либо аргументации уже подготовленный ко второму чтению документ был представлен на отклонение. Тогда у нас и появилась возможность вносить поправки в ЖК РФ отдельно по каждой проблеме. Сегодня в Госдуму внесены двенадцать законопроектов и подготовлены еще три документа. Всем очевидно, что необходима корректировка законодательства в жилищной сфере.

– Речь идет о законопроектах из того большого пакета поправок, в котором предлагалось несколько десятков изменений в ЖК РФ?

– Не только. Есть и совершенно новые, которых не было раньше. Некоторые появились в связи с тем, что заканчивается приватизация жилья.

Расскажу об одной ситуации. Пришло письмо из Саратовской области, от женщины, у которой два взрослых сына. Старший – непьющий, добросовестный, работящий. Живет с семьей в маленькой «однушке», в стесненных условиях, воспитывает двоих детей. Младший сын продал свою квартиру, попал в места не столь отдаленные, вышел на свободу. Но куда идти? К маме? Она зарегистрировала его в свою квартиру, которую предполагала передать старшему сыну.

Потом прошло известие о том, что завершается приватизация. Женщина решила оформить квартиру в собственность, чтобы оставить в наследство старшему сыну. Напомню, по закону право на приватизацию можно использовать только один раз. Младший сын свое право на приватизацию использовал. Но когда встал вопрос о приватизации квартиры, в которой его приютила мать, он не дал согласия.

Женщина с обидой пишет: как же так устроен закон, что человек, который реализовал свое право на приватизацию, теперь блокирует мое законное право на нее?

И такое письмо – не единственное. Мне известна ситуация, когда младшая сестра-наркоманка приватизировала и продала квартиру. Затем вселилась к старшей сестре, и та попала в такое же положение – не может приватизировать свои квадратные метры.

Нельзя сказать, что мы не задумывались над подобной проблемой, но она особенно обострилась именно сейчас, когда до окончания приватизации осталось не так много времени.

Мы вышли с законодательной инициативой, внесли поправку в закон о приватизации. В ней говорится, что граждане, которые использовали право на приватизацию, не могут заблокировать, помешать остальным членам семьи реализовать свое право. Нельзя нарушать права других людей.

Кроме того, для защиты бывших членов семьи собственника предлагаем не допускать отчуждения жилого помещения, если есть решение суда о сохранении на определенный срок права пользования за этим бывшим членом. Как правило, речь идет о престарелых бывших супругах, несовершеннолетних родственниках, других социально не защищенных лицах. При условии, что эти лица имели равное право на приватизацию и не реализовали его ранее.

Счастье в формате коммуналки

– В последнее время в редакцию «КР» приходят письма от жильцов коммуналок, которые не могут решить свои проблемы, пока в законодательстве не произойдут определенные изменения.

– Поэтому мы и внесли проекты законов, касающихся жителей квартир коммунального заселения.

Недавно мне довелось участвовать в телемарафоне с Санкт-Петербургом «Коммунальная страна». В Петербурге этот вопрос стоит очень остро. В Москве процесс ликвидации коммуналок шел лучше. В свое время преимущественное право на получение жилья имели долгожители квартир коммунального заселения.

Сейчас возникают проблемы с приватизацией комнаты в коммуналке. Пользуясь тем, что для собственников нет никаких ограничений, некоторые из них вселяют в приватизированные комнаты по 10–12 человек. Во что превращается квартира после этого? Это даже не общежитие, а какая-то ночлежка. Если наниматель, прежде чем вселить кого-нибудь в свою комнату, должен спросить разрешение у соседей, то почему собственник может грубо нарушать права остальных жителей квартиры?

Мы предлагаем ввести, к примеру, такое ограничение. Если площадь комнаты 11–12 кв. метров, а общая площадь 18 кв. метров, то вселить можно одного человека, не нарушая права других соседей. Если метраж комнаты больше – максимум двоих. Но устраивать очереди к местам общего пользования, ухудшать положение соседей непозволительно.

Также требуется ограничить вселение в приватизированные комнаты тяжелейших больных. Такое ограничение существовало для жителей, заключивших договор социального найма. Нельзя было вселить в коммуналку больных с открытой формой туберкулеза, страдающих некоторыми формами онкологических заболеваний, агрессивных психических больных.

Перечень хронических болезней, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, существует и сейчас. Правда, этот перечень втрое сокращен бывшим министром здравоохранения Зурабовым. Раньше инвалиды, страдающие рядом заболеваний, имели право на дополнительную жилплощадь (это касалось, понятно, нанимателей).

Теперь, если комната переходит в собственность, можно все. В письмах люди жалуются, что не могут оставить в квартире дочку-школьницу, престарелую мать, потому что психически больной сосед бросается на них с ножом. Тяжелобольные онкологическими заболеваниями переживают, что причиняют неудобства соседям. Это травмирует и самого больного, и тех, кто находится рядом с ним. Резко ухудшаются условия проживания остальных жильцов квартиры.

Всем больным, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, должны предоставляться изолированные жилые помещения. Такой законопроект мы тоже внесли. Пришлось направить его на заключение правительства, поскольку, возможно, придется потратить деньги из федерального бюджета.

Если на законодательном уровне не ввести такие ограничения на вселение тяжелейших больных в приватизированные комнаты, то жители квартир коммунального заселения так и будут страдать. Когда норма появится в законе, решение можно будет обжаловать в суде.

Консервируем проблемы

– Какие еще законопроекты, касающиеся приватизации, вносят изменения в Жилищный кодекс?

– У нас есть так называемые скрытые коммуналки, когда в одной квартире живут несколько семей. ЖК РФ, принятый в 2005 году, исключил важную норму. Раньше совершеннолетний член семьи был вправе заключить отдельный договор социального найма, если планировка квартиры позволяла выделить изолированную комнату. Теперь этого нет. Сейчас, особенно в связи с тем, что завершается приватизация, жалоб от граждан стало больше. Они пишут, что лишились возможности улучшить свои жилищные условия.

Например, молодая семья хочет жить отдельно от родителей. Прежде она могла приватизировать комнату и использовать ее как стартовый капитал. Теперь такой возможности нет. Что можно сделать в этой ситуации? Тупик.

Неприватизированного жилья в Москве осталось 18–20 процентов. И найти две неприватизированные квартиры, чтобы разъехаться, на практике очень сложно. В прежние годы было проще, предложений было много, сейчас их почти нет. Теоретически возможность сохранилась, а практически люди не могут разъехаться, чтобы реализовать свои права.

Наш законопроект предлагает для тех, кто стал нанимателем жилья до принятия ЖК РФ, когда правила игры были другими, разрешить заключать отдельный договор социального найма и приватизировать жилое помещение. Ввести эту норму необходимо во вводный закон «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации». Понятно, что мера эта временная.

Оппоненты возражают, что, дескать, мы будем плодить коммуналки. Сегодня их устраивает хорошая статистика – якобы уменьшается число квартир коммунального заселения. Но это не совсем так. Остаются скрытые коммунальные квартиры, в которых люди не живут, а мучаются, не зная, как развязать этот узел. Надо думать не о статистике, а о реальных людях.

Когда депутаты поддерживали эту норму, они не учитывали, что семья тоже переживает разные периоды. Люди женятся и разводятся, рождаются дети, вырастают, создают свои семьи.

– В Москве многие обитатели коммуналок улучшили свои жилищные условия путем выкупа освободившейся комнаты. Почему в ЖК РФ нет такой нормы?

– Да, к великому сожалению, в соответствии с Жилищным кодексом присоединить, выкупить освободившуюся комнату разрешается, только когда семья занимает площадь меньше нормы. Если же площадь хотя бы на полметра больше, никто не позволит присоединить комнату. Фактически на федеральном уровне консервируется коммунальное заселение квартиры.

Очень надеемся, что наша поправка пройдет, и тогда соседи, у которых площадь чуть больше нормы предоставления, смогут выкупить по рыночной цене освободившуюся комнату. Кому от этого плохо? Квартира становится отдельной. Деньги от продажи пополняют бюджет, идут на субсидии очередникам, строительство социального жилья. В Москве это работает хорошо.

О нашем собеседнике

Галина Петровна Хованская родилась в Москве в семье преподавателей. Окончила Московский инженерно-физический институт и Академический правовой университет. Работала научным сотрудником Института прикладной математики АН СССР.

С 1993 года трижды избиралась депутатом Мосгордумы, была председателем комиссии по жилищной политике. Руководит общественным советом по жилищной политике. Избрана повторно депутатом Государственной Думы ФС РФ. Председатель подкомитета по реформированию ЖКХ Комитета ГД по строительству и земельным отношениям.

Светлана Амелехина