В поисках эсперанто. Жилищники стремятся к консенсусу

В Юго-Западном административном округе процесс переселения из пятиэтажек налажен: пришла площадь, прошел месяц, максимум два, глядишь – дом оформлен к освобождению и к сносу готов, еще чуть-чуть, и можно строить новый.

Штаб для семейных историй
Так, собственно, и видит сторонний взгляд: была пятиэтажка, отвернулся – на ее месте уже красавец-дом упирается окнами в небо. Но простота сей метаморфозы, конечно же, только видимая. Переселять приходится уже почти две тысячи семей в год, и у каждой – своя история, свои проблемы, свои потребности. Во все это нужно вникнуть, чтобы найти приемлемый для обеих сторон – жителей и администрации округа – вариант. Этим, в частности, и занимаются на заседании штаба переселения, еженедельно проходящем в Управлении Департамента жилищной политики и жилищного фонда в округе.
Сегодня в комнате заседаний присутствуют заместитель руководителя департамента – начальник Управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда в Юго-Западном административном округе Евгений Воронов, его заместитель Ольга Елисеева, начальник отдела переселения Наталья Угарова и специалист юридической службы Алексей Беликов. На повестке дня – дом 36, корп. 7 по улице Новаторов и дом 30, корп. 1 по Болотниковской улице. Вернее, те жители этих домов, с которыми до сих пор не удалось найти общего языка.


Стоимость на стоимость, и никак не иначе?
Вот семья, условно говоря, Орловых. Собственники. Мать и сын – 1988 года рождения – занимают с 2000 года двухкомнатную квартиру общей площадью в 45,7 кв. м, жилая – 27,3. Предлагали им две квартиры в Южном Бутове и одну на улице Островитянова в их же районе – отказ. Официально цена их квартиры, по оценке БТИ, 149 000 рублей, новостройка стоит раз в десять дороже. На фоне этих фактов отказ труднообъясним. Запросы таковы: в прежнем районе, не менее 60 кв. м общей площади и окна – на обе стороны.
– Вы хотите, чтоб я объяснила, почему отказалась? – милая молодая женщина держится настороженно. – Мы специально выбирали квартиру – в этом районе, рядом с мамой, близко к школе и окнами на разные стороны. Нам в ней хорошо, она нас устраивает. Южное Бутово очень далеко.
– Вам же предлагали улицу Островитянова. Это рядом, – говорит Наталья Угарова.
– Последний этаж! Три окна на одну сторону!
– Что уж, так важно расположение окон?
– Знаете, когда готовишь, как запах с кухни по всей квартире идет?
– Вам в Бутове предлагали «распашонку», – напоминает Воронов.
– Но это же в Бутове!.. – И добавляет, помолчав: – Я из квартиры уезжать не хочу. Мне там хорошо. Давайте придем к консенсусу.
Жилищники пожимают плечами – как тут найдешь консенсус?
– Значит, вы хотите квартиру в прежнем районе, не менее 60 метров и с окнами на две стороны? – уточняет Ольга Елисеева. – Но стоимость такой новой квартиры около 70 000 долларов. Как нам быть с разницей цен?
– Не знаю, но мы на другое не согласны.
– Подумайте.

Про белого бычка
– Вы можете написать заявление, получить компенсацию за занимаемую площадь и самостоятельно купить себе квартиру, – напоминает еще об одном варианте Наталья Угарова. (Заявитель понимает, что за официальную сумму, которая может быть выплачена в порядке компенсации, желаемую квартиру не купишь.)
– Я не готова остаться без площади. И на переезд у нас нет денег – ремонт, телефон…
– Переезд вам обеспечит управа, телефон поставят по минимальной цене как переселенцам, – увещевает Воронов.
– Почему нельзя оставить нас на старом месте? – восклицает Орлова, – или рядом? Вот на улице Новаторов такой огромный дом построили, неужели там нет площади? Я столько лет на Новаторов прожила!
Присутствующие понимающе переглядываются. То, что им кажется само собой разумеющимся – есть дома для переселенцев, есть для очередников, есть для молодых семей, а также жилье коммерческое, – приходится каждый раз объяснять заново. Но объяснения Орлову не устраивают. Разговор начинает идти по кругу.
– Решайте, что вам важнее: адрес, площадь или чтоб окна смотрели в разные стороны? Можно поискать квартиру за выездом, похожую и рядом с мамой, – пытается ускорить процесс Наталья Угарова.
Сходятся на районе. Если за новыми вариантами вновь последуют отказы, дело придется направить в суд.

Думайте сами, решайте сами!
Вторая посетительница живет с семнадцатилетним сыном в однокомнатной квартире общей площадью 30,7 кв. м, жилая – 15,8, кухня – 7. Как собственникам им полагается равноценное жилье, другое законом не предусмотрено. Тем не менее в предлагаемых и отвергнутых вариантах площадь больше: 39 кв. м общая, двадцатиметровая комната и кухня в 8,5 кв. м на ул. Саморы Машела, в районе проживания; на Нахимовском проспекте – с десятиметровой кухней… Отказ Соколова (назовем ее так) мотивирует тем, что ей нужна 15-метровая кухня – чтоб сыну там можно было диванчик поставить, – и не менее 40 метров общей площади (ну и проблема района, как всегда, остается в силе).
Ее можно понять – остаться со взрослым сыном на всю жизнь в однокомнатной квартире – вариант не из лучших. Но беда в том, что не бывает в муниципальных домах 15-метровых кухонь!..
Сообща ищут варианты. По закону, если префектура в избытке располагает необходимой площадью, собственник может «прикупить» себе комнату…
– Я согласна, – говорит Соколова.
– Вы понимаете, что метр стоит 500-700 долларов? –уточняет Ольга Николаевна. – Вас это устраивает? Тогда пишите заявление, а послезавтра приходите на заседание комиссии.
– Хорошо. Только можно подумать день?..
На том и порешили.

Роддом на проводе
Всего по дому на улице Новаторов – семь проблемных семей. Мать с 17-летней дочерью, живущие в коммуналке, просят 2-комнатную квартиру. От площади за выбытием отказались.
Отец и два взрослых сына (мать умерла) живут в двухкомнатной квартире, хотят «трешку» в любом районе или «2+1», чтобы отделить старшего сына.
– Сейчас дефицит трехкомнатных, предложим им две, тем более, – очередники, – комментирует Воронов.
Далее. В однокомнатной квартире живут пятеро. Четыре человека на «трешку» согласны, а отец, инвалид войны, приехавший из Казахстана, хочет двухкомнатную квартиру для себя и временно прописанного сына. Не получается.
Снова 5 человек: ответственная квартиросъемщица, мать, сын, двое внуков. Занимают «двушку» на первом этаже. На Нахимовском и Севастопольском проспектах им предлагали 4-комнатные по 96 кв. метров. Отказ. Хотят «2+2» – отдельно она с матерью и сын с детьми.
– Это где-то 116 метров, – прикидывает Евгений Васильевич. – Перерасход 10 метров. Доложим на окружной жилищной комиссии.
А вот на Болотниковской улице, 30, корп. 1, живущие в двух соседних квартирах мать, дочь и двое внуков просят «3+1» в одном блоке. Дочь сейчас в роддоме ждет прибавления. Туда регулярно и названивает Наталья Угарова. Как только семья станет многодетной, «3+1» им обеспечены.
Так, за делом дело листаются квартиры, этажи, дома. Звучит суровое «нет оснований», обнадеживающее «поищем варианты». Где-то проявляется участие, в чем-то – жесткость. Процесс скор, и, кстати, хочется пожелать потенциальным переселенцам приходить на подобные собеседования, по возможности, более подготовленными и не выдвигать нереальные требования.

Мария Кронгауз