Эдуард Якушенко: «Законотворчество - процесс беспрерывный и нескончаемый»

Как рождаются городские законы о жилье, о чем спорят исполнительная и законодательная ветви власти, работая над новыми жилищными документами, как часто можно пересматривать нормы? Эти темы были главными в беседе с первым заместителем руководителя Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы Эдуардом Якушенко.

- Эдуард Сергеевич, расскажите, пожалуйста, о позиции, которую занимал Департамент жилищной политики в длительных дискуссиях во время принятия московского закона «Об улучшении жилищных условий жителей города Москвы».
- Сначала - несколько слов «об истории вопроса». Новый устав города потребовал пересмотреть наши документы: в соответствии с ним Дума должна принимать законы, а не выпускать постановления по нормативным актам. Поэтому еще весной прошлого года депутаты предложили постановление Думы о положении о порядке улучшения жилищных условий (№ 12) оформить в виде закона.
Проект был принят в первом чтении еще до ухода депутатов на летние каникулы. А ко второму чтению, которое состоялась осенью, добавились принципиальные изменения, и многие из них нас не устраивали. Однако по регламенту мы опоздали со внесением собственных поправок в проект, и нам ничего не оставалось делать, как забрать документ на поправки мэра. Эта процедура предоставляет шанс изменить документ перед последним, третьим чтением.
Часть поправок, предложенных от имени мэра Москвы, была принята, по 12 поправкам мы не нашли общего языка и создали согласительную комиссию - из семи депутатов и семи представителей исполнительной власти.
- Как шла работа этой комиссии?
- По пяти поправкам решение нашли, по семи - мнения разделились. И мы их обсудили еще раз - у мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова. А затем началась формальная процедура. Все поправки, выработанные комиссией, были оформлены в виде вето мэра на проект закона. А Думе предстояло либо согласиться с ними (то есть не преодолевать вето мэра), либо не соглашаться (преодолевать). Однако все споры были улажены, и депутаты согласились с поправками мэра.
- В чем их суть?
- Вот что было принято. Во-первых, отвергнута норма, приводящая к тому, что граждане, занимающие жилые помещения на правах поднайма, краткосрочного найма, а также пользующиеся жилыми помещениями в качестве временных жильцов, могли бы претендовать на то, чтобы стать очередниками. Основной «контингент», который таким образом устраивается в Москве, - артисты эстрады и цирка, журналисты из всевозможных СМИ. По нашим подсчетам - около 50 тысяч семей! Но мы не можем разбрасываться бесплатным городским жильем. И потом, для этих людей, которые, как правило, вполне прилично зарабатывают, существуют другие способы улучшения жилищных условий.
Не согласилась комиссия и с требованием признать нуждающимися в улучшении жилищных условий граждан, подлежащих постановке на учет как нуждающихся, по правилам, действовавшим в период после принятия Конституции, и до введения в действие настоящего закона. Все старые правила автоматически отменялись с введением новых! Кроме того, там фигурировали совершенно иные нормы, другие сроки обеспечения.
В результате работы согласительной комиссии была снята еще одна поправка, требующая формировать общественную жилищную комиссию при исполнительных органах государственной власти «из депутатов, представителей общественных организаций, экспертов, а также должностных лиц...». Общественная комиссия создается при органе власти самим этим органом для того, чтобы учитывать при принятии решения рекомендации комиссии. А депутаты представляют другую ветвь власти - законодательную, с иными функциями. Естественно, мы не против участия парламентариев в работе комиссии, но записывать, что они имеют право решающего голоса - неправомерно. И мы сформулировали следующую запись, гласящую, что комиссия формируется при органе исполнительной власти в соответствии с правовыми актами города Москвы.
Еще один принципиальный вопрос, который мы обсуждали. В новом законе есть статья о действиях граждан, приведших к необходимости улучшения жилищных условий. И тут присутствовала запись, которая нас несколько насторожила: «Выдел, либо изменение доли в жилом помещении собственниками». Что это значит? Представим себе, что вы живете в помещении, а у вас где-то есть собственность. И вы стараетесь от этой собственности избавиться, чтобы стать очередником, ведь при постановке на учет мы учитываем все формы собственности и пользования жильем.
Выдел, изменение доли в праве собственности на жилое помещение - это юридический акт. Доля в праве выражается в денежном эквиваленте. Но у нас в законе эквивалент другой, натуральный - площадь, метр. Ну и хорошо, говорили наши оппоненты, если изменение доли идет в равных долях, то и площадь мы делим поровну. Вопрос - а как же тогда воспользуемся этой площадью? Получается, что свою долю в этом праве собственности выделили, но не изменили порядок пользования помещением. Не установили, что одну комнату занимает, имея долю в праве, одна часть семьи, а другую комнату - другая часть семьи. И когда мы в этой конкретной ситуации будем решать жилищный вопрос, мы не сможем определиться, как использовать освобождаемую площадь. Поэтому мы предложили эту запись изменить: «Выдел доли в натуре либо изменение долей собственниками жилого помещения, повлекшее установление иного порядка пользования». То есть если по факту семья пользуется этой комнатой, то эта комната - за ней. И речь мы будем вести именно об этой комнате, а не об абстрактной «доле в праве»... Эту норму мы тоже долго обсуждали, в том числе и у мэра.
- Много вопросов у очередников вызывает прейскурант платных услуг жилищников, которые предоставляются при подборе жилья...
- Да, я соглашусь, что он несовершенен. Но сперва расскажу о сути поправки, связанной с этим. В старом положении была норма, в соответствии с которой, если площадь предоставляемой квартиры превышает норму на 7 квадратных метров, то эти «дополнительные» метры оплачиваются по себестоимости. Если «перебор» больше 7 метров, то эта площадь оплачивается уже по рыночной стоимости.
Эта норма была написана для нанимателей жилья, и посмотрите, что получалось. Какую-то часть жилья мы предоставляем нанимателю по найму, а какую-то он выкупает. Значит, мы ему должны оформить и наем, и собственность. А собственность не может быть выделена отдельно! Еще ничего, если бы выкупалась комната. Но все равно получается, что в одной квартире две комнаты оформлены по социальному найму, а одна комната в собственности.
Вторая причина, по которой предложено убрать эту норму, кроется в несовершенстве нашего прейскуранта об оказании услуг по подбору вариантов квартир. Существует зависимость между размером выкупаемой площади и стоимостью наших услуг. Вот за это нас и упрекнули. И теперь, возможно, мы от этого прейскуранта откажемся или серьезно его пересмотрим.
И тогда был предложен новый текст, за который и проголосовала Дума. Жилищный кодекс допускает, что может быть засчитана бесплатно площадь размером не более половины социальной нормы предоставления жилья (на одного человека). То есть квартира, чьи размеры превышают норму не более чем на 9 квадратных метров, предоставляется бесплатно по договору социального найма. Если превышение нормы выше этой отметки - то бесплатно по договору коммерческого найма. В последнем случае наниматель полностью оплачивает жилищно-коммунальные услуги.
- Что еще попало на обсуждение к мэру Москвы?
- Депутаты стараются, чтобы у граждан было больше возможностей, больше прав. Поэтому к норме, нами предложенной, в которой говорилось о том, что при предоставлении жилых помещений не допускается заселение одной комнаты или однокомнатной квартиры лицами разного пола старше 9 лет, кроме супругов, и добавили еще одно слово - совершеннолетних. То есть мы должны будем дать двухкомнатную квартиру семье очередников, состоящих из мамы и совершеннолетней дочери. Или отца с совершеннолетним сыном.
И еще одно предложение депутатов, которое поддержал мэр. Речь идет о предоставлении жилых помещений площадью несколько меньше нормы предоставления. Прежде такая «вольность» допускалась только в отношении жилья, предоставляемого по субсидии. Мы предложили написать более широкую формулировку для разных случаев и установить рамки, в которых может существовать наша социальная норма предоставления жилья - от 16 до 18 квадратных метров на одного человека. Но в конце концов сделали другую запись, более «узкую», смысл которой в том, что допустимо предоставлять жилое помещение несколько меньше норм (до 16 квадратных метров на человека) как за субсидию, так и по договору социального найма.
- Какие московские жилищные законы с точки зрения исполнительной власти требуется подкорректировать?
- В перспективе мы думаем пересмотреть закон «О гарантиях города Москвы лицам, освобождающим жилые помещения». Это назрело, поскольку в законе есть ряд моментов, которые не применяются на практике, или применяются не в том виде.
Мы хотели бы воспользоваться еще одним нашим правом - предложить принять закон о толковании норм законов. Толкование тоже можно принять только законом. Иногда это необходимо сделать, поскольку многие нормы требуют подробного объяснения.
В мае мы будем выходить с очередной редакцией по закону о приоритетах в предоставлении жилья очередникам. Это запланированный шаг, поскольку просто заканчивается срок действия предыдущего закона.
- Как влияет практика работы на законотворческий процесс?
- Вообще законотворчество - процесс беспрерывный и нескончаемый. Но я считаю, что спешить в законотворчестве не нужно, это дело небыстрое. Возьмем Жилищный кодекс РФ. Он был принят в 1984 году. Только в 1993 году Верховный суд рассматривал практику его применения. Прошло 9 лет, прежде чем накопился какой-то опыт, и только тогда были внесены изменения в закон. Сейчас, правда, ЖК вообще пересматривается, потому что произошли радикальные перемены: изменились сами формы собственности.
Что же касается непосредственно нашей работы, то я считаю, нам надо более тщательно готовиться к принятию новых законов, а депутатам и исполнительной власти работать в более тесном контакте.

О НАШЕМ СОБЕСЕДНИКЕ:
Эдуард Сергеевич Якушенко родился в 1936 году в Брянске. Окончил Московский авиационный институт имени Серго Орджоникидзе по специальности «авиационное электрооборудование». Работал в Министерстве общего машиностроения. Кандидат экономических наук. Непосредственно жилищными вопросами Эдуард Сергеевич начинает заниматься, работая на ведущих должностях в Управлении учета и распределении жилой площади Мосгорисполкома, исполкоме Моссовета, Главмосжилучете. В 1991 году назначен первым заместителем председателя Мосжилкомитета (ныне - Департамента жилищной политики и жилищного фонда).

Екатерина Меледина