Москву? Ни за что!

Патриоты Зеленограда никому не завидуют Попробуй переселить жителя самого захудалого района Москвы в Зеленоград, не поедет ни за что. Скажет, что это уже и не Москва вовсе, что добираться как до Урала, что, хоть и находится в черте города, но захудалая провинция, что...

Словом, у нашего человека эмоций всегда хватит. Но и гордые зеленоградцы вовсе не стремятся в вожделенную многими столицу. Особенно это заметно при переселении из пятиэтажек. Вот в этом году, например, из девяти домов, стоящих в графике на отселение, то есть из тысячи с лишним семей, покинуть родные края и переселиться в другие районы города согласилась лишь одна семья.

Шагнул – и новосел!
А переселение идет полным ходом. Из 145 возведенных в «эпоху индустриального домостроения» «хрущевок» отселены уже 57. Управление Департамента жилищной политики и жилищного фонда в Зеленограде работает с опережением: до конца 2003-го осталось отселить всего два дома, да и то планируют завершить это дело в сентябре. Строители торопят: нужны площадки для нового строительства. «Волна» здесь идет четкая. В этом году люди переезжали практически «в шаговой доступности», хотя кому-то, не знающему географии города, может показаться, что перемещение из 3-го района в 1-й – это серьезно… А там всего лишь пол-автобусных остановки! Но все равно находится повод для дискуссий: кто-то хочет жить именно в 3-м районе, кто-то не хочет в 3-м, а хочет в 1-м…

Кладовка с окном
Основная трудность, с которой вот уже второй год при переселении сталкиваются работники Департамента, – это нехватка 3-комнатных квартир. Обычно в дефиците как раз квартиры малокомнатные. «Трешки» в домах, возводимых «Зеленоградстроем», солидных размеров – в среднем 88 кв. м общей площади. (Разброс идет от 80 до 102 кв. м.) Большие холлы, кладовки с окном… Новоселам хорошо, а для жилищников беда – никакой возможности маневра. Ведь такие хоромы приходится давать и семье из четырех человек, и одинокому, живущему в трехкомнатной квартире собственнику. Приходится искать какие-то обмены, площадь за выбытием, а на старую площадь, естественно, люди ехать не хотят… Хотя и написано в законе, что предоставляемое жилое помещение должно находиться в черте данного населенного пункта и отвечать санитарным и техническим требованиям, но судебные дела на этой почве все равно возникают.
В период такого дефицита площади и стали давать зеленоградцам квартиры в Москве, что также вызвало шквал судебных дел. И вправду, каково пожилому человеку, всю жизнь прожившему в этом зеленом оазисе, переезжать куда-то в Марьинский парк? Суд постановил, что нельзя нарушать среду обитания. Даже молодые, в основной массе своей работающие в Москве, покидать родные места не хотят.

Красная лампочка
Здесь, как и во всех прочих округах столицы, перед сносом дома возникает массовый эффект свадеб, разводов, прописок и перепрописок. Главная задача все та же – из одной квартиры сделать несколько. Управление старается не зверствовать и, когда возможно, идти навстречу. Вот прописал к себе гражданин «под снос» престарелую маму – «двушку», хоть и малогабаритную, им постараются выкроить. Но бывает, что «аппетит» становится непомерным. Буквально на днях рассматривалось дело граждан, в прошлом году получивших квартиру по переселению. С тех пор они уже успели выписаться и зарегистрироваться на площади престарелой мамы, дом которой идет под снос в этом году. Вроде бы картина ясна, но ведь ничего не докажешь. Их приглашали на жилищную комиссию, убеждали, все бесполезно: мама больна, надо за ней ухаживать…
Перед переселением управление старается запастись информацией о должниках по квартплате. Не потому, что им площадь не положена, а потому, что, как показала практика, таким образом сразу выявляется «группа риска». Информация о неуплате – как красная лампочка, сигнал тревоги. Неплательщики могут оказаться людьми пропавшими и разыскиваемыми, пьющими… Словом, той категорией, от которой можно ожидать всяческих сюрпризов. Работа с ними зачастую требует большого запаса времени и нервов, и поэтому начинать надо именно с них. А то раньше бывало: весь дом уже отселили, а несколько неблагополучных семей никак за смотровым ордером не уговоришь прийти.

Марь Иванна, ау!
На столе у начальника управления Татьяны Хохриной личный график по каждому дому. Вот 325-й корпус. Что у них там? Где Егорова? Приходила за смотровым? Уехала отдыхать? А куда пропала Марь Иванна? Продала квартиру? За два дня до сноса? А где новый хозяин? Чтобы в конечном итоге избежать неожиданностей, отслеживается каждое движение, на каждый «чих» делается пометка. А то ведь в последний момент всякое может выползти. Вот недавно отселяли дом. Уже сдали его под снос. Стоит пустой. Ан нет, не пустой! Оказалось, что один из его жильцов в 1993 году был отправлен в места лишения свободы, а теперь вернулся в родную квартиру, из которой его тогда выписали, и там забаррикадировался. Пришлось возникшую проблему в пожарном порядке разрешать.
Строительство, снос, скандалы, баррикады, переезды, новоселья, чьи-то слезы, претензии, упрямство… Уж какой запас нервов для этого надо иметь, это отдельная песня. А в остальном – все идет по плану, с опережением.

Мария Кронгауз