Вытянуть счастливый билет поможет новая жилищная программа

Программа «Молодой семье – доступное жилье» вызывает споры, дискуссии и даже, что греха таить, конфликты. Это не удивительно – все новое приживается с трудом. Но караван, тем не менее, идет, и сегодня мы расскажем вам о ребятах, отважившихся воспользоваться шансом, который им предоставляет город.

Молодая семья

Наташа и Андрей Дуненковы поженились два с половиной года назад, когда были еще студентами. Сейчас Наташе 23 года, ее работа имеет непосредственное отношение к теме этой статьи: она трудится в объединении молодежно-жилищных кооперативов (ОАО МЖК «Фармагрупп»). Андрею 26 лет, он работает в ФСБ, то есть бюджетник. Как и у большинства молодых семей, квартирный вопрос у них стоит очень остро. За недолгое время они сменили три места жительства, изрядно понервничали, переезжая с места на место, поистратились на перевозке вещей, но главное – нигде не чувствовали себя спокойно и уверенно, как должен ощущать себя человек дома.

Узнав о программе «Молодой семье – доступное жилье», они тут же решили принять в ней участие. Тем более что программа позволяет с помощью города приобрести квартиру на льготных условиях по цене примерно в два раза ниже рыночной. Наташа считает, что для молодых москвичей участвовать в этой программе – «все равно, что вытянуть счастливый билет».

О том, как живется молодой семье, рассказывает сама Наташа.

Коммуналка – это не коммуна

Я никогда не жила в коммуналке, пока не вышла замуж. Слышала о коммуналках от бабушки и дедушки. Первое время после женитьбы они жили в бараке, потом в коммунальной квартире. В детстве дедушка был самым моим близким другом. Он работал на Метрострое бригадиром проходчиков. Его бригада строила станции «Арбатская», «Свиблово», «Каховская». 35 лет проработал мой дедушка, Смирнов Анатолий Николаевич, на Метрострое. Был награжден орденом Ленина. И еще одной наградой его отметили – дали квартиру в Метрогородке. Трехкомнатную, хоть и малогабаритную. По тем временам квартира была роскошная. Потом мама вышла замуж, и родилась я. Но что-то не сложилось у родителей, и они расстались. Когда в нашем доме появился мой второй папа, мне было лет шесть. Дедушка к тому времени получил двухкомнатную квартиру на «Коломенской», и они с бабушкой переехали.

Замуж я вышла довольно рано, в двадцать лет. Училась в то время в институте на вечернем отделении. Платить за учебу в институте приходилось немного, 700 долларов в год, но их тоже надо было заработать. У родителей денег не брала, хотя они мне никогда не отказывали.

Взяли меня в итальянскую фирму менеджером по продаже электроустановочных товаров. За четыре года, что я там проработала, многое узнала, могу теперь сама электропроводку провести. Да и зарплата на фирме хорошая, вместе с премиями получалось в месяц долларов 500–600.

Андрюша, мой избранник, в то время тоже учился, в МАИ. Подрабатывал в частной фирме по сборке кухонных гарнитуров. Заработки были неплохие. Свадьбу отметили в ресторане, но довольно скромно. Значительно дороже (в 2,5 тысячи долларов) обошлись приготовления к семейной жизни. На Таганке у Андрюшиных родителей была комната. Там мы и собирались жить. В этой комнате прошло все детство Андрея. В 90-е годы его родители купили квартиру в Митине. Повезло им сказочно. За «двушку» в 52 квадратных метра они заплатили всего 11 тысяч рублей. И только они получили ордер в ЖСК, как грянули перемены, и квартира стала стоить 30 тысяч. За балкон, который пристроили строители по их заказу, они заплатили уже значительно больше, чем за квартиру.

Комната, в которой мы собирались жить, была большая, светлая, почти 20 квадратных метров. В свое время отец там паркет положил. Готовили мы комнату старательно, думали не один год там провести: купили обои, сделали ремонт. И на второй день после свадьбы переехали. Обставили ее по своему вкусу. Старые вещи от родителей брать не хотелось, купили на свои сбережения все новое: мягкую мебель, люстру, бра, импортную стиральную машину, кухонный набор, стол со стульями, печку микроволновую, и так, по мелочам – занавесочки, картинки. Мои родители подарили к свадьбе телевизор, а Андрюшины – холодильник. Была у нас мысль: а вдруг удастся договориться с соседями и расселить коммуналку.

Неуступчивые соседи

Дом пятиэтажный, кирпичный, сносу не подлежит, сто лет еще стоять будет. Раньше все квартиры в нем были коммунальные (сюда людей переселяли из барака), а теперь только эта коммуналка и осталась. Но из нашей затеи ничего не вышло. Другие квартиры расселили, а здесь люди оказались неуступчивые. Как заметил один риэлтор, с запросами, когда за одну комнату хотят получить двухкомнатную квартиру, да с большой кухней, расселить коммуналку невозможно. В квартире четыре комнаты. В одной из них – тетя Ася с дочкой. Тете Асе за пятьдесят, живет она в этой квартире уже сорок лет. Человек она нездоровый, что-то у нее внутри болит. Дочка взрослая, ей 25 лет. В двух других комнатах (прежние соседи их приватизировали и продали, когда поняли, что по-другому выехать из коммуналки не получится) – еще две семьи. В той, что поменьше – супруги, которым лет по тридцать, и их семилетний сын. В третьей комнате, на 16 метрах, поселилось пять человек: родители и трое их взрослых детей! Получается, что в квартире находится двенадцать человек.

Кухня в этой квартире небольшая, всего 10 метров, столы поставить негде. В часы «пик» к плите не подойдешь. Ужинали мы зачастую поздно, я из института возвращалась в 11 часов вечера. Сидим на кухне, а впритык к нашему столу – соседский, и на нем пепельница с окурками. Раз переставила ее на противоположный край стола, смотрю, на следующий день пепельница опять на прежнем месте. Второй раз переставила, может, думаю, человек поймет, что нам это неприятно. А соседка говорит мне: «Не трогай пепельницу, а то милицию вызову».

Я человек не брезгливый, но люблю чистоту. «Бзик» у меня такой, все мыть, пыль вытирать. Но за всеми постоянно убирать не могу, просто физических сил не хватает. А представления о чистоте у всех разные. Сколько ванну не трешь, а риск подхватить какую-нибудь инфекцию остается. Мы никогда ванну не принимали, не садились в нее, ни в коем случае, только душ. И то голыми ногами не вставали, чтобы какой-нибудь грибок не подхватить, стелили полотенце.

Так мы прожили, а точнее промучились два года, больше не вытерпели. И переехали к моей маме, в ту квартиру, которую еще дедушка получал.

С родителями хорошо рядом, но не вместе

Родителей своих я очень люблю, они прекрасные люди. Мы никогда не бедствовали. Мой второй папа (он меня вырастил и воспитал) – бурильщик, по вахтовому методу работает. Месяц живет на Севере, месяц – в Москве. Кстати, я его сама выбрала маме в мужья. Сначала я познакомилась с ним и подружилась, была тогда совсем маленькая, а потом мама.

Квартира у родителей трехкомнатная, но крошечная. Всего 54 квадратных метра, комнаты – 14, 11 и 9 метров, да еще и проходные. В большой комнате – родители, сестра Анечка в самой маленькой, а мы – в средней. С одной стороны, жить с родителями легче. Мама всегда может помочь, если я не успеваю что-то сделать. Отношения у нас в семье теплые. Мама очень по-доброму относится к Андрею. От нее никогда не услышишь: «Почему он тебе не помогает?» Наоборот, заботится: «Наташа, сейчас Андрюша придет, ужин приготовь». Муж мой говорит, что ему с тещей повезло. Сестренка Аня обожает Андрея, и папа к нему хорошо относится. И все-таки чувствовали мы себя немного стесненно. Родители ведь видят все и переживают из-за любого пустяка. Я поняла, что с ними лучше жить рядом, в одном доме, например, но не вместе, не в одной квартире.

И мы опять переехали в коммуналку, в комнату на Коломенской, поближе к моим бабушке и дедушке. Они уже старенькие, бабушка тяжело болеет, им наша помощь нужна. Еще до дефолта мои родители совсем дешево купили эту комнату. Квартира малонаселенная, трехкомнатная. У нас комната 18 метров, в других живут две семьи – молодые родители с ребенком и пожилые супруги. Небольшой ремонт комнаты и переезд обошлись нам недешево, долларов в 400.

Единственный шанс

Когда мы узнали о программе «Молодой семье – доступное жилье», сразу загорелись. Для нас это единственный шанс заиметь свою квартиру. Родители нас поддержали: «Давайте, копите, мы со своей стороны все сделаем…» В МЖСК «Преображенка» однокомнатных квартир нет. Решили приобрести двухкомнатную – 66 квадратных метров. Есть там двухкомнатные и поменьше – 56 квадратных метров, но мы выбрали побольше в расчете на будущего ребенка. Стоить квартира будет чуть больше 40 тысяч долларов. Первый взнос – 30 процентов, на это у нас деньги найдутся. Есть небольшие накопления – около 10 тысяч долларов. Правда, сейчас я на новом месте получаю поменьше (приблизительно 350 долл.), да и у Андрюши зарплата всего 6 тысяч рублей, но все равно копим на квартиру. Очень не хочется брать «взаймы» у банка. Условия, по которым банки предлагают молодым семьям кредиты, будут щадящие. Но даже в этом случае я переплачу за квартиру в виде процентов 10 тысяч долларов. Это очень много. Мы решили поднапрячься и, если получится, сразу заплатить полностью. Спасибо родителям Андрюши, они нам разрешили продать комнату на Таганке. Думаем, что за 18 тысяч долларов она уйдет. Видимо, придется продать и комнату на Коломенской.

Раньше я о собственной квартире не задумывалась. Зачем думать о несбыточном – дорого, а поэтому нереально. И копить деньги на жилье не было смысла: зачем себе во всем отказывать ради призрачной квартиры, которую я не смогу купить? При всем желании накопить на собственное жилье я бы не смогла. Если бы мы знали о программе «Молодой семье – доступное жилье» хотя бы полтора года назад, мы бы жили совсем иначе, могли побольше денег собрать. Шиковать мы и так не шиковали, но и не отказывали себе. Покупали дорогие вещи: мне – шубу и шапку норковую, Андрюше – костюмы, швейцарские часы, бывали в ресторане – отмечали годовщину свадьбы, ходили по театрам. Сейчас думаем, что от многого можно было отказаться. В театры ходим по-прежнему, стараемся там бывать раз в три месяца. Это хорошая эмоциональная подпитка, но билеты выбираем подешевле. А вот никаких больших покупок не делаем, на первое время у нас все есть, главное для нас теперь – квартира. Правда, имеются траты, от которых не откажешься. Очень дорогой у нас транспорт. Тысяча рублей в месяц уходит у меня, чтобы добраться до работы.

Первая очередь комплекса – восьмиэтажное кирпично-монолитное здание. Место выбрано удачное, до станции метро «Преображенская площадь» недалеко. Планировка свободная. Это значит – стен не будет, только два ряда кирпичей определят границы комнат. Предусмотрено два санузла: для хозяев и гостевой. Достраивать и делать отделку придется самим, а это тоже немалые средства. Но у меня много знакомых по прежней работе в разных фирмах, помогут подешевле сделать ремонт. Важно, что у нашей семьи будет своя квартира.

Светлана Амелехина