Хоромы на Беломорской

Хоромы на Беломорской

Новую однокомнатную квартиру на Беломорской улице по договору социального найма получила вдова фронтовика Екатерина Федоровна Швидкая, очередница Молжаниновского района.

Командир пулеметчиков

Когда началась Великая Отечественная война, Иван Швидкий был курсантом Бакинского артиллерийского училища, оттуда его в 1942 году призвали на фронт. Воевал в пехоте, в стрелковых полках 37-й армии Северо-Кавказского фронта. Был контужен, получил обморожение, лежал в эвакогоспитале в Ессентуках. После лечения вновь отправился на передовую – в 740-й зенитно-артиллерийский Бургасский ордена Богдана Хмельницкого полк, входивший в состав Украинских фронтов. С ним освобождал Болгарию, Венгрию, Югославию. Войну закончил старшим сержантом – командиром пулеметного расчета. Среди его боевых наград – орден Отечественной войны I степени, две медали «За отвагу», медали «За оборону Кавказа», «За взятие Будапешта», «За освобождение Белграда», «За освобождение Болгарии», «За Победу над Германией».

Екатерина и Иван дружили еще в школе. Тогда их семьи жили в Грузии, куда переехали из Украины в голодные времена. Девушка ждала друга всю войну, писала письма. Она тоже приближала Победу, как могла. В 1941-м, когда ей было 14 лет, устроилась в ремонтную автомастерскую, работала по 12 часов. Получала паек на себя и маму. Когда они переехали в Тбилиси, пошла ученицей на шелкоткацкую фабрику.

Боец вернулся в 1946 году, а в 1947-м молодые сыграли свадьбу. В семье родилось двое детей – дочь и сын, оба получили хорошее образование. Екатерина Федоровна работала ткачихой, помогала мужу-военнослужащему. Иван Иванович служил в Закавказском военном округе, 27 лет отдал Вооруженным Силам СССР, закончил службу майором. Однако война до конца жизни напоминала ему болью ранений, в его теле так и остались 11 осколков.

По справедливости

Их сын Игорь работал на ВДНХ, в 1988 году переехал с семьей в Москву. С распадом Союза, когда из Грузии начался исход русских, забрал в столицу и родителей. А в 1999 году Ивана Ивановича Швидкого не стало.

Фронтовик собирал документы, для того чтобы встать на жилищный учет, но не успел. Тем не менее справедливость восторжествовала, и в 84 году его вдова получила квартиру.

На очередь Екатерину Федоровну поставили в сентябре 2010 года. Она была зарегистрирована в Молжаниновском районе на половине деревянного дома площадью 25 в. м по улице Синявинской. Удобств там никаких нет, да и вообще в доме невозможно жить, поскольку прогнил пол, течет крыша. Фактически пожилая женщина много лет жила с семьей сына на улице Смольной в трехкомнатной квартире площадью 74 кв. м.

Швидкие обращались в жилуправление в 2008 году, чтобы встать на учет, но получили отказ, поскольку на члена семьи выходило чуть больше площади, чем позволяла учетная норма, – речь шла буквально о нескольких квадратных сантиметрах. При этом посчитали общую площадь: полдома на Синявинской и квартиру сына. Но не учли состояние дома, а также то, что в «трешке» сына, кроме его семьи, живет еще отец жены.

В 2010 году родственники участника войны вновь обратились по поводу постановки на жилищный учет. Дом, где была зарегистрирована женщина, был признан непригодным к проживанию, износ составил более 70%. Это позволило принять вдову ветерана на жилищный учет и предоставить ей однокомнатную квартиру.

Екатерина Федоровна довольна.

– Нормальная квартира, – говорит она. – Большая площадь – 41,1 кв. м, кухня почти 10 «квадратов», застекленный балкон. Новый 24-этажный дом, у меня 10 этаж, но не страшно – работает лифт. По сравнению с разваливающимся домом на Синявинской улице – это просто хоромы.

Смена места жительства для вдовы фронтовика прошла безболезненно, поскольку старые и новые условия проживания просто несравнимы. И самое главное – она будет жить недалеко от сына, в одном районе Северного округа.

Татьяна Ушанова