Николай Буданов: «Эпидемия разводов начинается в доме, определенном под снос»

Представьте, как тысячи человек достают чемоданы с антресолей, прощаются, будто навсегда, а в новом доме с трепетом оглядывают непривычно большую кухню… Ради этого жилищники уговаривают жителей, пытаются отстоять драгоценную площадь у внезапно разрастающихся «под снос» семей… Удивляешься, как удается прийти к впечатляющим цифрам: на Северо-Востоке столицы с 1997 по 2002 год отселили 58 домов, и их жители получили 4200 квартир.

Своим опытом в этой области делится начальник Управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда в СВАО Николай БУДАНОВ.
– Николай Константинович, что творится в вашем пятиэтажном хозяйстве в этом году?
– Задачи на 2003 год у нас сложные. В соответствии с графиком, утвержденным мэром, нам предстоит отселить 30 домов, где проживает свыше 2400 семей, – примерно пять с половиной тысяч человек. Полугодовой план мы фактически выполнили – улица Полярная, 16, к. 2, 3 и 4; проезд Шокальского, 11 (к.1) и 13 (корпуса 1 и 4); улицы Новодачная, 1, к. 1, Седова, 6, к. 1; Яблочкова, 16/1, Фонвизина, 3; Тихомирова, 7–4. Всего 11 домов. Еще 19 осталось, и есть основания полагать, что нагрузка эта – из-за неритмичного поступления площади – ляжет в основном на четвертый квартал. Проблема эта ни для кого не новость, но пока что ничего не меняется.
Самый интенсивный снос и переселение идут в этом году в Северном и Южном Медведкове. Там – основная масса пятиэтажек. Думаю, что, если площадь будет нормально поступать, мы свою задачу выполним. В этом году 142 тысячи 800 кв. м для переселенцев должны построить. И все это на нашей территории, что очень важно.
– Что, все дома, в которые станут отселять жителей пятиэтажек, будут возведены на территории округа?
– Во всяком случае, так должно быть. Тогда масса проблем снялась бы. У нас ведь какая ситуация была, например? Для того чтобы «вскрыть» (то есть начать отселять) Южное Медведково, где площадки не было, и нечего было мечтать о «волне», пришлось пять домов отселять в Бутово. Естественно, народ протестовал. Эпопея переселения длилась целый год. Представляете – Север и дальний Юг! Это, даже если брать по диаметру, – 30 километров. В Медведкове некоторые люди вообще с военных лет жили. У них там рядом похоронены родственники… Это серьезная проблема. Тогда на 550 переселяемых семей было примерно 220 судебных дел – то есть сорок процентов, так люди не хотели покидать родные края. В этом году нам повезло, можно сказать. Практически всю площадь мы получили на территории СВАО.
– Ну а если народ уж совсем упирается? Стараетесь идти навстречу, изыскивать какие-то варианты?
– Да иногда уж изо всех сил навстречу идешь – все равно не соглашаются. Наш округ, казалось бы, должен быть не такой капризный, как, скажем, Центральный. Тем не менее медведковцам нравится только Медведково. А свибловчанам нравится только Свиблово. Жители Бутырской в основной массе предпочитают Бутырскую... Бывает, доходит до абсурда. Вот, например, один из последних случаев.
Первый корпус дома 6 по улице Седова мы начали отселять в прошлом году. Из-за неритмичности поступления площади и отсутствия необходимого набора квартир мы тогда отселили только жителей «трешек». А одна женщина пожилая, 82 года, собственница двухкомнатной квартиры, непременно хотела получить жилье рядом, на Седова, 8. Но «двушек» в этом доме просто физически уже не было. Мы ей предлагали Игарский проезд, это совсем близко, в пойме Яузы, там красиво и дом хороший. Нет, дай рядом – не в пятистах шагах, а в пятидесяти. Билась с нами до последнего. Мы выиграли районный суд. Она подала апелляцию в Мосгорсуд. Мы и там выиграли. Дело дошло до принудительного выселения. А там, оказывается, ее сын «крутит». Бабушка-то тут и не при чем. Только вдумайтесь, сынок гонял пожилую, старую, больную мать... Когда судебный пристав приехал, он забаррикадировался и не открывал. Пригрозили, что принесем сварочный аппарат и вскроем железную дверь. Открыл все-таки, добровольно... Вот такой случай был. И из-за чего весь сыр-бор, собственно? Свиблово вообще район маленький, один из самых небольших в городе.
Очень трудно бывает в судах решать вопросы, когда человек говорит: «Я специально купил здесь квартиру, чтобы ухаживать за престарелыми родителями, которые живут через квартал или в соседнем доме». В этих случаях, если все-таки соглашаются ехать в районы массовой застройки, предлагаем большую площадь.
– Но ведь существует еще площадь за выездом, как вы ее используете?
– В основном она уходит очередникам. Предлагаем и переселенцам, но они, как правило, почти стопроцентно отказываются – предпочитают новые квартиры. Ну, это понятно – такой шанс раз в жизни бывает, и, конечно, после трещащей по швам тесной пятиэтажки хочется простора и современных удобств.
Вот, например, ДСК-1 вместе с «Мосмеханизацией-5» – наши основные инвесторы-застройщики – строят очень хорошие дома серии П44-Т. Со стеклопакетами, эркерами… Знаете, такой, облицованный под красный кирпич? Очень симпатично выглядит. К тому же для переселения там оптимальный набор квартир. 25% «однушек», 50% – «двушек» и 25 – «трешек». Ну, может быть, трехкомнатных многовато.
– Да, ведь набор квартир является вашей и ваших коллег вечной «ахиллесовой пятой». Однокомнатных и двухкомнатных всегда не хватает. Что поделать? Вырастают в одной квартире несколько поколений, отпочковываются семьи…
– Да это бы ладно, беда в другом, и она тоже всем уже хорошо известна. Как только дом определяется под снос, в нем начинается эпидемия разводов и массовая регистрация всевозможных родственников. С одной женой развелся, прописал вторую, со второй развелся, прописал третью, и каждая из них требует отдельную квартиру! А если еще у этих жен дети… А суды, как правило, становятся на сторону населения. Женился, развелся… хоть он сутки вне брака состоит, будьте любезны предоставить ему отдельную квартиру.
Идет перерасход площади. Приведу цифры. Когда начинали переселение, в Департаменте жилищной политики и жилищного фонда планировали расход общей площади по 25 метров на человека, и мы в него укладывались. Даже чуть меньше получалось. То есть при коэффициенте 1,5 у нас было где-то 1,48. А сегодня этот коэффициент вырос до 1, 57!
– Но ведь после распоряжения префекта о том, что дом идет под снос, на эту площадь уже нельзя регистрировать?
– Да, был запрет, мы и сейчас считаем, что он есть, и поэтому никого не регистрируем, а отделение милиции, суды это не смущает. Это мотивируется тем, что каждый гражданин имеет право на свободу передвижения. Поскольку Департамент жилищной политики от имени города является собственником жилищного фонда, то и регистрация граждан должна производиться только с нашего согласия, иначе какие же мы собственники?
– Проблемы отселения в другой район, нехватки нужного набора квартир, несвоевременного поступления площади, а также истинно султанского размаха по части приобретения жен в период, предшествующий сносу, к сожалению, уже стали традиционными. А какие «нештатные» ситуации возникают?..
– Вот, пожалуйста, одна из последних. Есть дом 34, корпус 2 на Полярной улице, там у нас 130 семей. Он стоит в плане-графике сноса, утвержденном мэром Ю. М. Лужковым. А есть на Полярной дом 12, который в графике не стоит, так как в первую очередь сносят дома, на месте которых можно возвести новое здание. А теперь выясняется: для того, чтобы нормально подвести все коммуникации к новым домам по улице Молодцова, необходимо отселить как раз Полярную, 12, и как можно скорее. В результате дом по Полярной, 12 внесли в график отселения.
Дверь в кабинет распахивается. Входит заместитель Буданова – Сергей Киржаков.
– Ну все, последнюю семью отселили по Шокальского, 13, корпус 3!
Ну что ж, значит еще одна единичка прибавилась к длинной череде цифр, а кому-то пришла пора лезть на антресоли за чемоданом…

О НАШЕМ СОБЕСЕДНИКЕ:
Николай Константинович Буданов окончил МВТУ имени Баумана и был направлен на одно из оборонных предприятий Москвы. Нынче уже тридцать лет, как Северо-Восток столицы стал его «малой родиной». Прошел все ступени обычной для советского периода карьерной лестницы: секретарь комсомольской организации, член райкома комсомола, работал в райкоме партии, потом в горкоме, решением которого его и определили в жилищную сферу.
Женат, имеет двоих детей, живет неподалеку от работы и считает Северо-Восток лучшим местом Москвы. Когда на работу в управление пришли еще два «бауманца» - нынешний заместитель Буданова Сергей Киржаков и начальник отдела переселения Елена Башмачникова, стало ясно, что в МВТУ готовят и хороших жилищников.

Мария Кронгауз