Вино из одуванчиков столичного розлива

Сколько таких душераздирающих историй уже приходилось слышать! О том, как в сносимой в районе Бутово деревне одно из частных владений ухитрились распродать даже не по метрам, а по десятым их частям, и каждый новоиспеченный владелец жаждал отдельной площади. О том, как в сносимой пятиэтажке пары, чуть ли не собиравшиеся отмечать золотую свадьбу, дружно ринулись в суд, горя желанием произнести сакраментальную фразу: «Не сошлись характерами». О том, как...

Разнообразных сюжетов масса. Но все они, излагаемые официальными лицами, кончались одной и той же фразой: «Только это не для печати». Опасения, что вполне законопослушные граждане, увидев, как легко мошенникам удается обвести вокруг пальца власти и получить вожделенную жилплощадь, захотят последовать их примеру, может, и не совсем беспочвенны. Но в Управлении Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы в Юго-Восточном административном округе к вопросу подошли иначе. Если проблема существует и к тому же приняла такие масштабы, то ее надо решить.

Время сноса - пора свадеб
Приток людей, которые регистрируются на площади в период отселения пятиэтажек, ветхих и аварийных домов, огромен. Он увеличивается с каждым годом.
Если в 2001 году таких, практически «пойманных за руку» семей в ЮВАО было 44, то в 2002 году уже 115! Часто героями подобных историй оказываются наши бывшие сограждане из стран ближнего зарубежья. Только успели дом определить под снос - настает сезон свадеб. За ними с молниеносной скоростью следуют разводы. А потом однокомнатную квартиру какой-нибудь Авдотьи Никитичны, как одуванчики по весне, заполоняют срочно доставленные в Первопрестольную детки. И вот вам плюс к хозяйке - молодая семья, требующая по 18 квадратных метров на человека... И, что примечательно, все это успевает случиться за очень короткий срок - видно, удача сопутствует им во всех начинаниях. В результате счет лишних метров, которыми департамент обязан обеспечить переселенцев, идет уже не на десятки, а на сотни.

Арифметика любви
Фиктивный брак - штука труднодоказуемая. Ну и что, что разница в возрасте 20-30 лет? Вспомним очаровательную историю Рэя Бредбери про «Вино из одуванчиков» или - живой пример! - нашего неувядающего классика Сергея Владимировича Михалкова, дай бог ему здоровья и энергии. Но вот в истории семьи Лебедевых лирическую ноту обнаружить трудно.
Лебедева-старшая жила со своими двумя дочерьми и тремя внучками в служебной двухкомнатной квартире на 45 квадратных метров на улице Юных Ленинцев. Затем она вышла замуж за некоего господина Аракеляна, которого, естественно, вместе с его тремя детьми зарегистрировала на своей площади в подлежащем сносу доме. (Женился Аракелян 6 июля, а 12-го его уже прописали - не удивительная ли скорость?) Ранее тот проживал вместе с предыдущей женой на Волгоградском проспекте, также в доме, определенном под снос. Но когда выяснилось, что дом не отселяется, он сразу же развелся со своей женой и зарегистрировал брак с госпожой Лебедевой. Дочь Лебедевой - Смирнова, мать троих детей, выходит замуж за господина Аваляна, который вместе с собой прописывает и свою дочь. Вторая дочь Лебедевой вот-вот родит, и единственное ее желание - уехать подальше от всего этого семейства в отдельную квартиру.
А теперь давайте приблизительно посчитаем, что было и что получилось. Значит, так: Лебедева, да дочки, да внуки - семь человек. Аракеляны, Аваляны и молодое поколение - еще шесть. И на этих шестерых полагается (помножим на 18) - 108 метров площади!
В случае с Лебедевой, после долгих судебных разбирательств, Управлению все-таки удалось победить. Помог такой нюанс. Оказалось, что Аракеляна в свое время выписывали с Волгоградского проспекта на постоянное место жительства - в Армению. Каким чудом он впоследствии зарегистрировался на улице Юных Ленинцев в качестве москвича - осталось загадкой. В результате семья Лебедевых получила три квартиры - две однокомнатные и одну трехкомнатную - на четверых. А так бы пришлось давать еще три квартиры. (Площадью обеспечили только ранее проживавших в квартире.) В дальнейшем Аракеляны и Аваляны были выписаны в Московскую область, без предоставления им жилья).

Номер не прошел
76-летний инвалид Великой Отечественной войны, обеспеченный жилой площадью, недавно привез в столицу молодую жену - уже с двумя детьми. По утверждению супругов, дети его. Теперь семья требует предоставить им площадь с учетом льгот, полагающихся инвалиду войны.
Уроженец Новороссийской улицы привез в однокомнатную квартиру с Украины женщину с дочерью. Зарегистрировал брак, как положено.
Площадь приватизировал, развелся и две трети квадратных метров продал бывшей супруге - в надежде получить две отдельные квартиры. (Дом, естественно, отселялся). Но Управление Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы в Юго-Восточном округе суд выиграло: дали однокомнатную квартиру - делитесь, как хотите. Потому что собственнику полагается предоставить ровно такую площадь, как он имел. Не учтя этого момента, наследники Остапа Бендера там же, на Новороссийской улице, купили двухкомнатную квартиру на пятерых, рассчитывая получить три отдельные квартиры. Номер не прошел.

Играем «в штирлицев»
Бывают случаи, когда пожилые люди прописывают к себе внуков - по уходу за престарелыми. Как только начинается процесс отселения, бабушка с дедушкой уже не нужны, за их здоровьем смотреть не надо, и внуки требуют себе отдельную квартиру. Жительница практически полностью отселенного дома, желая взять власть измором и заставить удовлетворить свои запросы, посадила специально вывезенную из деревни мать держать оборону, а сама «ушла в бега». Сотрудники управления вместе с участковым по осенней слякоти, под дождем, устраивали засады, словом, вовсю играли «в Штирлицев», чтобы только вручить ей повестку в суд...
Подобных историй море. Копаться в них не приятней, чем в корзине с чужим грязным бельем. Но другим способом, похоже, драгоценные квадратные метры, которых так ждут очередники районов (а сейчас получают площадь те, кто встал на учет в 1982 году), не отстоять. Бывает, человек судится с властями на всякий случай - а вдруг удастся что-нибудь да выгадать? Адвокат, к примеру, сказал, что дело выеденного яйца не стоит, и обещал победу. Продолжаются долгие судебные разбирательства.
Человек сидит в опустевшем доме. ДЕЗ его обслуживает. Идут большие расходы на коммуникации, охрану, задерживается новое строительство... Полгода сидит чудак - вбил себе в голову, что ему на одного, скажем, положена 2-комнатная квартира, а город несет убытки.
- Ко всем рассказанным выше ситуациям мы подходили индивидуально, по-человечески, - заверяет Валентина Александровна Рослякова, начальник Управления Департамента жилищной политики в ЮВАО. - Но порой люди ведут себя крайне вызывающе. Скандалят, оскорбляют сотрудников управления, бывают случаи не только угроз, но физического оскорбления - рукоприкладства со стороны непомерно разбушевавшихся жильцов, стремящихся получить от властей лишнюю квартиру.
Все описанные случаи говорят только об одном - слабой правовой базе, которой не хватает судьям для того, чтобы пресекать разыгравшиеся аппетиты гостей столицы, желающих воспользоваться случаем для того, чтобы получить несколько квартир при сносе пятиэтажных и ветхих домов.
А вот кто защитит москвичей, по двадцать с лишним лет терпеливо ожидающих своей очереди?

Мария Анисимова