Валентина Рослякова: «Не пора ли и предприятиям заниматься жилищной проблемой?»

Почему зачастую жители пятиэтажек не хотят переезжать в новые просторные квартиры? Новоселу нужны не только метры, но и чистый воздух, хорошая экология, удобное транспортное сообщение. Об этом размышляет начальник управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда в Юго-Восточном административном округе Валентина Рослякова.

– Валентина Александровна, какие направления в вашей работе сегодня самые важные?
– Пожалуй, переселение жителей из пятиэтажек. Программа эта обширная, намечено завершить ее к 2010 году. Начали мы в 1994 году с Кузьминок, с Волжского бульвара. Думали применить «волновой» метод. Вначале он себя оправдал. Живет в доме 60 семей – 60 семей и выехали. А потом ситуация резко изменилась. Как только появлялось сообщение об отселении какого-нибудь дома, тут же семьи начинали разрастаться – регистрации, разводы, перепрописка. И переселять «волновым» методом не получилось. Сегодня при отселении требуется квартир почти в два раза больше, чем было в пятиэтажке.
– С чем связано такое положение?
– Конечно, отчасти это процесс естественный. Когда семья получала квартиру, дети были маленькие. Прошли годы, дети выросли, сами стали родителями. Мы рады, когда появляются новые семьи, рождаются дети. Но получалось, что в одной квартире живут несколько семей. Зачастую три поколения – бабушки и дедушки, папы и мамы, внуки теснятся в квартире, где маленькая кухонька, совмещенный санузел. Своеобразная коммуналка для родственников. С легким сердцем даем им новое жилье, разумеется, по нормам – 18 метров общей площади на человека. Настораживает, когда вдруг, услышав о выселении, люди начинают искать обходные пути. Пытаются за счет города получить больше площади, чем полагается.
Если бы мы отселяли то количество семей, которое было прописано первоначально, то, возможно, программа была выполнена, во всяком случае, двигалась бы быстрее.
– С какими просьбами приходят к вам жители?
– С самыми разными. Вот сейчас отселяем три больших дома в Лефортове по Авиамоторной улице. С чем мы столкнулись? Новые дома – хорошие, квартиры замечательные, планировка отличная, большие комнаты, просторные кухни.
А люди переезжать не хотят. К метражу претензий нет. Не устраивает район массовой застройки. Добраться до новостройки нелегко – трудности с транспортом, территория вокруг домов не благоустроена. Когда-нибудь рядом будет и автобусная остановка, и детские площадки, парковка для машин. Но это ведь когда-нибудь… Людям надо сегодня ездить на работу, гулять с детьми, ставить на площадку машину. Поэтому и не хотят из обжитого Лефортова ехать в Люблино, Марьинский парк. У нас в суде сейчас 56 дел. Мы бы с радостью дали им жилье в Лефортове, но нет площади. Ни город, ни округ не могут удовлетворить их просьбу. А люди нервничают: «Дайте нам жилье в Лефортове или в центре. А в Люблино и Марьинский парк сами поезжайте. Около факела нефтеперерабатывающего завода жить не хотим». Но надо смотреть на вещи реально. Из центра жителей переселяют в другие округа. А в Марьине и Марьинском парке у меня живут мама и сын. Их тоже отселяли из своих домов. Кстати, мама, как и вся наша семья, раньше жила в центре, рядом с Ленинским проспектом, на улице Вавилова. Из окна квартиры сына заводской факел также виден. Завод применяет новые технологии по переработке нефтепродуктов, если бы экология была плохая, то СЭС города не дала разрешения на строительство жилых домов в этом районе. Такая же, как в Лефортове, история в Кузьминках. СУ-155 подводит нас, не построил вовремя дома для отселения. А жители Кузьминок тоже не хотят уезжать из родного района в микрорайоны 12-14, которые на границе Люблина и Марьинского парка.
Переселение из района в район всегда воспринимается болезненно. Но в этих случаях жители остаются в своем Юго-Восточном округе. Сложнее с теми, кого приходится выселять из домов, где проходит третье транспортное кольцо. Они выезжают в Южный округ – Загорье, Бутово. Хотя и здесь мы не нарушаем законодательство – жилье даем в черте города. Но понимаем – трудно менять, если прожил в районе не один десяток лет, место жительства, стиль жизни, привычки. Многих пугают автобусы, очереди, давка. В свое время, когда заселялся район Марьино, огромную роль сыграло метро. Как только люди узнавали, что рядом будут две станции метро «Марьино» и «Братиславская», тут же соглашались на переезд.
– Только ли район не устраивает людей, вынужденных переезжать?
– Мы стараемся выполнять все их просьбы, но не всегда это удается по объективным причинам. Бывают случаи, когда не устраивает и метраж. Например, в семье четыре человека. Мама, папа, взрослые дочь и сын. Они просят три квартиры, чтобы обеспечить своих детей. Чисто по-человечески мы их понимаем, но, к сожалению, выполнить просьбу не можем. Есть нормы, для нас это закон, и нарушать его не имеем права.
Другой пример. Идет отселение с улицы Таганрогской в Люблино. Семьи большие, люди прописались год-два назад, как только узнали о переселении. Только вчера рассматривали случай: в семье, где взрослые сын и дочь, родители развелись в этом году. Просят четыре квартиры однокомнатных, самых дефицитных. Комиссия отказала им. Не можем пойти навстречу, когда в квартиру перед переселением быстренько прописывают бабушек, дедушек. Мы прекрасно знаем, что они здесь не живут, а только зарегистрированы. Но регистрация не дает права предоставлять площадь на этого человека.
– А как сочетаются две программы – по переселению из пятиэтажек и улучшению жилищных условий очередникам?
– В год мы отселяем 20 с лишним пятиэтажек и тратим площади, как я уже говорила, в два раза больше. Редко встретишь там коммуналки, в основном, – отдельные квартиры. Мы сделали анализ: из этих пятиэтажек, построенных в 50-60-х годах, серий К-7 и П-35, на очереди стоит всего от 7 до 10 процентов жителей. Это капля в нашем жилищном море. В свое время в эти дома переселяли из бараков и коммуналок. Один раз им уже улучшили условия. Они получили хорошие по тем временам квартиры, прожили столько лет в нормальных условиях. Теперь опять, во второй раз, им, неочередникам, улучшаем жилищные условия, даем более комфортные квартиры. А очередники? Если их дома не подходят под снос, они ждут своей очереди по двадцать с лишним лет.
Взять наш округ. У нас 22 тысячи семей стоят в очереди. Всего в этом году должна получить жилье 1351 семья. Около 500 семей – очередники 1982–1983 годов. Мы могли бы им отдать квартиры, предназначенные под переселение. Но на сегодня лишь 12 процентов очередников отметили новоселье. Осенью площадь для них будет, строители сдадут дома. В плане 606 квартир в новостройках. У нас есть многодетные семьи, у кого по 7-8 детей, им полагается по нормам 18 квадратных метров общей площади на человека. А это может составить 2-3 квартиры. Несколько семей мы уже обеспечили. Вот считайте, остается около 600 квартир. Если каждой семье будем давать по 2 квартиры, всего 300 семей очередников отметят новоселье в новостройках. Их квартиры освободятся, и туда переедут тоже очередники. Но больше 900 семей обеспечить не сможем. Оставшаяся часть – 400 семей – перейдут на программу 2004 года. Сидишь и голову ломаешь, как быть?
– Очередники могут получить субсидию вместо квартиры. Много ли желающих взять деньги и самим купить жилье?
– К сожалению, немного. Хотя субсидия сейчас очень хорошая – 24200 рублей за квадратный метр. Недавно одна многодетная семья (10 человек) получила у нас субсидию – 103 тысячи долларов (площадь, разумеется, рассчитывается по социальной норме). Они оставили за собой квартиру в которой жили, купили однокомнатную квартиру в Люберцах (цены в Подмосковье ниже) и приобрели коттедж. В сумму, полученную у нас, уложились полностью, ни копейки не добавили. Другая многодетная семья на субсидию купила дом в Тамбове и уехала жить. Этим людям действительно нужно жилье, они не хотят жить в тесноте, поэтому и ищут варианты.
– Может быть, следовало бы обеспечить очередников, а затем уже заняться реконструкцией жилищного фонда?
– Пятиэтажки себя изжили, они были рассчитаны на 20-30 лет, а простояли значительно дольше. Я думаю, что ошибка была допущена в планировании. Пятиэтажки на время решили жилищную проблему, которая стояла очень остро. Как люди радовались, когда перебирались из подвалов, бараков в новенький пятиэтажный дом! Я сама жила с родителями и в подвале, и в бараке. Помню, как переезжали мы, а нас было пятеро, в квартиру с кухней 4,5 квадратных метра (теперь такие не строят) и не могли поверить своему счастью.
Если бы реконструкцию начали лет за пять до того, как вышел срок эксплуатации пятиэтажных домов, то сейчас не было бы такого массового переселения. Постепенно отселяли бы жителей, ломали устаревшие строения, на их месте возводили большие комфортабельные дома. Вот, первые пятиэтажки в Кузьминках стали заселять в 55–56–м годах. Уже в 80-м году надо было заниматься их реконструкцией. А мы приступили к сносу зданий лишь в 95–96-м годах. Упустили 15 лет. Конечно, сейчас трудно исправить ту ошибку в планировании.
Раньше жилищным строительством занимались и предприятия. Когда я работала на ЗИЛе, в год мы распределяли 80–100 тысяч квадратных метров жилья. Мы же сейчас получаем на такой большой, почти миллионный округ, 40–45 тысяч квадратных метров. На ЗИЛе очередь была 15,5 тысячи семей, а в Пролетарском районе – 7,5 тысячи. Юго-Восточный округ – промышленный, но предприятия сами не строят. Жилье все получают по месту прописки, за счет округа. Поэтому очередь длинная. Может быть, пришло время, чтобы не только город, но предприятия и организации помогали своим сотрудникам в решении жилищной проблемы?

О НАШЕМ СОБЕСЕДНИКЕ:
Валентина Александровна Рослякова работала на заводе ЗИЛ инспектором жилищного бюро, была там же старшим инспектором, заместителем начальника, начальником отдела по учету и распределению жилой площади. Жители Пролетарского района избирали ее заместителем председателя исполкома райсовета. Двенадцать лет Валентина Александровна работает в Департаменте жилищной политики. Имеет два высших образования. В этом году окончила Российскую правовую академию Министерства юстиции РФ. Проходила стажировку в Италии, Швейцарии, окончила курсы по жилищной политике в США. Ей присвоено звание «Заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации».
Замужем, у нее двое детей и трое внуков.
Много читает. Любит спорт – волейбол и настольный теннис.

Светлана Амелехина