Евгений Воронов: «Зачем нам массовая авария?»

Благодаря программе сноса и реконструкции пятиэтажек ежегодно переезжают в новые квартиры жители не менее двух сотен московских домов. Именно на Юго-Западе почти полвека назад возводились по новейшим технологиям первые пятиэтажки. Теперь на месте отживших свое пятиэтажек строится современное жилье.

Наш сегодняшний собеседник – начальник Управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда в Юго-Западном административном округе Евгений ВОРОНОВ.

– Евгений Васильевич, как вы расцениваете идущий сейчас массовый процесс переселения?
– Во всех газетных материалах, освещающих программу реконструкции пятиэтажного жилищного фонда, говорят обычно о конкретном случае, конкретной семье – ущемляются права или не ущемляются, удовлетворены люди результатом или нет. Озвучиваются жалобы, разбирательства, общественное мнение, комментарии правоохранительных, судебных органов... Мне хотелось бы сказать не об отдельных случаях, а попытаться осмыслить программу в целом. Откуда она пошла и какие задачи решает.
Многие преподносят этот процесс так: надо, мол, инвестору освободить площадку, чтобы он заработал денег. Это в корне неверно, так как, согласно закону «об инвестициях…», идет вложение средств в реконструкцию кварталов, целых микрорайонов. Идет выполнение городского заказа инвесторами по массовой замене жилья, выработавшего свой технический ресурс. Правительство города взвалило на свои плечи огромную задачу. Ведь отработавший свой ресурс жилищный фонд, пусть еще и не имеющий официального статуса аварийного, станет им завтра. Авария станет массовой. Правильно ли будет ждать этого момента и не принимать никаких мер, зная, что ремонт будет дороже нового строительства?
– Каких результатов добился в этой области Юго-Запад?
– Практически к этой работе в нашем округе приступили в начале 90-х годов. Первый дом, заселенный переселенцами, отпраздновал новоселье в 1992 году – на улице Наметкина. Дальше объемы росли. Сначала в год сносилось одно, два, пять строений. В середине 90-х уже десять – пятнадцать, позже и до сего времени сносим не менее 20 строений ежегодно.
Процесс начался с Черемушек, которые в 60-х годах были самым передовым районом Москвы – именно там люди, жившие раньше в подвалах и бараках, получали свои первые благоустроенные отдельные квартиры. Они и сейчас на переднем крае: реконструкция там уже практически завершается. В Академическом районе работа идет в кварталах 1-1а, 12, 4-5, 7-8. В Обручевском – в кварталах 26-27, 37-38, 42-43. Зюзино – кварталы 14Б, 26-31, 35-36, 11, 10. В Котловке начинается строительство домов по инвестиционным контрактам под отселение кварталов 65, 67, 68, 18. Итак, в пяти районах округа полным ходом ведется реконструкция. Кроме того, идут подготовительные процессы в кварталах 44-47 Конькова, кварталах 15,16 и 17 Ломоносовского, квартале 42А Обручева, близок к завершению квартал 32А Черемушек, закончилась реконструкция квартала 10С в Академическом районе.
Постоянная работа ведется с одним из крупнейших районов массовой застройки – Южным Бутовом, куда переезжает немалая часть новоселов. Там строятся дома и по городскому заказу, и по инвестиционным контрактам. Освобождаются земли под строительство легкого метро. Вот недавно снесли деревни Гавриково и Чернево. На Варшавском шоссе работали с домами 198 – 250, которые были близки к городским коммуникациям. Если посмотреть на карту округа, то видно, что весь он охвачен реконструкцией и строительством.
– Но и новоселье может стать для людей стрессом. Смена района проживания иногда приравнивается к переезду в другой город.
– Программа направлена в первую очередь на улучшение жилищных условий, создание более благоприятной обстановки для каждой семьи. Правительство города ведет такую политику – максимально приблизить новый адрес к старому месту проживания. Некоторые понимают это слишком узко: поставьте новый дом напротив моих окон! Но существуют ведь архитектурный, градостроительный планы, надо учитывать расположение инженерных коммуникаций и множество прочих факторов. Дом не спичечный коробок, который можно так просто перенести с одного места на другое. Много недовольных новыми адресами, отказов. По-моему, это неверно. «Далеко»! От чего далеко?
– От работы, мамы, школы…
– Но вы же понимаете, Москва – это огромный город, здесь расстояния измеряются десятками километров, и понятия «далеко» – «близко» здесь очень условны. Жилье, по закону, должно быть предоставлено в пределах городской черты, соответствовать социальным, санитарно-техническим нормам и являться равноценным для собственников. Мы это все соблюдаем, поэтому возражения граждан, по-моему, носят скорее эмоциональный, чем юридический характер.
Вы посмотрите, что в итоге для города и его жителей сделано в целом? За 10 лет в округе снесено более 130 строений. На переселение направлено около 600 000 кв. м. площади. Новые квартиры предоставлены примерно 11,5 тысячам семей – около 25 500 человек. Все эти люди получили новое жилье, не вложив в это ни копейки, даже не будучи в основной массе очередниками!
– Общие цифры впечатляют. Но, как писал Толстой, каждая семья несчастлива по-своему…
– Уверяю вас, в целом, в большинстве своем, люди понимают, что все это делается для них. Таких в каждом доме около 90-95 %. Вместе с тем постоянно 5-10% семей выставляют запросы, которые не вписываются ни в законодательство, ни в нормативы. К примеру, дети с престарелыми родителями хотят разъехаться, просят две квартиры. Мы идем навстречу. Старшее поколение оставляем по близлежащим адресам, молодым предоставляем площадь в районе-новостройке. «А как же дочь (или сын) будет теперь за нами ухаживать?!» – возмущаются пожилые. Но это, в конце концов, уже не наши проблемы! Поезжайте все в район-новостройку или оставайтесь в одной квартире. Мы же не можем бесконечно идти на уступки! «Да, – говорит другой гражданин, – я знаю, положено 18 квадратных метров на человека, на троих – 54 кв. м. Но сыну 25 лет, а мы с женой еще молодые, дайте нам вместо одной двухкомнатной квартиры однокомнатную и двухкомнатную». На каком основании мы должны идти на такой перерасход площади? Есть люди, которые любыми средствами пытаются получить максимальное количество бесплатных метров. Префектура вынуждена обращаться с исковыми заявлениями в суд. Суды отказывают ежегодно не более чем по десятку дел. Это, уверяю вас, очень небольшой процент. Каким образом нам это удается? Зная законодательство досконально и стараясь защитить права граждан (если человек чего-то не понимает, мы объясняем, какими правами он обладает), мы никогда лишний раз в суд не обращаемся. Если суд отказывает префектуре в иске, мы извлекаем опыт и больше с такого рода делами в суд не идем.
– Хоть пятиэтажки и находятся в весьма незавидном состоянии, некоторые люди (чаще собственники) просто не хотят переезжать на новую квартиру.
– Да, бывает, граждане заявляют: «Мне здесь хорошо, удобно, я привык, это вам надо, у вас графики, а мне спокойно жить не даете…» Но вы же как собственник ничего не сделали, чтоб это строение и дальше жило? В Гражданском кодексе сказано, кто несет ответственность за все риски с имуществом, которым располагает собственник…
– Однако собственнику квартиры не потянуть ремонт целого дома…
– Естественно. Но в некоторых домах, в том числе и в сносимых, уже более 60 % собственников. Вот дома ЖСК – там все собственники, как они представляют свою дальнейшую жизнь? Что дом рухнет, а содержащаяся в порядке квартира останется? Понятно, что отдельному объединению или товариществу не под силу реанимировать почти пятидесятилетнего возраста дом. Правительство взяло на себя эту заботу. Что здесь неправильно?
Жилищные условия улучшаются практически у всех. Каждой семье, живущей по договору социального найма, предоставляется площадь, согласно нормам – не менее 18 кв. м на человека. Каждую семью, сколько бы их ни было в плане переселения, рассматриваем отдельно на комиссии. Если две тысячи, рассматриваем две тысячи, и не по одному разу. Сначала знакомство с семьей, потом, когда поступает площадь, предлагаем конкретные адреса, и неоднократно.
– А из скольких вариантов можно выбирать?
– Это не регламентировано. Важны аргументы отказа. Если причины уважительны, подыскиваем другие варианты. Стараемся, повторяю, подходить индивидуально. Хотя только у очередников учитываются льготы на жилье, а при переселении никаких льгот нет, мы принимаем во внимание конкретную ситуацию, увязывая ее с законом. Вот мать и сын. Сыну около 50 лет, мать преклонного возраста, он не женат. Мы и должны предоставить им двухкомнатную квартиру, но мы стараемся дать не менее 50 кв. м. Или, к примеру, мать и 16-летняя дочь живут по социальному найму в однокомнатной квартире. Им как переселенцам и положена однокомнатная. Но если есть хоть небольшая, не противоречащая закону зацепка, мы стараемся учесть ее, (возраст, состояние здоровья, прочие факторы),– хотя это бывает и очень накладно, предоставляем двухкомнатную. Словом, работаем по тому же принципу, что и суды, – в пользу граждан.
– Евгений Васильевич, ЮЗАО славится выполнением графика переселения, хотя и здесь, наверное, площадь не всегда поступает вовремя. Как вам удается избегать предновогоднего цейтнота? Ведь часто в последнем квартале приходится делать работу, запланированную чуть ли не на весь год. Скапливаются гигантские очереди, падают с ног жилищники…
– Зная, что в I и II кварталах активных поступлений площади не будет, мы, чтоб не простаивать, связались с управами и сделали запросы в ДЕЗы на жилищные документы по домам всего года. Отдел переселения их заранее проработал. График ввода нам тоже известен, так что ориентировочно нам известны и адреса. Встретились с семьями, определился набор квартир – каждый дом нам понятен. И сейчас, когда приходит площадь, мы уже вплотную приступаем к ее оформлению. Это нам и позволяет в течение месяца, максимум двух, оформлять документы семьям, проживающим в переселяемых домах.

О НАШЕМ СОБЕСЕДНИКЕ
Евгений Воронов – москвич, профессиональный военный. Закончил Суворовское военное училище, Военную академию имени Дзержинского. Получив диплом с отличием, был направлен для дальнейшего прохождения службы на космодром Байконур в качестве военного инженера-испытателя новейших образцов техники. Семья, дети. Завершил службу по выслуге лет. Возвратившись в столицу, работал в жилищных органах распределения и учета Железнодорожного района. После реформы 1991 года занял свою нынешнюю должность.

Мария Кронгауз